Общество

Кто и как пропал из топ-10 самых влиятельных и успешных бизнесменов Беларуси

Какие из белорусских бизнесов, некогда образовывавших казавшиеся вечными империи, не смогли пережить последние 10 лет.

28 августа 2021, 21:00
Общество ex-press.by
0

В июле экономический суд Минска вынес решение по одному из самых громких в своей практике дел в последнем десятилетии: признал экономически несостоятельным и ввел санацию в холдинге «Трайпл» Юрия Чижа. Санация продлится до середины следующего года, но, похоже, не для того, чтобы спасти компанию некогда самого влиятельного бизнесмена страны. Она необходима для увеличения шансов, что «Трайпл» и Чиж рассчитаются по своим огромным долгам с большинством кредиторов.

Газета «Белорусы и рынок» вспомнила, какие из белорусских бизнесов, некогда образовывавших казавшиеся вечными империи, не смогли пережить последние десять лет. В 2011 году «Ежедневник» опубликовал очередной топ самых влиятельных и успешных бизнесменов Беларуси. Мы изучили, кто и как пропал из него за последнее десятилетие.

Холдинг «Трайпл» со своими филиалами и зависимыми компаниями — пожалуй, самый значимый крах в белорусском бизнесе за последние годы. Называя причины того, что случилось с «Трайплом», эксперты выделяют в первую очередь сам характер этого бизнеса, выстроенного на значительных государственных преференциях, которых лишился Чиж, стратегические и тактические просчеты владельцев и менеджеров, корпоративные конфликты, международные санкции и, конечно же, экономическую среду.

Последняя оказала немаловажное и, возможно, определяющее влияние на все громкие крахи последнего десятилетия. С одной стороны, растущая открытость национальной экономики, с другой — отставание в развитии обусловили увеличение интенсивности кризисов. В первом десятилетии нового века экономика Беларуси пережила один мировой, один региональный и два локальных кризиса.

Список кризисов

Экономический кризис 2011 года носил локальный характер и в первую очередь стал следствием макроэкономических просчетов государственных экономистов. При недостатке внешних источников валюты, причиной которой стала мировая «Великая рецессия», правительство попыталось стимулировать рост внутреннего спроса кредитной политикой и увеличением зарплат в рамках программы «по пятьсот». Это привело к дефициту долларов и евро и в конечном итоге — к утрате контроля над обменным курсом и ускорению инфляции. В течение 2011 года рубль обесценился почти в 2,5 раза, а инфляция выросла более чем на 100 %, означая обнищание населения и крупные проблемы для бизнеса.

Экономический кризис 2014 года был вызван событиями в соседней России — обвалом российского рубля, причиной которого, в свою очередь, стало снижение цен на нефть и введение международных санкций из-за событий в Украине. Максимально завязанная на российский рынок экономика Беларуси просто не могла не пострадать. В декабре 2014 года Национальный банк Беларуси ввел 30-процентный сбор на покупку иностранной валюты. В начале 2015 года сбор этот был отменен, но курс рубля продолжил падение в течение почти всего года, и к концу его национальная валюта подешевела почти на 55 %.

В настоящее время экономика Беларуси пытается справиться с последствиями возникших на исходе десятилетия планетарного бедствия в виде пандемии и очередного локального кризиса, вызванного протестами против результатов президентских выборов. Их последствия ощущают на себе представители абсолютно всех отраслей страны, в том числе и крупные бизнес-конгломераты, часть из которых оказалась еще и под невиданными ранее по масштабам санкциями международного сообщества.

Пефтиев и «Белтех Холдинг»

Первое место в рейтинге «Ежедневника» в 2011 году занимал Владимир Пефтиев — совладелец крупнейшего экспортера вооружений «Белтехэкспорта» и созданного на его базе первого в стране официального холдинга «Белтех Холдинг», объединившего под своей крышей несколько профильных предприятий. Интересы этого самого влиятельного на то время бизнесмена простирались также на телекоммуникации, игорный бизнес, производство алкоголя и недвижимость.

Началом конца его империи стали международные санкции, которые против него лично и нескольких подконтрольных ему компаний во главе с «Белтехэкспортом» были введены в 2011—2012 годах. Так Брюссель отреагировал на результаты президентских выборов 2010 года и последовавшие после них гонения на оппозицию, назвав Пефтиева «главным экономическим советником президента Лукашенко и ключевым финансовым спонсором режима».

Через несколько лет Владимиру Пефтиеву удалось в судах обелить свое имя, удалить его из санкционного списка и даже получить заключение о том, что он никогда в нем не состоял. Но его бизнес-империя распалась.

В 2012 году Пефтиев продал долю в своем главном активе — «Белтехэкспорте». Хозяевами остальных предприятий «Белтех Холдинга» стали новые люди, а сам холдинг фактически распался. У других компаний, которые контролировал Пефтиев, тоже появились новые владельцы, а сам отошедший от дел бизнесмен сконцентрировался на семье, меценатстве и написании книг.

Тютюнов и «Керамин»

В первую сотню самых успешных и влиятельных бизнесменов Беларуси в 2011 году входил генеральный директор «Керамина» Анатолий Тютюнов.

Около пятнадцати лет он был редким примером белорусского «красного директора», который сумел акционировать бывшую советскую государственную собственность и получить над ней контроль. Менеджерские таланты бизнесмена позволили своевременно провести модернизацию производства с применением итальянских технологий, выстроить эффективную сбытовую сеть и сделать «Керамин» одним из лидеров на постсоветском пространстве.

В 2002 году власти отметили управленческие способности Тютюнова и назначили успешного директора и собственника на должность вице-премьера. Это первый и пока единственный в истории независимой Беларуси пример вхождения представителя частного бизнеса во власть.

Но возвышение Тютюнова в конечном итоге отразилось на «Керамине». В 2004 году бизнесмен утратил доверие в верхах и со скандалом отправлен в отставку за неактивное исполнение поручения президента по национализации Светлогорского ЦКК. Обратно на «Керамин» Тютюнова не пустили, а без его непосредственного участия предприятие утратило контроль над многими дилерскими структурами и начало уступать позиции в конкурентной борьбе в странах СНГ. Когда в 2007 году Александр Лукашенко все-таки согласовал возвращение Анатолия Тютюнова на родное предприятие, это уже не могло кардинально изменить ситуацию для «Керамина».

Бизнесмен предпринял несколько попыток выйти из бизнеса через продажу акций инвесторам. Но новым собственником завода стало государство. Весной 2011 года Анатолий Тютюнов получил Орден Почета, а зимой было сообщено о его уходе с завода и увеличении доли государства в капитале «Керамина» с 2,3 до 57 %. Столь резкий поворот был объяснен результатами масштабной проверки, выявившей многочисленные нарушения, включая вывод капитала за рубеж.

По одной из версий, за освобождение от судебного преследования семья Тютюновых отдала государству свои акции.

Чиж и «Трайпл»

Для Юрия Чижа и его бизнеса (в 2011 году он занимал в рейтинге «Ежедневника» второе место) проблемы начались в 2012 году, когда почти на тех же основаниях, что и в случае с Пефтиевым, Евросоюз ввел санкции против него лично и его многочисленных компаний. Следствием санкций стала потеря источников ресурсов, из которых долгое время подпитывались масштабные проекты бизнесмена, а также потеря партнеров и друзей.

Чиж лишился «контракта века» на экспорт нефтепродуктов «Башнефти» на 4,4 млрд долларов, потерял своего партнера Алексея Олексина и давнего друга Владимира Япринцева.

Проблемы холдинга «Трайпл» и зависимых от него компаний усугубил финансовый кризис 2014 года. Большинство строек, которые вел «Трайпл», были заморожены, у многих компаний возникли проблемы с погашением кредитов и платежами контрагентам, некоторые активы были заложены или проданы, чтобы найти ресурсы.

Весной 2016 года Юрий Чиж был задержан по подозрению в неуплате налогов. Но даже его освобождение, которое стало возможным после погашения части ущерба, не стабилизировало ситуацию. В том же году «Трайпл» лишился крупных объектов недвижимости: здание гостиницы у Белгосцирка было выставлено государством на торги, торговые центры (включая «Минск-Арену») из залогов перешли в собственность БПС-Сбербанка, Белагропромбанка и «АСБ Лизинга». Позже по части компаний, включая «Кварцмелпром» и Березовский комбинат силикатных изделий, были возбуждены дела по их экономической несостоятельности. Летом 2020 года дело о банкротстве было открыто и в отношении самого «Трайпла». Как уже говорилось выше, экономический суд Минска принял решение о введении на предприятии санации до лета 2022 года, хотя такие крупные кредиторы, как Белагропромбанк, «Промагролизинг», «АСБ Лизинг» и «Агролизинг», выступали за ликвидацию бизнеса и продажу его активов, чтобы погасить долги.

Лично у Чижа свой фронт: с весны 2021 года он снова находится под арестом, а его имущество описывают судебные приставы.

Новиков и кондитерский холдинг

В 2012 году настал «час икс» для еще одного фигуранта рейтинга «Ежедневника» — кондитерского магната Марата Новикова.

С 1994 года бывший директор универсама «Северный» в Зеленом Луге, в конце 80-х уехавший в США, начал устанавливать контроль над кондитерской отраслью своей бывшей родины. И весьма преуспел в этом.

В формировавшийся им в течение 1994—1999 годов кондитерский холдинг первой вошла гомельская фабрика «Спартак». В 2001 году настала очередь самого известного белорусского производства конфет и шоколада — минской «Коммунарки». Инвестор создал для них единую схему закупки сырья и единую сбытовую структуру. В частности, Новиков наладил поставки продукции «Спартака», «Коммунарки» и «Красного мозырянина» в США. В начале нового тысячелетия белорусская «кондитерка» присутствовала в большинстве русских магазинов Америки от атлантического до тихоокеанского побережья.

Намерения Марата Новикова добавить в холдинг к «Спартаку» и «Коммунарке» остальные кондитерские предприятия власти не поддержали, но зато через свои сбытовые структуры он смог заполучить контроль над их экспортными потоками в Россию. Там бизнесмен в 2000-е годы создал дистрибуторскую структуру «Белкондитер», которая, несмотря на частного собственника, считалась объектом товаропроводящей сети концерна «Белгоспищепром». Некоторое время бизнесмен строил планы по созданию в России розничной сети под брендом «Маратовские». В Беларуси Новиков выкупил гостиницу «Октябрьская» в Гомеле и инвестировал в другие объекты недвижимости.

Либерализация рынка ценных бумаг, вылившаяся в отмену с 1 января 2011 года моратория на отчуждение акций, стала концом кондитерской империи Марата Новикова.

Чтобы не допустить появления сторонних инвесторов в капитале контролируемых им «Спартака» и «Коммунарки», бизнесмен начал скупку акций этих предприятий и увеличил свои доли в фабриках. Однако вскоре появился печально знаменитый указ президента № 107, который задним числом наделил госорганы приоритетным правом на приобретение ценных бумаг производителей пищевых продуктов. Сначала в судебном порядке покупка акций Новиковым была признана ничтожной, а потом государство через допэмиссию довело свою долю в «Спартаке» и «Коммунарке» до контрольной и сместило менеджеров бизнесмена.

Сам Новиков во избежание проблем уехал в США. Он остается миноритарием фабрик и сохранил права на некоторые бренды, под которыми заказывает продукцию на фабрике в Польше и продает ее в России и США. В этих странах Марат Новиков также инвестировал в ресторанный проект «Белорусская хата».

Аверьянов и рынки

Финансовый кризис 2014 года «добил» бизнес «короля рынков» Юрия Аверьянова.

Именно Аверьянов в 1991 году превратил окрестности стадиона «Динамо» в один из крупнейших в стране вещевых рынков и запустил несколько аналогичных площадок в других районах Минска. В 1994 году под напором городских властей он перенес стихийную торговлю под деревню Малиновка, где появилась сначала знаменитая «Автомалиновка», а потом комплекс «Торговый мир — Кольцо». В 1998 году Юрий Аверьянов открыл рынок строительных материалов в Уручье, которым управляла компания «Ростэм». Параллельно бизнесмен сделал серьезные инвестиции в развлекательные заведения. С его именем связаны такие знаменитые столичные проекты 90-х и 2000-х, как «Макс-шоу», «Русалочка», «Акрополь», «Триклиний», «Блиндаж», «Мэдисон-клуб», «Табу» и «Африка».

В начале 2000-х бизнесмен в первый раз оказался в поле зрения силовиков: его подозревали в налоговых преступлениях. Были задержаны и позже осуждены несколько топ-менеджеров автомобильного рынка. Самому Аверьянову удалось выехать из страны и переждать бурю, чтобы через несколько лет вернуться.

В начале первого десятилетия 2000-х бизнесмен попытался соответствовать новым формам торговли и начал перевод стихийной торговли в цивилизованные рамки, строя торговые комплексы в Малиновке и Уручье. Совпадение этого процесса с экономическим кризисом и стремительным развитием новых технологий продаж ударило по его экономическому базису. Задолжав по банковским кредитам, выделенным на строительство аквапарка Dreamlаnd, Юрий Аверьянов в 2015 году эмигрировал во второй раз. Против него вновь было возбуждено уголовное дело в связи с уклонением от уплаты налогов. Правоохранители пытались добиться экстрадиции бизнесмена, но это удалось сделать только в отношении его дочери Виктории. Она управляла развлекательной частью империи отца и в 2020 году за налоговые преступления была приговорена к трем годам лишения свободы.

Компании Аверьянова либо находятся в процедуре банкротства, либо перешли в руки других собственников.

Муравьев и стекольный холдинг

В 2015 году закатилась звезда еще одного крупного бизнесмена, создавшего империю в стекольной отрасли, — Александра Муравьева.

В отрасль он инвестировал с 2002 года, вкладывая деньги, заработанные на продаже кормов.

Первыми активами стали стеклозавод в Елизово и лидская «Белевротара», приобретенные у Алексея Ваганова. Потом на протяжении 2000-х Муравьев запустил Гомельский стеклотарный завод и приобрел стеклозавод «Ворга» в Смоленской области. Бизнесмен вынашивал планы по приватизации «Гомельстекла», строительству нового предприятия под Смолевичами и начал инвестировать в разработку соды под Мозырем.

За короткое время Муравьев стал крупнейшим поставщиком стеклотары на водочные, пивные и консервные заводы и собирался активно развивать продажи на российском и других рынках. Однако планы по покорению России провалились, а с экономическими кризисами 2011 и 2014 годов начались проблемы у стекольных компаний. Все это привело к развалу стекольной империи. Завод в Смоленской области был продан в 2013 году. В 2014-м были признаны банкротами Гомельский стеклотарный завод и «Елипак», а в 2015-м — «Белевротара» и Дирекция строящегося Мозырского содового завода. В 2016 году настал черед главного стекольного актива Александра Муравьева — «Стеклозавода «Елизово».

Серьезным обременением для бизнесмена стал завод «Мотовело», который он приобрел у государства в 2007 году, обязавшись вложить крупные средства в восстановление его былой славы. Большие надежды Муравьев возлагал на территорию в центре Минска, которая досталась ему вместе с заводом. Ее освоение с привлечением российского парт­нера должно было стать источником средств для модернизации «Мотовело». Но покупка завода пришлась на неудачное время: Россию серьезно затронул глобальный экономический кризис конца 2000-х. И под грузом его последствий российские инвесторы утратили интерес к долгосрочным проектам в Беларуси.

История хозяйствования Муравьева на «Мотовело» в итоге стала причиной его задержания в минском аэропорту в 2015 году и осуждения через два года на 11 лет колонии. Часть его стекольных предприятий прекратила существование, часть перешла в руки государства. Производство мотоциклов и велосипедов тоже вновь стало государственным делом, которым занимается новое юрлицо — «МотоВелоЗавод» под началом бывшего минского мэра Николая Ладутько.

Алесь Свиридович, «Белорусы и рынок»

 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер