Общество

Быковский: «Борьбы за власть по-прежнему нет. Возлагать надежды на то, что режим самостоятельно взойдет на эшафот, думаю, не стоит»

EX-PRESS.BY подводит итоги года вместе с с медиаэкспертом и политическим обозревателем Павлюком Быковским.

Общество ex-press.by
0

Какие события в стране и мире повлияли на жизнь беларусов в уходящем году? Кого можно назвать человеком года в Беларуси? Можно ли рассчитывать на кардинальные изменения в 2022 году? EX-PRESS.BY подводит итоги года вместе с с медиаэкспертом и политическим обозревателем Павлюком Быковским.

— Какими важными политическими событиями внутри Беларуси отметился уходящий год?

— Протесты 2020 года я не рассматриваю как революцию ни в понимании Ханны Арендт, ни Теды Скочпол, ни Крейна Бринтона. Классики под революцией подразумевают «успешно завершившееся восстание» и «достижение власти революционерами» и спорят лишь о том, какой успешный вариант разрешения политического конфликта можно назвать революцией. Как правило, помимо победы как необходимого условия предполагаются радикальные изменения: установление нового порядка, идеи «свободы» или исправление социоструктурной дисфункции — достижение «справедливости». События 2020 года —  это скорее пробуждение широкого общества.

Так или иначе протесты стали своего рода занозой для правящего режима, а уже его реакция, подавление протестов в 2021 году — тем способом решения проблемы, каким его понимала охранка Александра Лукашенко.

Поэтому откровенная зачистка всего автономного гражданского общества и независимых СМИ может рассматриваться как грубый способ достать такую занозу. Однако такая операция не эффективна с точки зрения долгосрочной: любви общества к Лукашенко не прибавиться, закатанные в асфальт протестные настроения остались.

—  Какие события в мире в 2021 году оказали или окажут в будущем значительное влияние на Беларусь?

—  В 2021 году мир научился сосуществовать с коронавирусной инфекцией. Это не значит, что все решения принимались рационально, но это уже не истерика 2020 года. Последствия для мировой экономики и экономики Беларуси огромные, последствия для возможности реализации прав граждан, в частности, на свободу перемещения тоже огромные.

В целом можно говорить о том, что и с точки зрения экономики, и с точки зрения соблюдения прав человека уже есть понимание, как ситуация может развиваться дальше. Все это, безусловно, влияет и на отношение к Беларуси, но белорусский кризис сейчас не самый первый в перечислении проблем, которые волнуют соседей.

Второй важный фактор – миграционный кризис на границе Беларуси и Европейского союза. Он находится на уровне региональной безопасности и, судя по всему, заканчивается. Тем не менее, он привел к тому, что если на территории Европейского союза и были адвокаты белорусского правящего режима, готовые оправдывать действия Александра Лукашенко и призывать вступить в переговоры, то сейчас им приходится намного сложнее.

Еще, наверное, в ряду международных событий надо выделить усиление санкций в отношении белорусского правящего режима. Пока прямого эффекта от этих санкций может быть и не видно, но надо ожидать что они будут достаточно болезненными.

— Кого, на ваш взгляд можно назвать человеком/людьми года в Беларуси?

— Год назад я говорил, что таким званием можно отметить весь белорусский народ. Сейчас у меня нет ответа на вопрос. Есть люди, которые стали политзаключенными. Но у нас их слишком много, для того чтобы выделить какую-то одну фигуру или даже просто группу людей. Если говорить о других людях, которые проявили себя в 2021 году, то я, честно говоря, теряюсь, потому что подавление протестов привело к тому, что многие активности стали анонимными, и эта анонимность мешает выделять персоны.

— Какие государственные органы, политические партии, общественные объединения, структуры, НГО оказали самое большое влияние на развитие внутриполитической ситуации в стране, а также на ее имидж за рубежом?

— В настоящее время пространство для публичной деятельности автономных структур гражданского общества и политических партий сокращается. Мы больше знаем о том, какие репрессии в отношении их применяются, чем о том, что они делают. Но на самом деле правозащитники, такие инициативы как ByPol, ByHelp действуют эффективно. Наверное, именно их надо отметить.

— После спада протестного движения в конце 2020 года многие возлагали большие надежды на 2021, называя его годом победы над диктатурой. Следует ли надеяться беларусам, что в 2022 году что-то кардинально изменится в их жизни?

— Я повторюсь, что не считаю происходящее в 2020 году революцией. Были протесты, но не было борьбы за власть. Борьбы за власть нет по-прежнему, соответственно, возлагать надежды на то, что режим самостоятельно взойдет на эшафот и покончит с собой, думаю, тоже не стоит. Санкции могут подталкивать правящий режим к сделкам по каким-то тактическим вопросам, к торговле политзаключенными, но даже это произойдет только в том случае, когда в ответ будет предлагаться что-то значимое для режима.

Сегодня мы видим попытку перезапуска политической системы, которую выстраивает Александр Лукашенко. Это происходит под влиянием России, но он это делает силами своих подчиненных и преследуя свои цели. И очень важным будет не то, что просили сделать в Кремле, а та конфигурация системы, которую построят в Беларуси.

Из имеющихся утечек проекта поправок в Конституцию возникают сомнения в том, что есть стройный текст основного закона, что в нем будет реально описана трансформация режима. Фактически мы можем столкнуться с консервацией ситуации, когда Александр Лукашенко так или иначе является единственным актором, как бы ни назывался государственный пост, который он будет занимать. И дальше возникает вопрос: останутся ли силовики основной опорой Александра Лукашенко либо он вернется к опоре на хозяйственников и тогда, возможно, произойдет некоторая нормализация положения. Пока силовики остаются во главе системы и когда наступят изменения — непонятно.

Вместе с тем надо сказать, что несмотря на массовые репрессии и впечатление, что все уже зачищено, на самом деле это не так. Продолжают работу многочисленные автономные структуры гражданского общества, независимые медиа несмотря на то, что они находятся в сложной положении. Однако при первой же возможности легализоваться они восстановят и расширят свою деятельность.

Уже очевидно, что государство собирается противопоставить им так называемые ГОНГО —  организованные при его непосредственном участии негосударственные организации, которые попытаются заменить собой независимые структуры гражданского общества. Особенно такой крен возможен в сфере деятельности социальных организаций, где проблемы надо решать ежедневно.

Я не берусь сказать, что в ближайшее время обязательно что-то будет кардинально меняться. Хотя возможности кардинальных изменений действительно существуют, они обоснованы, но их невозможно просчитать исходя из имеющихся тенденций.

— Что бы вы пожелали беларусам в Новом 2022 году?

— Желаю всем здоровья, личной безопасности, благополучия в семьях. И желаю, чтобы то, что мы все считаем особенно важным, особенно значимым, чтобы те мечты, которые нас объединяют, получили возможность для реализации.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
мирный протест
революция
итоги года
Лукашенко
режим
независимые СМИ
Павлюк Быковский
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter