Общество

Что читают и смотрят белорусы после разгрома независимых СМИ

Для независимых редакций, условия работы которых и раньше были далеко не благоприятными, последний год стал годом эмиграций, кризисов и реальных тюремных сроков.

Общество gazetaby.com
0

О последних тенденциях в белорусском медиапространстве и о том, что ждет медиаполе Беларуси в следующем году, рассуждает на DW Леся Рудник, исследовательница Центра новых идей.

За последний год белорусское информационное пространство изменилось: стало более контролируемым, цензурируемым и просто бедным. Сначала репрессии против отдельных журналистов, потом закрытие крупнейшего в стране новостного портала, затем признание других изданий экстремистскими. Для независимых редакций, условия работы которых и раньше были далеко не благоприятными, последний год стал годом эмиграций, кризисов и реальных тюремных сроков.

Два медиавакуума

Репрессировав свободную журналистику, власти не просто выдавили независимые издания в социальные сети, но и лишили сами себя доступа к качественной информации.

В условиях, когда государственные СМИ занимаются только медийной поддержкой власти, а еще не закрытые СМИ публикуют статьи о новых ресторанах в Минске, замалчивая любые «щекотливые темы», качество журналистики стремительно падает. Медийный вакуум, который создает такая «разрешенная» журналистика, ставит под вопрос пользу существующей журналистики для общества, да и для самого режима.

«Неразрешенная» же журналистика – это другой вакуум. Невозможность получать комментарии чиновников, присутствовать на пресс-конференциях и государственных мероприятиях усложняет отражение позиции действующей власти в независимых СМИ. Независимым медиа остается освещать позиции тех, кто согласен с ними говорить.

Эти два вакуума создают серьезную проблему для потребителей новостей и отражают поляризацию общества. С одной стороны – лояльная власти аудитория, которая еще готова смотреть новости на телевидении или читать государственные газеты. С другой - протестная и нейтральная аудитория, которая потребляет новости привычных им изданий, но уже в соцсетях.

По результатам исследования Народного опроса, протестная аудитория читает новости либо в соцсетях (84%) и на новостных сайтах (70%), либо смотрит их на YouTube (75%).

Но при этом количество просмотров белорусских каналов на YouTube снижается, почти в два раза за последний год. В ноябре 2021 года – это 51 миллион просмотров, в мае 2021 - 63,5 миллиона, тогда как в сентябре 2020 эта цифра была 104 миллиона.

Перемещение независимых СМИ в социальные сети и конкуренция с блогерами, каналами, ранее не являвшимися редакциями, актуализирует запрос аудитории на проверку информации. Результаты исследования Народного опроса уже указывают на потребность в фактчекинге. Так, 84% проверяют другие источники информации, а 35% полагаются на картинку с места событий, чтобы убедиться, что информация достоверная.

Между российской и китайской моделью

Хотя Лукашенко обещал заняться изучением опыта Китая по урегулированию информационного поля, мы еще очень далеки от той развитой системы контроля над медиапространством, которая есть в КНР.

Китайский интранет, альтернатива всем популярным мировым мессенджерам и система цензуры со специальными аудиторами, которые проверяют контент через 73 тысячи кодовых слов, – это слишком дорого для уже и так экономически уязвимой страны, как в человеческом, так и в финансовом плане.

«Российская» модель медиарегулирования для Беларуси будет скорее либерализацией. Да, законы об иностранных агентах накладывают на независимые российские СМИ обязательства публиковать материалы с многострочной ремаркой о том, что «материал произведен иностранным агентом…», но читать «Дождь» или «Медузу» в России все еще можно без VPN.

Когда белорусские законы об экстремизме изменили, было понятно, что власти ищут дешевый и быстрый инструмент для нейтрализации независимых медиа. Я уже говорила о том, что после обновления законов об экстремизме списки экстремистских изданий стали «нормальностью».

Но в отличие от России власти в Беларуси пошли дальше – на массовые аресты за комментарии в соцсетях и другие санкции против аудитории независимых изданий. Российская модель бьет в производителя контента, а в Беларуси удар принимают и его потребители.

Что ждет медиаполе Беларуси?

Ресурсов на «армию цензоров» и создание альтернативных социальных сетей у режима нет, адаптация российской модели – будет скорее шагом слабости для режима, поэтому режим продолжит использовать человеческий ресурс для подавления любого альтернативного контента через признание изданий, сайтов, каналов экстремистскими и репрессии против оставшихся журналистов и индивидуальных пользователей.

Аудитория, скорее всего, продолжит поляризироваться. Хотя часть нейтральной аудитории может перейти в российское медиаполе, тем более, что предложения о совместном российско-белорусском медиахолдинге уже звучали.

Но важно, что инструменты цифровой безопасности и гигиены, новые способы обхождения блокировок позволят белорусам в стране получать доступ к независимой журналистике, потому что ресурсов на системный контроль над индивидуальными пользователями у режима нет.

В долгосрочной перспективе поляризация аудитории вместе с последствиями политического кризиса приведет к еще большему недоверию белорусов к телевидению, газетам и радио. Чтобы исправить это, в новой Беларуси медиаредакциям и специалистам придется приложить серьезные усилия. 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
СМИ
репрессии
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter