Общество

Наумчик: Борьба с национальной символикой вышла на новый уровень

"Скоро мы увидим новые фальсификации многострадальной белорусской истории".

Общество ex-press.by
0

Посольство Беларуси в Киеве направило в МИД Украины ноту, в которой национальная символика названа "символикой белорусских коллаборационистов и служников Третьего Рейха", пишет политический аналитик Сергей Наумчик.

Когда Лукашенко говорит, что он не воюет с женщинами — сотни женщин находятся за решеткой за свои политические убеждения, тысячи — прошли через «сутки», штрафы и издевательства силовиков.

Если Лукашенко провозглашает "год народного единства" — непрерывно увеличивается количество семей, разъединенных то ли тюрьмой, то ли эмиграцией.

Если Лукашенко называет нынешний 2022-й "годом исторической памяти" — нет сомнения, что усилится процесс истребления национальной памяти.

Процесс этот начался с так называемого референдума в 1995-м, который был назначен и проведен с нарушениями Конституции и законов, тогда исторические национальные символы были заменены квазисоветскими (проекты которых, как потом выяснилось, были намалеваны полупьяными соратниками Лукашенко после банкета у митрополита Филарета).

Но за 25 лет, что прошли с момента, когда на крыше президентской администрации был разорван бело-красно-белый флаг, а из Дома правительства сбросили «Погоню», из народной памяти эти символы властям сокрушить не удалось — сотни тысяч белорусов в августе 2020-го вышли под национальными флагами. Такого их количества Беларусь, возможно, не видела никогда — даже в начале 90-х.

"Мы уберем этот флаг красиво", — заявил тогда Лукашенко. Обысков, арестов, избиений, приговоров показалось недостаточно, и теперь под борьбу с национальными символами подводится «правовая» и «историческая» база.

В ноте, которую посольство РБ в Киеве направило в МИД Украины, бело-красно-белый флаг и "Погоня" названы «символикой белорусских коллаборационистов и прислужников Третьего Рейха».

Такие формулировки из уст и пропагандистов, и провластных историков, и самого Лукашенко звучали и раньше, но впервые они использованы в официальном заявлении государственного учреждения.

Это означает, что борьба с национальными ценностями выходит на качественно иной уровень, и скоро мы увидим новые фальсификации многострадальной белорусской истории и новые издевательства над тем, что для любой нации является святыней.

Для нынешней власти история Беларуси начинается с "Великой Отечественной войны" (используется формулировка советских времен). Это, правда, нарушает логику, так как вступает в некоторое противоречие с прежними датами — скажем, с революцией 1917-го, в честь которой существует государственный праздник, или с учреждением в 1918 ВЧК, "славные традиции" которой продолжают нынешние чекисты, свидетельство чему — отчеты правозащитников. И даже с выборами в 1994-м, от которых предлагается отсчитывать современную белорусскую государственность.

Но, перефразируя, "иногда бывает не до логики".

И поэтому отсчет войны ведется с 22 июня 1941 года, а не с момента подписания пакта Молотова-Риббентропа (а фактически Гитлера-Сталина) в августе 1939 и нападения на Польшу. Не говорится ни о поставках СССР стратегически важного сырья третьему Рейху в момент, когда Гитлер оккупировал Бельгию, Данию и Францию, ни о жертвах бомбардировки люфтваффе городов Великобритании — при политической поддержке Кремлем нацистского Берлина.

Не говорится, так как никак не вписывается в клише, разработанные еще в советские времена и закрепленные путинской пропагандой.

А как быть с политической ответственностью Москвы за то, как быстро, в течение нескольких недель, оставили территорию БССР нацистским оккупантом — вместе с миллионами белорусов?

И кто из пропагандистов пояснит, входят ли в число "коллаборантов" учителя белорусских школ, которые в 1941-1944 учили детей, медики, лечившие людей, те, кто пек хлеб — все, кто пытался как-то наладить существование мирного населения на оккупированной территории?

Что делали бы люди без этих коллаборантов, как выживали бы в условиях, когда советское правительство оставило их на смерть?

Ответов на эти вопросы мы, убежден, не услышим.

Что же касается вопроса, почему оккупанты разрешили использование национальных символов, то ответ давно дан. И ответ этот Лукашенко слышал — в Овальном зале 19 сентября 1991 года, когда бело-красно-белому флагу и «Погоне» придавался статус государственных символов.

В своей книге «Дзевяноста першы» я цитирую выступление на сессии бывшего председателя Президиума Верховного Совета БССР (а еще раньше — первого секретаря Минского горкома КПБ) Георгия Таразевича, здесь приведу несколько предложений:

«...Фашистские пропагандистские службы действовали очень ловко и хитро. Те деятели использовали историческую национальную символику не только у нас в Беларуси, но и практически во всех оккупированных странах...

Делалось это для того, чтобы в чисто пропагандистских целях завоевать общественное мнение, доверие, чтобы привлечь население на свою сторону и показать себя с лучшей стороны перед мировым сообществом. На нашей земле это было тем удобнее и выигрышнее, поскольку здесь в свое время настойчиво отрицалась старая историческая символика и повсюду вводилась новая.

Помимо сказанного, эти примеры показывают только то, на мой взгляд, что эта символика реальна и в свое время исторически была общепризнана. Каких-то других национально-исторических символов (более популярных, более распространенных), Беларусь не имела. И самое главное: то, что издавна принадлежит народу, никому никогда нельзя ни запятнать, ни забрать, ни изменить".

Так говорил Георгий Таразевич, который, между прочим, стоял у истоков современной белорусской дипломатии (в начале 90-х был заместителем министра иностранных дел Беларуси, затем — послом в Польше).

Сомневаюсь, однако, что нынешние белорусские дипломаты прислушаются к его словам — скорее всего, вскоре акции активистов белорусской диаспоры и в других европейских странах будут сопровождаться обращениями посольств РБ с констатацией, что они проводятся под «символикой коллаборантов».

Но тех, кто отдает соответствующие команды посольствам (почему-то мне думается, что формулировка разработана не в МИД, а в другом ведомстве), ждет разочарование.

Практически во всех европейских странах национальная символика во время Второй мировой войны использовалась и оккупантами, и коллаборационистами, о чем резонно напоминал Таразевич. И нигде это не повод ни для отказа от ее употребления в качестве государственной, ни для даже сомнения в ее исторической ценности.

Запрещена только нацистская символика. А также (в некоторых странах, где пришлось жить при коммунистическом режиме) - и советская. Очень похожа на ту, которая в Беларуси с 1995 года считается государственной.

В частности, в последнее время сам Лукашенко все чаще оказывается под флагом, под которым армия Власова воевала на стороне Гитлера против Красной Армии. Красно-сине-белый триколор стоит на всех встречах Путина и Лукашенко как государственный флаг Российской Федерации.

Стоит ли ждать соответствующей ноты посольства РБ в Москве?

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
наумчик
диктатура
погоня
БЧБ флаг
террор
лукашенко
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter