Общество

«Если опасность реальная, то надо уезжать, чтобы сохранить себя». История беларуса, который присоединился к забастовке на «Гродно Азот»

Его уволили, зная, что в то время он был на больничном, а потом задержали.

Общество ex-press.by
0

Гродненец Алексей Сидор никогда не мечтал уехать из Беларуси. Напротив, в августе 2020 года он, как и многие тысячи белорусов, еще надеялся на перемены в стране после справедливого подсчета голосов на президентских выборах. Тогда 26-летний Алексей работал на «Гродно Азот», его жена была беременна первым ребенком, и все их планы были связаны с родной страной. Сейчас вся семья Алексея живет в Варшаве. Cвою историю Алексей рассказал EX-PRESS.BY.

— 9 августа я проголосовал и пошел на работу в ночную смену, — рассказывает Алексей. — У меня на телефоне был VPN, и 10 августа после работы я пошел на нашу улицу Советскую — раздавать его людям, чтобы они тоже видели, что происходит в нашем и других городах. Часов в 10 вечера во время митинга меня задержали. Отпустили в тот день быстро, где-то в 3 ночи, даже не оформили протокол.Это было неожиданно.

Просто узнали, что азотовец, завтра на работу, и сказали: «Больше не ходи, ты у нас в базе». Естественно, я продолжал ходить.

22 октября, вспоминает Алексей, когда уже прошли задержания азотовцев, и к нему в квартиру начали ломиться «какие-то люди в штатском». Он выключил свет в квартире:

— Я был дома, и мне писали соседи, что какие-то люди в штатском стоят возле нашего подъезда, спрашивают обо мне, машина какая-то рядом, там тоже люди сидят. Моя беременная жена пришла домой, и потом мы просто сидели в квартире с выключенным светом, — не знали, что нам делать.

Часов в 10 вечера мужчина решил спуститься на первый этаж и через соседский балкон попытаться выйти. Но как только он открыл дверь квартиры, увидел двоих. Они рванулись к нему, но он успел захлопнуть дверь. Думая, что сейчас начнут ломиться, написал в чатах, обратился к людям.

— Шумихи, по итогу, получилось больше, чем у них желания меня схватить. И когда на мой сигнал к дому начали приезжать люди, никого уже не было, и мы спокойно вышли, — вспоминает Алексей.

26 октября, в день всеобщей забастовки, молодой человек ушел в стачку. По его словам, на «Азоте» было много ОМОНовцев, которые били и задерживали людей:

Когда стало понятно, что результата нет, 27 октября я вышел на работу в ночную смену. Просто решил в штатном режиме наладить работу по-правильному. В цеху была сильная загазованность, и я сказал начальнику, что смену принимать не буду, пока ее не устранят. В итоге вызвали на работу другого человека, меня же под охраной вывели с предприятия. На следующий день, 28 октября, ушел на больничный, а 30 октября, зная, что я на больничном, они меня уволили. Свое незаконное увольнение я обжаловал в суде, но, естественно, безрезультатно.

Решение уехать пришлось принять мгновенно...

Уезжать я не собирался, до последнего верил, что не придется..., — рассказывает Алексей. — Но пришлось.

22 ноября 2021 опять начались задержания. Мужчину задержали, отвезли в КГБ, забрали телефон, ноутбук. Забрали сначала как свидетеля. Жене сообщили, что он якобы видел, как кого-то избили на остановке, и его надо просто опросить. Алексею сказали, что он проходит по делу «Рабочего Руха» свидетелем, расспрашивали про Шелеста (политзаключенный, бывший аппаратчик цеха «Аммиак-3» на «Гродно Азот» — прим. ред.). Допросили и отпустили. Только через три месяца мать Алексея смогла забрать его телефон и ноутбук.

— Как только меня отпустили, зная, как легко стать обвиняемым, я уехал в Украину, а потом в Польшу, — вспоминает мужчина. — И вот это решение пришлось принять мгновенно. Все родные были расстроены, но все понимали, что мне надо уезжать. Поехал в Украину с одной дорожной сумкой, в которой было самое необходимое, и денег около 1000 долларов.

Алексею было страшно, когда в России машину тормознул сотрудник ГАИ, так как у таксиста перегорела фара. Водитель оказался болтливым и сказал, что везёт беларусов с вокзала на границу. ГАИшник спросил ковидный сертификат с QR-кодом, которого, естественно, не было. Как не было и ПЦР-тестов. И уже намеревался его с таксистом отвести в отделение для разбирательств:

— Было очень страшно, но удалось откупиться. Хорошо, что в России такие продажные сотрудники ГАИ, как бы это ни было печально для всей страны.

— Что в Украине, что в Польше, я сначала жил в хостеле. Это не так дорого, как отель, и не так проблематично, как квартира, — продолжает свой рассказ Алексей.

По словам гродненца, любой день в Украине был «настоящим позитивом, возвращением в нормальное состояние». Каждый день были какие-то выступления в центре, были и праздники:

— Очень чувствовалась радость людей от самой жизни. Все это было совсем не так, как у нас в Беларуси последнее время.

Пока нет особых проблем и языковых барьеров

В Украине Алексей получил гуманитарную визу и приехал в Варшаву. После того, как отбыл карантин, еще месяц прожил в хостеле, оплатить жилье помогли. Позже нашел работу, затем поближе к работе и квартиру. А потом к нему присоединилась семья — жена и маленькая дочка.

Photo 2022 01 09 19 48 02

Первый день рождения дочери Алексея.

В Варшаве у меня был знакомый, который уехал из Беларуси по тем же причинам, что и я, — рассказывает мужчина. — Он уже работал охранником в магазине и предложил мне устроиться туда же. Знание польского при этой работе особенно не нужно: смотри по камерам, лови воров и задерживай до приезда полиции.

Когда устраивался на эту работу, от Алексея потребовали только паспорт с визой, которая позволяет работать. А вообще, по его словам, работы в Варшаве много, и можно найти работу самую разную даже без знания языка. Особенность такова: если тебе нужно больше денег, и ты готов работать больше, то ты имеешь такую возможность. 

Везде в большинстве случаев взаимоотношения с людьми зависят от того, кто ты есть сам, — уверен беларус. — Ты строишь доброжелательные, честные отношения и это же получаешь по отношению к себе. Конечно, бывают исключения. Если перед тобой просто «говнюк», то тут уже другое дело. Но мне здесь пока с плохой стороны не пришлось узнать поляков.

Например, когда он нашел подходящее жилье, рассказал о себе и о том, что приедет его семья, хозяин квартиры отреагировал: «Мы же вам можем помочь!». Поляк привез детские вещи и стульчик для кормления ребенка.

Нет, конечно, кто-то из знакомых рассказывает и о плохом отношении, и о том, что кого-то обманули. Но это жизнь, люди же разные. Менталитет людей здесь вполне себе приятный. Правда, последнее время и беларусы сплотились больше. Мое мнение о нашем белорусском обществе меняется в лучшую сторону, — говорит Алексей.

Photo 2022 01 09 19 48 03

По его словам, у него нет особых проблем и языковых барьеров. Язык польский, как каждый гродненец он, в общем-то, понимает. Сложность только в маленьком словарном запасе, который не позволяет свободно общаться:

Однако, если на улице у нас поляки, например, спрашивают дорогу, что удивительно, получается подсказать. Да, пожалуй, самое сложное в чужой стране — это незнание языка. И мы с женой собираемся изучать польский более серьезно.

В Польше у семьи есть и старые знакомые, но появилось и много новых. Алексей говорит, что в Варшаве беларусов очень, очень много:

Достаточно сходить на митинги или на другие мероприятия, которые здесь тоже есть, и у тебя будут знакомые. Если ты даже окажешься здесь один, достаточно прошерстить интернет, и ты найдешь себе круг общения.

Решение уехать дается непросто. Очень сложно тем, у кого есть старые и больные родственники. Но я считаю, что если опасность реальная, то надо уезжать, чтобы сохранить себя.

— А вообще, говоря о Гродно, о Беларуси, я понимаю, что скучаю по людям, которые там остались, — говорит Алексей. — И я жду, и обязательно вернусь, как только будет такая возможность.

EX-PRESS.BY. Заглавное фото: Радыё Свабода
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Гродно
вынужденные эмигранты
Гродно Азот
забастовка
протест
Сидор
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter