Общество

«Идеологические отделы начали мониторить соцсети священнослужителей и приходов». Режим Лукашенко из-за войны с новой силой обрушился на церкви

В Беларуси продолжается преследование верующих и священнослужителей, которые выступают с критикой действия официального режима.

Общество belsat.eu
0

В Беларуси продолжается преследование верующих и священнослужителей, которые выступают с критикой действия официального режима. При этом, как говорят эксперты, с началом полномасштабной войны России в Украине у белорусских силовиков появились новые основания для преследований.

9 августа, в годовщину начала белорусских протестов, стало известно о новых репрессиях в отношении белорусских священников и религиозных общин. Так, ксендз Александр Баран из Лынтупов (Поставский район) вновь получил арест. Ему дали 17 суток ареста по статье 24.23 КоАП. Священника уже задерживали 25 марта. Тогда ему присудили 10 суток по двум статьям КоАП: по 24.23– за белорусский национальный и украинский флаги на аватарке, а также по 19.11 – за лайки и комментарии под публикациями «экстремистских» страниц.

Также появилась информация, что Мингорисполком угрожает лишить регистрации протестантскую церковь «Новая жизнь», которую лишили здания еще в феврале 2021 года. Несмотря на это, верующие продолжали все это время молиться по воскресеньям на стоянки у церкви. В этом чиновники увидели нарушение законодательства.

В целом же количество священнослужителей, столкнувшихся с репрессиями со стороны властей, в этом году значительно больше. Статистику этих преследований ведет телеграм-канал «Хрысціянская візія».

Штрафы и сутки

28 февраля во время антивоенной акции против российского вторжения в Украину, которая проходила возле железнодорожного вокзала в Минске, был задержан священник Михаил Маруго. За букет цветов в руках ему присудили 13 суток за решеткой.

3 марта православные матери пригласили верующих приходить в Минский кафедральный собор на вечернюю службу, чтобы вместе помолиться за Украину и за своих сыновей, чтобы им не пришлось ехать воевать на стороне России. В назначенное время собор и прилегающая к нему территория были оцеплены силовиками в штатском и спецтранспортом. Всех, кто входил на службу, снимали на камеру, а после службы четырех женщин задержали и доставили в РУВД, несмотря на протесты священника. Журналистку «Новага Часу» Диану Середюк и ее мужа Евгения Батуру в тот день также задержали возле церкви, присудив обоим 15 суток.

В марте ксендзу Анджею Бульчаку из Постав, гражданину Польши, который 14 лет служил в нашей стране, пришлось спешно выехать из Беларуси. Как оказалось, в отношении него завели административный процесс за ролик на Youtube против войны с Украиной. Тем не менее, священника заочно приговорили 13 мая к штрафу в 960 рублей.

25 марта в Витебске был задержан греко-католический священник Василий Егоров за наклейку на его авто «Украина, прости». Он провел три дня в СИЗО, а затем был приговорен еще к 1600 рублей штрафа.

18 апреля был задержан, а 12 мая оштрафован на 640 рублей ксендз из Горок Андрей Кевлич, настоятель прихода Матери Божьей Белыничской. На него составили административный протокол по ч. 2. ст. 19.11 КоАП за репосты со страниц «Белсата» и «Радио Свобода». Оба репоста касались российской военной агрессии против Украины.

30 апреля ксендза из Столбцов Игоря Лашука приговорили к штрафу в 960 рублей – также за репосты «Белсата» и «Радио Свобода». В начале марта ксендз осуществил паломничество с фигурой архангела Михаила вдоль границы с Украиной.

5 июля были задержаны пастор Филипп Иванов и его супруга Лидия, служители минской протестантской церкви «Новый завет». Пастора после задержания выпустили, а его супруга была взята под стражу по уголовному делу.

8 июля за распространение «экстремистских материалов» в Facebook за репосты со страниц независимых СМИ был оштрафован на 640 рублей ксендз Евгений Учкуронис, настоятель католического прихода святого Иоанна Павла II в Сморгони.

На 30 суток суммарно арестован ксёндз Андрей Ващук, настоятель католического прихода Святого Духа в Витебске, которого задержали 15 июля. Первые 15 суток священник получил по статье 24.23 КоАП за аватарку в Facebook с бело-красно-белым флагом. В материалах дела также указаны и другие фотографии в его галерее, в том числе и с флагом Украины. Второй арест ему присудили по ст. 19.11 КоАП за участие в телеграмм-чате «free_vtb», который признан властями экстремистским. Пока священник находится за решеткой связанные с силовиками паблики начали против него травлю: его обвиняют не только в призывах к протестам, но даже в употреблении наркотиков.

21 июля силовики задержали служителей столичной церкви ХВЕ «Гефсимания» Евгения Борисика и Максима Стасилевича. Они получили по 10 суток ареста каждый: Максима осудили по ч.2. ст. 19.11 КоАП за перепост друзьям новости с «эктремистского» телеграмм-канала, Евгения – за то, что он якобы кричал, ругался и нецензурно выражался в Московском РУВД. При этом у них изъяли буклеты с молитвой за Беларусь. Через 10 суток отпустили только Борисика. На днях стало известно, что Стасилевич взят под стражу как обвиняемый по ч. 1 ст. 342 УК («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»).

В Гомеле же 28 июля оштрафовали на 640 рублей пастора церкви «Живая вера» Дмитрия Подлобко. Его признали виновным в нарушении порядка проведения массовых мероприятий – проведении водного крещения в бассейне на собственном участке.

С одним из самых серьезных преследований сталкивается семья православного священника Сергея Резановича, настоятеля храма святого архангела Михаила в агрогородке Степанки Жабинковского района. Они являются фигурантами в «деле Автуховича» – о якобы создании террористической группировки, которая занималась поджогом автомобилей и домов силовиков (ст. 289 УК – «Акт терроризма»). Все они внесены в список лиц, причастных к террористической деятельности. 18 мая над Резановичами и другими фигурантами дела начался суд.

Травля со стороны пропагандистов

Не обходят вниманием священнослужителей и пропагандисты. Так, 8 мая Григорий Азаренок в своем телеграм-канале раскритиковал проповедь православного архимандрита Алексея Шинкевича в Минском кафедральном соборе с призывом помолиться о упокоении души первого руководителя независимой Беларуси Станислава Шушкевича. Азаренок назвал священника «Иудой», «христопродавцем», которого нужно «вытравить из тела Церкви», и сопроводил призывом к «органам госбезопасности» разобраться в ситуации.

18 мая был уволен от всех должностей священник Андрей Ноздрин, настоятель Прихода храма святителя Спиридона Тримифунтского в Гродно. Он был одним из тех гродненских священников, кто помогал задержанным во время протестов 2020. Ранее на Ноздрина за его антивоенную позицию жаловалась провластная активистка Ольга Бондарева.

В июле она же посвятила несколько постов-доносов протоиерею Павлу Сердюку, его супруге Веронике, главе центра поддержки семьи и материнства «Матуля», а также теще – журналистке Тамаре Вятской, «несмотря на то, что вся семья характеризуется активной лояльностью к режиму Лукашенко», пишет «Хрысціянская візія».

Закрутить закрученные гайки

Опрошенные «Белсатом» эксперты отмечают, что начатая Россией полномасштабная война с Украиной в феврале 2022 года, которую активно поддержал режим в Беларуси, стала новым поводом для репрессий в религиозной сфере.

«С 2020 года и к началу войны режим уже достаточно жестко «закрутил гайки» в религиозной сфере, фактически сменив руководство Православной и Католической церкви на лояльное к себе, убрав или заставив замолчать топовых иерархов, несколько активных в публичной сфере священнослужителей вынуждены были бежать из страны. Начало войны стало для религиозного сообщества новым нравственным триггером для протестов, что, в свою очередь, вызвало новую волну репрессий, поводов к которым стало больше – кроме бчб «несанкционированным пикетированием» и знаком нелояльности стали и украинские флаги», – заявляет модератор группы «Хрысціянская візія» Наталья Василевич.

Как считает Феликс Корли, редактор сайта норвежской правозащитной организации «Форум 18», которая занимается вопросами свободы вероисповедания на постсоветском пространстве, «война привела к тому, что режим еще больше ужесточил свои ограничения на осуществление прав человека, включая осуществление права на свободу религии или убеждений».

При этом он приводит случай гомельского пастора Дмитрия Подлобко, оштрафованного за водное крещение, как пример того, что власти вновь взялись за преследование священнослужителей за якобы незаконные религиозные собрания.

«В течение нескольких лет милиция, как правило, не вмешивалась, когда отдельные лица и сообщества пользовались свободой религии или убеждений вне рамок строгого контроля, установленного режимом, если только режим не воспринимал эту деятельность как политическую», – подчеркивает Феликс Корли.

Более регулярно и методично

Наталья Василевич отмечает, что «в целом преследование стало вестись на более регулярной и методичной основе – в том числе и в отношении тех священнослужителей, имена которых не были на слуху и которые не делали ярких публичных заявлений».

«Идеологические отделы просто начали мониторить соцсети священнослужителей и приходов, находящихся на их территории, а также проводить проверки воскресных школ, молодежных организаций, внедряться в чаты молитвенных просьб и т.д. Я бы назвала это «фильтрационными» мероприятиями – проверка касается всех, даже тех, кто публично не заявлял протестной позиции, но возможно делился со своими друзьями или членами семьи статьями из независимых СМИ, подписан на определенные телеграм-каналы протестной направленности или в любой другой форме не проявляет признаков совершенной лояльности к режиму», – заявляет модератор «Хрысціянскай візіі».

В свою очередь Феликс Корли подчеркивает, что «решимость режима сохранить полный контроль над обществом привела к постоянно растущему набору ограничений, особенно с февраля 2022 года. Возникли новые меры контроля над публичными собраниями, высказываниями и публикациями, что неизбежно затруднило осуществление свободы религии или убеждений отдельными лицами и религиозными общинами».

«Труднее собираться для поклонения и говорить открыто. Эти новые ограничения основаны на существующем жестком контроле, что делает осуществление свободы религии или убеждений более сложным и рискованным с 2019 года», – говорит правозащитник.

Все одинаково бесправны

Давлению со стороны властей подвергаются все конфессии.

«Ото всех требуется повышенная лояльность. Поддержание дисциплины достигается разными способами – где-то руководство самих церквей оказывает давление, там, где руководство пытается сохранять нейтральность – силовые органы вмешиваются непосредственно», – заявляет Наталья Василевич.

Режим контролирует любое осуществление права на свободу религии или убеждений, независимо от того, какие лица или сообщества в них вовлечены, считает в свою очередь Феликс Корли.

«Различные сообщества сталкиваются с различными проблемами из-за такого контроля, но режим знает, какие рычаги у него есть, чтобы заставить их не пользоваться свободой религии или убеждений так, как ему не нравятся», – отмечает редактор «Форума 18».

Нелояльных больше, чем кажется

Вместе с тем, говорит Наталья Василевич, появление в мониторинге преследований все новых имен «свидетельствует о том, что даже те, кто не «засветился» в протестах 2020 года или в демократическом движении, настроены нелояльно по отношению к режиму, и их такая позиция становится публично озвученной благодаря действиям самого режима».

По ее мнению, «кроме запугиваний, такие репрессии повышают не только градус недовольства действиями властей, но и видимость протестного потенциала религиозных сообществ, а это значит, в конечном итоге, работают на усиление этих сообществ как возможных точек сборки демократического движения, как только ситуация позволит снова действовать открыто и публично».

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
диктатура
террор
война
священники
преследования
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter