Общество

Один день в беларуской парикмахерской: «Ябатьки» жалуются, что «предателей» поувольняли, а им приходится делать двойную работу»

KYKY через разговор с владелицей парикмахерского салона «подсмотрел», о чём сейчас разговаривают люди в месте, которое многим заменяет кабинет психолога.

Общество kyky.org
0

Мало кто знает столько секретов беларусов, как мастера по маникюру. Пару лет назад Валентина (имя героини изменено) купила в Беларуси салон, куда приходит абсолютно разная публика. KYKY занялся социальным вуайеризмом и через разговор с Валентиной «подсмотрел», о чём сейчас разговаривают люди в месте, которое многим заменяет кабинет психолога.

«Я знаю о жизни клиентов всё» 

9 утра. Прихожу на работу, завариваю кофе. Я не из тех директоров, которые умеют только командовать и смотреть, как работают другие: я работаю сама, так же много, как мои мастера. Первая запись сегодня на 11, придет клиентка, сын которой уехал в Польшу — у него были сутки на сборы. Будем стричься. Позже зайдет еще одна женщина на маникюр и педикюр, она по паспорту россиянка. 

Салон я купила несколько лет назад. Люди приходят к нам не только сделать ногти, стрижку, но и рассказать, что у них на душе. Я знаю о жизни своих клиентов практически всё: кто где работает, на какие протесты ходил, где учатся их дети, собак какой пароды они заводят — да даже сколько раз в день их собачка какает! Они любят нас, доверяют. Приходят со словами: «Как у вас хорошо, душевно». 

Конечно, клиентов стало меньше. Еще в 2020-м в салоне работали трое мастеров и у них ежедневно была полная запись — с 9 утра до 9 вечера. Кто-то придет постричься на лысо и заплатит 15 рублей, другая захочет шатуш с тонировкой, покрасить ресницы и брови, займет пять часов работы и выложит рублей 200. Два таких клиента могут сделать выручку больше, чем за день, когда было 12 обычных стрижек. В 2021-м в салоне осталось уже двое мастеров, случались дни без полных записей. Сейчас на смене иногда работает всего один мастер. 

Мастера в Беларуси не хотят работать в парикмахерских — там им предлагают процент, а зачем, если можно всех клиентов собрать в телефоне? Не плати налоги, аренду — сиди дома, забирай всю выручку себе в карман. Или вот она в декрете, но декретных не хватает, хочется подзаработать. Или у нее есть работа на заводе — отпахала первую смену, в три часа пришла домой, отдохнула часик-два и, начиная с пяти часов, к ней на маникюры-педикюры приходят ее подружки, мамки из детского садика и те же коллеги. В салон идти работать хотят только те, кто только закончил обучение. Но почему-то они сразу же стремятся в самые крутые места. Меньше, чем на 2000 рублей, не соглашаются, хотя еще ничего особо делать не умеют. 

У меня мастер по маникюру зарабатывает где-то от 2000 до 2500 рублей, при этом она ничего не вкладывает — на ней только заточка инструмента. Парикмахер — от 1000 до 1500, вторая мастер получает от 600 до 800 рублей, потому что ленится. Вот красит она женщину, той минут 50 нужно просто сидеть, держать краску — ну возьми ты в это время постриги мужчину. Нет, она сидит, курит, чай пьет. Заставить работать невозможно, но я и не пытаюсь, выйдет себе же дороже.

«Я за то, чтобы в стране остались только пенсионеры и силовики»

11 утра. Пришла клиентка — та, сын которой в Польше. Он в 2020-м отсидел сутки. Уехал, потому что в Беларуси пошли слухи о мобилизации, а он мало того, что военнообязанный, так еще и врач. Его могли забрать «ремонтировать» подбитых русских, чтобы те не померли в госпитале. Второй ее сын тоже уже уехал, кажется, в Грузию — он тоже был на сутках. С женщиной осталась только дочь — это уже что-то: у меня — только кот и муж. Мои дети тоже уехали за границу, потому что им было небезопасно в стране. У многих дети поуезжали, клиенты остались такие же брошенные, как и мы (смеется). Естественно, родители переживают, с другой стороны — дети в безопасности, да и нечего молодым тут делать. Я вообще за то, чтобы в стране остались только пенсионеры и силовики. Одним надо будет пенсию выплачивать, другим — огромные зарплаты, а денег никто не принесет. И пусть там выкручиваются.

Весь октябрь мы с клиентами обсуждали только мобилизацию, но в начале ноября тема притихла. Люди поняли, что никуда наших не берут, и успокоились. Сейчас самые популярные разговоры — о ценах и зарплатах. Все возмущаются, что приходится платить большие налоги, часть из которых, в том числе, идет на медицину. А где наше право на бесплатное медицинское обследование? Где-то потерялось, потому что все сейчас ходят обследоваться платно. Так почему мы за это платим налоги, непонятно.

Кстати, о коронавирусе: может, в новостях его уже не существует, но он есть. Многие наши клиенты из-за ковида умирают семьями. Ко мне ходит девушка, сначала от болезни умер ее отец, потом — мать, а затем и муж. Она осталась одна с двумя детьми на руках. А у нас про коронавирус ни слова, как по телевизору говорят? «Мы ковид победили! Берите с нас пример!». Все дохнут, но «в Беларуси всё отлично». Как же надоело это б**дство. К нам ходят и врачи — из инфенкционки, ковидные хирурги, челюстно-лицевые тоже. И все в голос говорят, что коронавирус никто не победил, люди продолжают умирать. Многие — уже от последствий тяжелого ковида вроде опухолей в почках и печени.

«Мне как потребителю нравится, что ценам в Беларуси запретили расти, а как предпринимателю — нет»

Час дня. Стрижку закончили, попрощались с женщиной. Когда нет людей, я обычно сижу на ресепшене. Заходит еще одна клиентка, просит записать ее на окраску — к нам часто заходят записываться лично, отказываются информацию по телефону воспринимать.

Сейчас люди экономят буквально на всем. Те, кто ходил к нам каждые три недели на маникюр, теперь приходят только раз в месяц. Иногда сами «снимают» ногти дома — им кажется, что так выгоднее, хотя снятие покрытие стоит 8 рублей, но даже на такой мелочи пытаются экономить. С педикюром та же история — у многих женщин есть мозоли, «натоптыши». Раньше они приходили обрабатывать ноги раз в месяц, сейчас покупают себе специальные «носочки» (тканевые маски для ног) и другую хрень, чтобы, как они ошибочно думают, сберечь денег. Конечно, есть и те, кто привык за собой ухаживать по полной программе, и им плевать — коронавирус, война: «Я девочка — я должна быть красивой». 

В принципе, сейчас в областном городе на 2000 рублей в месяц прожить можно, но кто зарабатывает хотя бы такие зарплаты? Пенсионерам очень тяжело, если девушка одна с ребенком, да еще и квартиру снимает — тоже сложно. Мне, семейной женщине, полегче — я же работающий директор, да и муж деньги в дом приносит. Я из тех людей, которые если захотят устрицу или черную икру, пойдут и купят. Но сейчас мне не хочется ни икры, ни устриц (смеется), потому что приходится детям помогать.

А давайте возьмем калькулятор и посчитаем, сколько стоит сходить в магазин, купить самых базовых продуктов. Буханка хлеба (не беру дорогой, только самый обычный) — 1,40 рублей, батон — 2 рубля, бутылка молока — 2 рубля, кефир — еще 2 рубля, кусок сыра — рубля 4, пачка творога — рублей 5, банка сметаны около 3 рублей. Не помню, сколько сейчас курица стоит, «они» же с этой птицей такую бучу подняли. В любом случае, у нас в деревне есть свои куры, мы их на зиму бьем. Но что точно знаю, в стране из-за санкций закончились антибиотики, добавки и гормоны, поэтому куры в магазине сейчас не такие большие и невкусные, как раньше — сейчас они маленькие. Допустим, около 10 рублей за тушку. Итого: 36 рублей за пакет, а такой набор продуктов люди по 2-3 раза в неделю покупают. 

Плюс раз в месяц ты покупаешь чай и кофе. Мой любимый кофе стоит 58 рублей за килограмм — не могу другой пить. Пачка чая черного и зеленого — каждая по 5 рублей. Еще мы ходим на рынок, покупаем орехи. Они сейчас все в среднем стоят от 35 до 39 рублей за кило. На днях с мужем на рынке купили миндаля, фундука, кешью на 36 рублей (естественно, съели все за три дня). То есть еще чуть больше 100 рублей в месяц ты тратишь на всё это. 

Но надо сказать, что из-за недавнего постановления (речь про постановление №713 о госрегулировании цен — Прим. KYKY) цены в магазинах немного упали. Если говорить с позиции потребителя, конечно, мне нравится, что в Беларуси запретили ценам расти. Допустим, летом можно было купить айфон со скидкой за 2400 рублей, сейчас этот же телефон стоит 1400 рублей. Согласитесь, есть разница — 2800 и 1400.

Еще я как-то смотрела себе подарок ко дню рождения, чтобы муж сам не выбирал — кольцо из белого золота с сапфиром. Тогда оно стоило около 3300 рублей. Подумала, что муж такую цену не потянет, и решила, что просто попрошу у него 500 долларов, сделаю себе подтяжку. И мне хорошо, и он отделается меньшим испугом. На днях прохожу мимо того же кольца — оно уже по цене 1800. 

Многие этому постановлению радуются, но если посмотреть на него со стороны предпринимателя, радоваться, конечно, нечему. ИПшники уже закрылись, говорят: «Зачем работать себе в убыток?» Я в салоне тоже поднять цены не могу, хотя они устанавливались в других условиях. Недавно взяла «одноразку» — полотенце, воротнички, пеньюары и тд. Все это уже стоит дороже, чем раньше, но цены на свои услуги я поднять не могу. И получается, что клиенту все это просто дарится, потому что налоги и аренду тоже никто не отменял. 

«Ябатьки» говорят мне, как стало невозможно жить»

15 часов. Звонит клиент, просит записать его на неделе на стрижку — хороший мужчина, у нас прекрасные отношения.

Изначально к нам ходила его жена, ей всё понравилось, и она привела мужа. Ему тоже всё понравилось, и он привёл свою любовницу. Теперь они все трое у нас стригутся.

Конечно, я ничего никому не говорю — я же потеряю сразу троих клиентов (смеется)! Да и не мое это дело, такие вещи людям должны рассказывать близкие и друзья, мое дело — обслужить клиента и не лезть в его личную жизнь.

Но с клиентами я открыта. Многие, например, знают мою политическую позицию — я против Лукашенко, против России и всех политических проституток. Я за БЧБ и поддерживаю Украину, чем могу. Часть клиентов, узнавая об этом, переставали со мной общаться. Пропаганда все же делает свое черное дело. 

А мы как салон записываем всех — и БЧБшников, и «ябатек». Хотя в 2020-м не хотелось обслуживать тех, кто был за Лукашенко — но это по дурости. Потом поняла: пусть ходят и платят, а я за их деньги буду покрывать налоги и аренду. И «ябатьки» все еще ходят, но мало кто из них высказывает в лицо свое мнение. Одна женщина постоянно говорит про свою внучку — она какую-то важную должность в местном БРСМ занимает. И эту внучку, по словам клиентки, постоянно двигают во все места, в смысле продвигают по карьерной лестнице. Она внучкой ну очень гордится.

Чаще всего «ябатьки» говорят со мной о том, как подорожали цены, как стало невозможно жить. Жалуются, что у них маленькая зарплата и премии с них сняли. Рассказывают, что «подлецов-предателей» поувольняли, что им приходится выполнять за них работу, сидя на том же окладе. Меня больше всего раздражает, что они не связывают одно с другим: «Это все «беглые» виноваты», — говорят. А что на самом деле виноваты они сами, им в голову не приходит. И с такой позицией приходят молодые женщины по 45 лет. Ну как в таком возрасте можно так глупо рассуждать? У других работающих на гос.службе позиция немного другая, они приходят с криком души: «Как они все меня достали! Хочу доработать до пенсии поскорее и свалить». Я им в ответ предлагаю что-то в жизни поменять, раз так все бесит, но они считают, что в 40 лет жизнь заканчивается. 

Мой «любимый» тип клиентов — это те, кто не боится говорить о политике, и делает это вот так: «А что я могу? Вы же всё уже просрали». Понимаете, «вы/мы» — а он мимо проходил. Есть клиенты, их не так много, с которыми мы можем сильно откровенно говорить, в том числе, и про Тихановскую. Некоторые, честно скажу, сейчас настроены против нее: «Чем она вообще занимается? Они там только деньги делят». У меня другая позиция, поэтому я стараюсь доносить, что Света проделала колоссальную работу. Если бы Тихановская не кричала на каждом углу, что Лукашенко и беларусы — разные параллельные, которые никогда не пересекутся, никто бы в мире с нами сейчас не говорил. Задвинули бы Беларусь в задний проход и забыли. Я не знаю, кто там делит деньги, мне кажется, сплетен больше, чем реальных событий. Иногда вижу новости, что Света опять с кем-то поругалась. Возможно, это просто часть пиар-кампании — когда наступает затишье и нужно сделать так, чтобы про тебя снова вспомнили и начали обсуждать.

Что такое Кабинет, я не знаю — у нас новость о его создании не обсуждалась. В августе у нас вообще было мало разговоров о политике. Кроме того, из-за отъезда детей я была вынуждена отписаться от всех «экстремистов» в инстаграме, чтобы в случае чего на меня не нашли компромат. Сейчас иногда захожу на страницы СМИ, быстро читаю и сразу удаляю историю браузера. Иногда и вовсе выпадаю из информационного поля. Такого, как было раньше — проснулась, пописала и пошла читать KYKY, TUT.by — уже нет.

«Говорят, в Беларуси россиян не любят»

17 часов. Приходит клиентка с российским паспортом. У нее дочь взрослая и внучка есть, они в Беларуси больше трех лет живут. Она говорит мне про какую-то мифическую защиту родины. А еще жалуется, что дочь хочет в Польшу уехать, потому что в Беларуси невозможно работать — мол, тут россиян не любят. Я ей говорю: «А за что вас любить? Да и как вам тут мешают — машину сжигают, нож к горлу приставляют? Да никто в Беларуси не ущемляет россиян». Она настаивает на своем: «Все равно очень тяжело, мы же русские!» — «Так вы ведите себя не как быдло, а как нормальные люди».

К нам ходит много россиянок, которые переехали сюда задолго даже до событий 2020-го. Мужья им тут квартиры покупали, потому считали, что женам и детям в Беларуси будет безопастнее, чем в РФ. Одна женщина постоянно говорила со мной о войне. С пеной у рта кричала: «Да этот их Зеленский! Да эти украинцы! Все они плохие!» Я не сюсюкалась, говорила в ответ: «Как можно оправдать убийство и насилие над людьми? Это фашизм в чистом виде» — «Нет!». Потом Путин объявил мобилизацию. А у этой женщины сын есть, как раз по возрасту для призыва подходит, но почему-то в Россию возвращаться не спешит. Я как-то спросила у этой клиентки: «А чего? Вы же кричали, доказывали, что все правильно ваш Путин делает. Вот и вам шанс выпал пойти, родину защитить, стать героями. Черный пакетик в один кармашек положили, горсточку семян — в другой, дали паёк на три дня — и поехали. А чего вы прячетесь?». Теперь эта клиентка записывается к другому мастеру в те дни, когда я «выходная». Но все равно ходит в мой салон (смеется). 

Есть и адекватные. Это россияне, которые переехали в Беларусь этой зимой. Мы не говорим с ними о политике, но у меня на руке есть сине-желтый браслет — при виде него они всегда улыбаются. 

Я как-то проводила мониторинг своих клиентов и близкого окружения и пришла к выводу, что среди них около 70% против войны. Остальные 30% или верят телевизору, или им просто плевать. Есть чарка, шкварка, машина, отдых в Турции — и все замечательно, главное, чтобы их не трогали. Одна из моих знакомых такая. Она всегда глупая была, жила без своего мнения — только мнением своих мужчин. Раньше они семьей ездили отдыхать на море в Украину, а когда украинские пляжи разбомбили, поехали на курорт в Россию. Единственное, что было сказано по украинской теме: «Блин, теперь не съездишь, не отдохнешь». И ругаться, спорить — всё бесполезно, да мне уже и не хочется.

«Дальше будет хуже, но что теперь — не жить?»

19 часов. Приходит последняя клиентка. У нас в салоне всегда висел большой телевизор. Раньше, еще до 2020-го, мастера включали государственные каналы, теперь я категорически запретила смотреть ОНТ, БТ, СТВ и далее по списку — это моя принципиальная позиция. Мы включаем что-то легкое, где нет историй про то, как где-то в России женщина переспала с половиной деревни, а теперь просит «найдите отца». Обычно у нас либо идет музыкальный канал, либо сериалы. Вот сейчас с клиенткой мы сидели под турецкий «Великолепный век». 

21 час. Собираюсь, закрываю салон и иду домой.

На моей дамской сумочке с одной стороны висит БЧБ-замочек, а с другой — сине-желтый. Хожу с такой по городу, хотя правильнее сказать по лезвию.

Но это меня и подстегивает, дает мне сил. Я отношу себя к конченным оптимистам, как в той шутке: «Пессимист говорит: «Вокруг одна сплошная жопа, как жить — непонятно. А оптимист отвечает «Да чего ты сейчас ноешь? Дальше будет хуже». Дальше и правда будет только хуже, но что теперь — не жить?

Я не могу сказать, что люди вокруг меня, что называется, перевернули страницу. Скорее, именно мое окружение живет надеждой, что «вот-вот, уже совсем скоро» случится что-то хорошее. Мол, Путину наваляют, ведь все понимают, что он уже проиграл и никакую ядерную кнопочку не нажмет, потому что ему никто не даст этого сделать: дети-то у всех как раз за границей. Такие мысли у людей вокруг меня, но я сама в это не верю. При этом я знаю, что однажды все действительно станет лучше. Старые диктаторы уйдут, а дети вернутся домой. Это случится с нами, но едва ли в ближайшем будущем. Не бывает так, «хоп» — и готово. Москва строилась с одного туалета и посмотрите, во что выросла. И мы свою Беларусь построим, к тому же фундамент у нас уже есть. Главное — не терять надежды и оставаться человеком. 

, KYKY.ORG

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
клиенты
парикмахерский салон
Беларусь
ябатьки
протест
репрессии
ковид
вуайеризм
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter