Политика

Класковский: Лукашенко суждено сгореть в борьбе за власть

Пять часов тянулась пресс-конференция Александра Лукашенко 15 января, но ничего нового цивилизованному миру он так и не сказал. Пятичасовой марафон белорусского правителя анализирует в интервью "Белорусскому партизану" политический обозреватель Александр Класковский.

 Среди откровений можно отметить лишь фразы типа "по своей профессии я почти профессиональный футболист… За время президентства я научился бегать на лыжах, роликах и играть в хоккей. Это президентские мои приобретения. А на музыку времени не хватает… Я уже не музыкант!".

 Но незначительными штрихами, неосторожными фразами Лукашенко вновь подтвердил народную мудрость - в его возрасте уже не меняются. Лукашенко не только сам не меняется, но не намерен менять устои в стране.

«Лукашенко уже не тот – нет драйва»

— Ритуальное действо под названием «пресс-конференция», длившееся аж пять часов,
 можно уместить в одну фразу: как есть, так и будет, ничего меняться не будет. Может
 быть, Александру Лукашенко в год бережливости следовало бы более бережливо отнестись
 к чужому времени, а не транжирить его на переливание из пустого в порожнее?

 — Формат, конечно, несовременный. В духе авторитарных вождей типа Фиделя Кастро и Уго Чавеса. Но золотые времена упомянутых трибунов уже позади, да и Лукашенко уже не тот, нет драйва. А главное, нет свежих мыслей.

 Современному лидеру лучше выступать перед журналистами и публикой чаще и короче, как это делают, например, американские президенты.

 Пиарщики Лукашенко перед мероприятием подстраховались, создали подушку безопасности: было много вопросов-заготовок от лояльных СМИ. Первые два часа только им слово и давали.

 Еще, наверное, и поэтому пресс-конференция тянулась сверх всяких разумных пределов. Пять часов – наверное, это рекорд. Думаю, отдельным министрам в годах даже чисто физиологически такое время выдержать тяжело.

— Вы лично услышали за пять часов хоть что-то новое для себя?

 — Лукашенко пытался предстать помудревшим, более толерантным, склонным выслушивать разные точки зрения.

 Много говорил о модернизации. Но оказалось, что он пытается влить новое вино в старые мехи. И в итоге открытым текстом сказал, что не верит в рынок, боится уводить государство из экономики, надеется добиться модернизации кнутом. Вдобавок он вообще примитивно понимает модернизацию, что было видно по рассуждениям о модернизации столичного «Камволя». Свою главную заслугу он видит в том, что не дал разрушить старые советские стены, которые даже бронебойным снарядом из танка Т-72 не прошибешь. Надо отремонтировать старые стены и поставить новые станки – вот парадигма модернизации по Лукашенко.

 Когда главный редактор еженедельника «Белорусы и рынок» пытался перевести разговор в концептуальное русло, пытался заговорить о системных задачах модернизации (о структуризации, о реформах), было заметно, что Лукашенко его не понимает и понять не хочет. Он подчеркивал, что нужен спрос: за невыполнение задач – голова с плеч, и тогда можно надеяться на результат.

 Но результат может оказаться плачевным. В 21 столетии пытаться добиться мировой конкурентоспособности средневековыми методами – задача нереальная.

«Штайнмайер не сидит, как Статкевич»

— Юрий Дракохруст считает, что главный смысл этой пресс-конференции – не информация, а тон, стиль общения с журналистами, в том числе и независимыми. Спокойный снисходительный тон Лукашенко вначале сменился агрессией, прозвучала даже скрытая угроза в адрес журналиста «Радыё Свабода»: «Может, мы с вами больше никогда и не увидимся»…

 — Мне показалось, это была случайная обмолвка, и Лукашенко попытался дезавуировать неуклюжую, двусмысленную реплику, пытался заигрывать с журналистами, назвал прессу «четвертой властью».

 В конце концов прозвучало, что оппозиционные журналисты пытаются его покусывать. А корреспондента «Немецкой волны» вообще заставил отвечать за весь Евросоюз, срезав вопросами: «Зачем вы разбомбили Ливию?», «Зачем вы поставили раком Египет?», «Зачем  вы разгромили Ирак?».

 Это фирменная манера Лукашенко: на первых же острых вопросах от независимых СМИ Лукашенко вывалился из задуманного имиджа вальяжного, уверенного в себе правителя, стал перебивать, отвечать вопросом на вопрос. Игра в своеобразный пинг-понг: заставляет журналиста оправдываться, и тогда уже сам наседает и выглядит королем.

 Некоторых удавалось сбить с толку, но если журналисты упорно гнули свою линию, чувствовалось раздражение со стороны Лукашенко. Например, он так ничего и не ответил по сути на вопрос о возможности освобождения политзаключенных. Он сослался на разделение властей: суд приговорил, а при чем тут я? Мол, разве канцлер Германии занималась бы таким вопросом?

 Все вроде бы логично, только Меркель не сажает своих соперников в тюрьму и ее конкурент - Штайнмайер не сидит, как Статкевич.

«Слова о готовности защищать власть даже с автоматом в руках — не метафора»

— Печально, но факт: Лукашенко по-прежнему культивирует деление белорусов на своих и чужих. Это четко прозвучало в ответе на вопрос Алеся Дащинского: «Ой, Алесь, якія вы ўсе злыя людзі там, а...» Вроде бы и журналист, и Лукашенко – граждане одной страны, которая не поделена берлинской стеной, а на самом деле – в разных мирах.

 — Да, он слащаво рассуждал о любви к детишкам, но имидж миролюбивого правителя сразу рассыпался, когда он заговорил о своих политических противниках. Лукашенко назвал их предателями интересов белорусского народа и вообще постарался в очередной раз обмазать дегтем с ног до головы: начиная с Федуты и Лебедько и заканчивая Санниковым и Халип.

 По сути, он отказал в праве на законность и гуманное отношение к политическим заключенным: дескать, если был замешан в массовых беспорядках, то нечего жаловаться. Так Лукашенко ответил на вопрос БелаПАН об издевательствах: если ты политзаключенный, то с тобой как с животным можно обращаться. Лукашенко и здесь привнес двусмысленность: животные, мол, ни в чем не виноваты… Получилось, что политические оппоненты поставлены ниже животных.

 Ко всему прочему, Лукашенко дал понять, что Статкевич сидит за слишком дерзкие выступления по телевидению. Только сейчас, через два с половиной года, прорвалась обида за прямые эфиры, когда Статкевич наиболее резко из всех оппонентов, лично к Лукашенко обращаясь, ставил перед ним весьма нелицеприятные вопросы.

 Апофеозом пресс-конференции стала фраза, что по периметру ходят стаями и щелкают зубами враги. Когда речь заходит о сохранении власти, весь напускной гуманизм бессменного белорусского руководителя сразу улетучивается. И понимаешь, что слова о готовности защищать власть даже с автоматом в руках — не метафора.

 Как в свое время заметил Валентин Акудович, Лукашенко суждено сгореть в этом сражении за
 власть.

«Жизнь обычного белоруса Лукашенко уже слабовато представляет»

— Лукашенко якобы недавно узнал, что валюту в обменниках скупают пенсионеры. Валерий Карбалевич сделал вывод, что Лукашенко полностью оторвался от действительности.

 — Это заметно по многим деталям. Человек ушел во власть, в мир дворцов и прислуги, когда
  страна была в постсоветской разрухе, и многих нынешних реалий, спустя почти два десятилетия, он просто не знает. Его периодическое общение с народом в кольце охраны — спектакль. Никакой обратной связи нет.

 Мне запомнилась его реплика «Зачем вам валюта?», обращенная к белорусам на пике
 финансового кризиса 2011 года. Он говорил, что ему стыдно за соотечественников, когда народ сметал все с полок в том же году.

 Относительно недавно он публично рассуждал, что нечего жаловаться на тарифы ЖКХ: и так дает много воды по низкому тарифу — по бочке на человека в сутки. На самом деле, норма в 140 литров — это пустяк, если надо дважды принять душ, пару раз прокрутить в стиралке белье для грудничка, плюс мытье посуды, пользование унитазом… Конечно, в резиденции и бассейн налить не проблема. Но факт то, что жизнь обычного белоруса Лукашенко уже слабовато представляет.

«Не удивительно, что по периметру границ у Лукашенко сплошные враги»

— Отдельные эксперты усмотрели скрытую угрозу Лукашенко в адрес Литвы и Варшавы, когда речь зашла о малом приграничном движении. Лейтмотив внешней политики прекрасно вписывается в одну фразу: "Наши тесные отношения с Китаем всегда будут встречать большие противоречия, противостояние. Потому что Евросоюз категорически не приемлет продвижение Китая к их границам, даже экономически. Наверное, с Россией есть, естественно, какие-то противоречия". Одним словом, враги, кругом враги…

 — Белорусский МИД и раньше не скрывал, что увязывает соглашения о малом приграничном
 движении с политическими вопросами. Якобы хотят наказать Литву и Польшу якобы за плохую
 политику в отношении официального Минска, а ведь наказывают белорусов, которые лишены
 права выезжать за границу по упрощенной схеме.

 В отношении соседних стран ЕС белорусское руководство систематически применяет мелкий и
 крупный шантаж. Поляков стараются прижать вопросом диаспоры, например, известна эпопея
 с преследование нелояльного Союза поляков. Литовцев периодически пугают переброской
 транзита на порты России и Украины. Лукашенко упорно хочет навязать Европе «реалполитик», то есть, чтобы та сняла политические претензии.

 А то, что Лукашенко готов поддерживать отношения с Китаем даже вопреки недовольству Москвы, говорит о дефиците инвестиций. Ведь сальдо торговли с Китаем у Беларуси отрицательное. Минск держится за партнерство с Пекином потому, что китайцы все же готовы инвестировать. Но при этом китайцы, как известно, навязывают свою продукцию и свои услуги. Они дают связанные деньги, под свое оборудование и свою рабочую силу. Но Минску, судя по всему, выбирать не приходится. Западный капитал сюда не ринется, а российский, напротив, может поглотить в два счета.

 А мир в представлении белорусского официального лидера действительно коварен и враждебен. Это уже мировоззрение, которое в таком возрасте, конечно, не меняется. И не удивительно, что по периметру границ у Лукашенко сплошные враги: как ты смотришь на мир, так он и на тебя.

«Режим треснет, когда сойдутся несколько факторов»

— «Мы стабилизировались». «Будет Лукашенко столько сроков, сколько вы его изберете». Это означает только одно: ни в экономике, ни в политике Лукашенко ничего менять не собирается. И уходить не собирается: «путался 20 лет у вас под ногами», и не собирается на этом останавливаться. С подачи Лукашенко неожиданно упростился вопрос о критериях единого кандидата от белорусской оппозиции, пошутили Вы. А если серьезно: получила ли оппозиция пищу для размышления, для действий?

 — Это надо спрашивать у самой политической оппозиции. Я бы поставил вопрос так: а есть ли у нее чем жевать эту пищу?

 Если серьезно, не стоит требовать от оппозиции невозможного. Против лома нет приема. На пресс-конференции Лукашенко в очередной раз показал себя жестоким, беспощадным правителем, готовым удерживать власть любой ценой.

 Но против него работает его же упертость. В итоге режим треснет, когда сойдутся несколько
 факторов. И одним из них должна быть высокая готовность оппозиции к форс-мажорному
 развитию событий. Пока же надо работать по принципу “капля камень точит”.
 

Иван Греков

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы: власть
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Минские власти наказали «Слодыч» за оскорбительный ответ на белорусскоязычное обращение
Спорт
Белорусские лучницы остановились в шаге от наград Олимпиады в Токио
В мире
Российский политолог: Старина Джо не так прост как кажется
Спорт
Арина Соболенко вышла в 1/16 финала Олимпиады
Общество
Мацкевич: Кому-то 2020-й открыл глаза. Но ничего нового с режимом не произошло. Каким он был 27 лет, таким остался
Общество
«10 руб. за килограмм». Сборщица черники: А что я в лесу плохого делаю? Не курю, костры не жгу. Всего лишь за ягодкой пришла - и себе, и на продажу
Спорт
Олимпиада-2020. 25 августа. Разыгрываются 18 комплектов наград. Обновляется
Экономика
За что задержаны владельцы компаний 21vek.by, «Юркас» и «Модум»
Общество
Число ликвидируемых властями НПО в Беларуси превысило полсотни
Общество
64-летней сельчанке грозит четыре года колонии за «оскорбление президента
ВСЕ НОВОСТИ