Политика

"В Беларуси появился опасный для власти рынок для новых политических сил"

28 января 2013, 18:22
Политика Еврорадио
0
Директор Белорусского института стратегических исследований размышляет над "сигналами" Лукашенко и анализирует, когда изменятся отношения с США и ЕС.

Еврорадио: Из уст Лукашенко прозвучал сигнал в сторону США — о возможности перезагрузки отношений. А спустя несколько дней после пресс-конференции для СМИ он, будто в продолжение этого сигнала, встретился с американскими политологами. Это в самом деле серьезный сигнал, действительно у него есть надежда, что с приходом на должность нового главы Госдепа США возможна такая перезагрузка, или сигнал — не более чем игра на публику?

Алексей Пикулик: Хоть мы и живем в условиях достаточно персоналистского недемократического политического строя в Беларуси, но при этом мы зачастую допускаем одну большую логическую ошибку — мы считаем: все происходящее — это такая метастратегия одного человека, одного разума. В то время как мы, скорее всего, имеем дело с системой, которая уже не очень хорошо управляется, в которой разные органы, разные институты, ветви власти решают личные задачи, а поставленные задачи решают по-своему. В том, что касается переговоров белорусского МИД и иностранных послов. В том, что касается приезда американских политологов, вполне вероятно, присутствует не какая-то метастратегия Лукашенко, направленная на попытку перезагрузить отношения с Западом, а демонстрация деятельности МИД под руководством Макея. С другой стороны, я уверен, что в ситуации, когда власть понимает, что очень нужны деньги и очень нужна нормализация отношений, она пытается эти отношения вернуть и перезагрузить, но на своих принципах. Она пытается быть более упрямой, чем ЕС и США вместе.
 
Значит, сигнал в сторону США "спровоцирован" даже не сменой главы Госдепа и не настроением Лукашенко, а усилиями нашего внешнеполитического ведомства?

Я думаю, что за этим стоят усилия Макея. Скорее всего, когда его назначали министром иностранных дел, перед ним поставили задачу нормализовать отношения с Европой и США. И исправить ту ситуацию, в которую нас втянул Лукашенко. Полагаю, это белорусская инициатива.

Интересно, что насчет возможной перезагрузки отношений с Евросоюзом ничего в ходе пресс-конференции от Лукашенко не прозвучало...

Возможно, ставка на то, что сначала необходимо попытаться разморозить отношения с США, вызвана тем, что белорусское МИД прекрасно понимает: США значительно менее бюрократическая структура в том, что касается принятия внешних решений, нежели Евросоюз. У США значительно меньше обид на Беларусь, как и у Беларуси — на США, так как в предвыборной борьбе 2010 года США не играла на стороне кого-то из оппозиционных кандидатов. И МИД прекрасно понимает, что наиболее решаемая задача — реал-политик во взаимоотношениях с США. Ведь Европа занимает более нравственную позицию, из которой очень сложно выйти. И поэтому она более "крепкий орешек", чем США. Ко всему, на Европу Лукашенко на самом деле сильно обиделся. Ведь вся Европа в его картине мира — против него: литовцы самолетик пропускают, шведы самолетик запускают. И никакого расследования по этому факту нет, хотя очевидно, что в этом деле есть состав уголовного преступления. А Европа отчего-то не хочет быть глобальным игроком, а порой скатывается до уровня риторики белорусских властей. Наверное, Европе можно было бы быть немного "выше".
 
А заявление, что его не пригласят осенью на саммит "Восточного партнерства", эту обиду еще больше укрепит?

Уровень той обиды, которая возникла после декабря 2010 года, сложно куда-то увеличить. Хотя разные санкции и самолетики и подливают масла в огонь... Что касается саммита "Восточного партнерства" в Вильне, то я бы не стал категорично говорить, что Лукашенко туда не попадет. Я целиком верю, что некоторая разморозка, если Беларусь пойдет на шаги, касающиеся прежде всего освобождения политзаключенных, может полностью все изменить и придать новую динамику событиям. Хотя, естественно, времени остается мало.

Вы действительно не исключаете того, что для налаживания отношений с Европой Лукашенко может освободить тех, кого он упорно называет уголовниками?
 
Если будет принято решение, что примириться с Европой надо непременно, то это возможно. Но я не вижу, чтобы вопрос разморозки и приглашения на виленский саммит в данный момент носил характер необходимости. Пока белорусские власти могут выкручиваться и без скорой разморозки и перезагрузки отношений. А в случае с политзаключенными мы видим значительно больше личной обиды, чем очевидной логики, стратегии властей в отношении их.
 
Но ведь на примере США мы видим, что начало перезагрузки положено. Не свидетельство ли это того, что Лукашенко начинает готовиться к выборам 2015 года?

Возможно. Если мы поверим в теорию геополитического цикла, смысл которого в том, что когда Лукашенко переизбирается — следуют два-три года заморозки отношений с Западом, репрессии, борьба за снижение риска потери власти, а приблизительно за два года до очередных выборов начинается цикл нормализации отношений в надежде на то, что выборы будут признаны. Исходя из этой теории — да, пора уже начинать готовиться и писать сценарий того, каким образом переизбраться в 2015 году с минимальными потерями. Но сейчас Лукашенко будет сложно накачивать рейтинг. Если до 2011 года метод "средней зарплаты" работал хорошо, то сейчас увеличение зарплаты дает очень малое увеличение рейтинга. Рейтинг начинает зависеть от каких-то других вещей. Подкуп избирателей — не такая простая вещь. По данным НИСЭПИ, Лукашенко имеет около 30%, и я думаю, что этим данным можно доверять. Команде Лукашенко необходимо увеличить рейтинг до 50%. И начинать надо делать уже сейчас. А каким образом? Надо больше платить людям, манипулировать ставкой рефинансирования — это все делать сейчас очень дорого. Поэтому попытки вернуть доверие и накачка рейтинга начнется где-то в 2014 году. А пока Лукашенко будет стараться не потерять эти свои 30%. Но в идеале для него — рейтинг в 50%. Потому что даже недемократический лидер должен оставаться легитимным и популярным!
 
Вы сказали: "Лукашенко демонстрировал, что контролирует ситуацию". Тем не менее вопрос насчет продажи "Беларуськалия" он переадресовал Семашко, о выплатах кредитов МВФ — Ермаковой, об объединении газет — Якубовичу. Ощущение, что не все он контролирует, от такого не возникает?

В принципе — да. Но возможно, что таким образом он демонстрирует, что становится более мудрым политиком: наконец-то кому-то отдельные вещи делегирует, и модернизация политического управления, когда не один он принимает решение, все же происходит. А может, это желание разделить с кем-то потенциальную ответственность за негативные процессы в стране. Сложно сказать, чем вызвана такая стратегия.

Но ведь складывается впечатление, что Лукашенко зачастую не в курсе того, что происходит в стране, — о "черных списках" музыкантов он не слышал, что учителям приходится много бумажной работы выполнять, не знает...

Алексей Пикулик: Вполне вероятно, что Лукашенко не в курсе отдельных вещей, тех же "черных списков". Белорусская система построена так, что большое число разных органов и ведомств занимается конкуренцией за решение определенных задач. И то, что Лукашенко узнает, — это, скорее всего, то, что ему докладывают. А поскольку круг людей, имеющих право личного доклада президенту, ограничен, то эти люди имеют большую возможность для интерпретаций, подачи информации в том русле, в котором это выгодно им и тем ведомствам, которые они представляют. Вполне допустимо, что Лукашенко не сидит и лично не планирует все репрессии против белорусского гражданского демократического общества. Возможно, зачастую мы сталкиваемся с некоторой самодеятельностью различных конкурирующих органов. Многие из которых занимаются политическим преследованием. Поэтому вряд ли здесь все можно валить на Лукашенко, как на такого мегамозга, который сидит и устраивает все подкопы. Я здесь не говорю ничего нового — это Макиавелли.

Что, на ваш взгляд, изменилось в белорусском обществе за последние 3-5 лет?

Белорусское общество продолжает взрослеть, становиться более хитрым, более рациональным. Белорусы на определенном уровне получают власть, так как это несет определенные блага. В то же время они стали понимать, что за повышением зарплаты всегда наступает горькое похмелье — либо девальвация, либо рост внешних долгов, либо еще что-нибудь. Пришло понимание, что из ниоткуда ничего не появляется. Вопреки понимаю того, что белорусское чудо во многом зависит от поддержки России, проевропейские настроения увеличиваются. Общество по-прежнему не доверяет оппозиции — рейтинг ее очень низок, и он постоянно падает. При этом белорусы хотят перемен, рыночных реформ. Другое дело, что мы не до конца знаем, что в действительности простые белорусы вкладывают в свое видение рыночных реформ и изменение модели управления. Зато они начинают все больше доверять независимым исследовательским центрам, независимым СМИ, независимым профсоюзам. И все это — на фоне снижения доверия к оппозиции.
 
По-прежнему сохраняется интрига: если за Лукашенко — 30%, за оппозицию — 20%, то за кого большинство? Не хочу говорить, что у нас уже есть спрос среди части населения на какую-то программную, политическую, идейную, лидерскую, но то, что рынок есть, чтобы этот спрос появился, это мы можем констатировать. Короче, рынок для новых сил в Беларуси есть, но власть будет делать все, чтобы этот рынок, эту центристскую позицию никто не смог занять. Потому что этот центр значительно более опасен, с точки зрения перспектив потери власти, чем очевидно оппозиционные группы.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ВСЕ НОВОСТИ