Политика

Станет ли Лукашенко белорусским Пиночетом?

01 октября 2014, 10:35
348
Политика Завтра твоей страны
0
На фоне украинских событий ЕС и США стало не до Беларуси.  В ходе нынешнего робкого потепления отношений с официальным Минском Запад, вероятно, не будет особо настаивать на демократизации. Означает ли это, что до конца эпохи Лукашенко политических реформ в Беларуси ожидать не приходится?
 
«Заморозки» неизбежны?

События в Украине привели к тому, что белорусская проблема для ЕС и США отошла на второй план: когда на кону вопрос войны, политикам не до проблем демократии, прав человека, политзаключенных.

— На фоне украинских событий белорусская стабильность выросла в глазах западных демократий. Да и энергоресурсы транзитом через Беларусь в Европу идут стабильно. К тому же в сравнении с Путиным, для Запада Лукашенко тоже уже не такой «плохой парень», – считает политолог Валерий Карбалевич.

Беларусь никогда и не была среди главных приоритетов Запада, замечает директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

– Другое дело, что украинские события изменили геополитический расклад и политику международных субъектов в регионе. Переосмысливаются общие походы в области безопасности, политического сотрудничества, — отмечает политолог.

По мнению Андрея Егорова, у Запада до сих пор нет осмысленной стратегии в отношении к проблемным странам региона – Беларуси, Азербайджану, Армении. Европейским политикам не нравится то, что здесь происходит. Они понимают, что в долгосрочном режиме эта ситуация не обеспечивает стабильности и безопасности. Но де-факто сделать с этим ничего не могут.

— Вот почему отношения развиваются по принципу качелей – заморозка – потепление, заморозка – потепление. Сейчас мы на стадии очередной оттепели, которая началась с конца 2013 года. Но без переосмысления общих подходов со стороны ЕС эксцессы неизбежны. И опять наступят очередные «заморозки», — прогнозирует эксперт.  

Политических реформ в Беларуси не будет. Даже «косметических»

— В ближайшей перспективе не будет ни малейших послаблений для оппозиции и политических оппонентов, — на этом, по мнению Андрея Егорова, не будет настаивать Запад , да и белорусское общество, напуганное украинским кризисом, стало еще выше ценить стабильность и спокойно отнесется к репрессиям против оппозиции, которая в его глазах ассоциируется с Майданом и хаосом.

К тому же одним из главных уроков 2010 года для Лукашенко стало то, что не надо отпускать вожжи и устраивать либерализацию. Да и Майдан показал белорусской власти, что протесты следует душить в зародыше.

— Существующая модель оптимальна для удержания власти, и менять что-либо в ней сегодня незачем, — считает Валерий Карбалевич.  

Разделяет эту точку зрения и Андрей Егоров.

– Ничто не вынуждает сегодня власть проводить политические реформы, – поясняет свою позицию политолог. – Нет ни экономических причин, ни внутренних процессов в стране, которые бы заставили ее пойти на этот шаг.

Вроде бы вынуждает к реформам экономическая ситуация. Но сегодня для Беларуси снова складывается выгодная экономическая конъюнктура благодаря санкциям ЕС против России. Кроме того, Россия не откажется субсидировать Беларусь хотя бы потому, что ситуацию в Украине она в свою пользу не решила. Ей не нужны проблемы внутри Таможенного союза и ЕАЭС.

— Даже если экономика России будет падать, скорее, будет страдать российское население, чем Россия откажется от поддержки сателлита, – прогнозирует Андрей Егоров.    

«Лукашенко никуда уходить не собирается»

Но ведь у власти могут быть и свои интересы. Возможны ли хотя бы игра в многопартийность (а тема создания «партии власти» на базе «Белой Руси» периодически актуализируется), внедрение пропорциональной избирательной системы? К тому же рано или поздно нужно задумываться и о механизмах передачи власти. 

– Я не вижу, для чего Лукашенко нужна партия власти, – отвечает Валерий Карбалевич. – Сегодняшняя система работает и дает нужный результат. Угроз ей нет, и от добра добра не ищут. Переход же к пропорциональной системе приведет к изменению системы позиционирования власти, политических партий. Представители партий должны будут апеллировать к обществу, им нужно давать доступ к СМИ, в том числе к телевидению. Смысла в этом нет. А вопрос о передаче власти в Беларуси вообще не стоит. Лукашенко никуда уходить не собирается, – считает эксперт.

Какие политические реформы нужны стране?

Главной политической переменой должны стать децентрализация управления и реформа судебной системы, полагает заместитель председателя  гражданской кампании «Говори правду» Андрей Дмитриев.

— Создание реального местного самоуправления с самостоятельными бюджетами и выбранными, а не назначенными мэрами, и независимая судебная власть — это позволит вовлечь общество в принятие политических решений и обеспечить верховенство закона, — отмечает он.

Чиновник должен потерять право принимать самоличные решения без оглядки на общество. Конечно, нужно создать и сбалансированную систему в центре, вернуть полномочия парламенту.

— Но без децентрализации внизу и независимой судебной системы вертикаль быстро восстановит свои позиции, — считает политик.

«Лукашенко будет до конца держаться за существующую систему»

Но если общество все же задумается о реформах? Скажем, в случае ухудшения экономической ситуации, что выглядит отнюдь не фантастически. Ведь без политических невозможны и сколь-нибудь значимые экономические реформы. Какая политическая система привлекательнее для Беларуси на период реформирования – президентская или парламентская республика?

Практически всесильная исполнительная власть или урезание ее полномочий в пользу других ветвей? Вопрос не праздный – провести болезненные экономические реформы проще при сильной исполнительной власти. Примеров множество – от Аугусто Пиночета в Чили до Ли Куан Ю в Сингапуре. В то же время при парламентской республике «разгул демократии» запросто может привести к тому, что реформы будут буксовать. Более того, возникнет анархия, при которой вполне вероятно возникновение авторитаризма 2.0.

– Беларуси нужен баланс властей, – считает Андрей Дмитриев. – Президент нужен, но премьера должен назначать парламент. Авторитаризм зависит не от формы правления, а от отсутствия реального разделения властей и неспособности или нежелания общества заявить о своем праве принимать решения. Что касается переходного периода, то для успеха тут нужен не «бездумный кулак», а национальное согласие по основным ценностям и принципиальным вопросам.

Сегодня белорусское общество ориентировано на сильную власть: « в стране должен быть хозяин». Что такое парламентская система, большинству представителей электората непонятно, поэтому политические силы, предлагающие такую форму, не будут поддержаны, считает Валерий Карбалевич.

Такова ситуация сегодня. А что будет в тот момент, когда этот вопрос станет актуальным, политолог прогнозировать не берется.  

Что касается ситуации, когда авторитарный лидер жесткой рукой проводит непопулярные в обществе экономические реформы, — это было бы, по мнению Валерия Карбалевича, неплохим вариантом. Но представить себе в этой роли Александра Лукашенко политологу трудно.

— Реформы – это в том числе и смена образа, а образ реформатора для Лукашенко ненатурален, — считает эксперт. — Его электорат не поймет и не поддержит такую перемену.

Период реформ очень опасен для политиков – вспомним и Александра II, и Никиту Хрущева.  Валерий Карбалевич думает, что Лукашенко «будет до конца держаться за существующую систему».

– Модель авторитарной модернизации, конечно, очень привлекательна. Известны и успешные примеры, – говорит Андрей Егоров. – Другое дело, что, как мне кажется, Лукашенко психологически не способен взять на себя роль реформатора. Тот же Пиночет приходил именно  для того, чтобы провести  реформы. И, кстати, отказавшись впоследствии от власти, плохо кончил. Лукашенко же знает, что потеря управляемости чревата. И риски очень существенны. Вряд ли он на это пойдет.

В то же время, подчеркивает эксперт, для проведения реформ необходимы широкие полномочия исполнительной власти. Парламентская форма правления  плохо приспособлена к таким испытаниям.

– Анархическая, демократическая ситуация а-ля Беларусь 1992 – 1994 годов не способствует проведению реформ, – подчеркивает Андрей Егоров. 

В случае прихода президента-реформатора, эксперт не советует менять действующую Конституцию — полномочия у правительства реформаторов должны быть большие. Иначе не избежать хаоса.

— А вот тогда действительно возможно появление авторитаризма. Даже не 2.0, а, по аналогии с Windows, 3.11.  То есть существенно хуже и примитивнее, чем тот, с которым мы имеем дело сегодня, — прогнозирует политолог.  

Но это, судя по всему, дело далекого будущего. А пока большинству политические реформы не нужны. Похоже, что тезис «от добра добра не ищут» актуален не только во власти, но и для значительной части белорусского общества.

Справка «Завтра твоей страны»

В рамках проекта «Рефорум», который реализуется при участии BISS под эгидой Еврокомиссии, политиков и гражданских активистов спросили о том, в какой сфере они хотят реформ больше всего: для своей организации и для страны. В обоих вопросах с огромным перевесом лидирует политика. 53% опрошенных представителей оппозиции и третьего сектора хотят реформ в этой сфере для своей организации, 58% — когда речь идет о Беларуси в целом. Далее идет экономика (14% и 30% соответственно) и образование (15% и 6%).
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер