Политика

Беларусь — Пакистан. Рывок на миллиард

Политика Naviny.by
0
Прилагаемые в течение уже многих лет усилия найти перспективные рынки в дальних странах желаемых плодов Минску не приносят.

Наблюдаемая в последнее время высокая интенсивность контактов с Пакистаном на высоком уровне еще не служит гарантией прорыва на этом направлении.

Дипломатические отношения между Республикой Беларусь и Исламской Республикой Пакистан были установлены еще 3 февраля 1994 года, но более двадцати лет двустороннее сотрудничество находилось в полузамороженном состоянии.

Зато в последнее время контакты на самом высоком уровне стали чрезвычайно интенсивными: Александр Лукашенко впервые посетил Пакистан в конце мая прошлого года, три месяца спустя в Беларуси побывал премьер-министр этой страны Наваз Шариф, а в ноябре 2015 года его белорусский коллега Андрей Кобяков наведался в Исламабад. И вот 4-6 октября там снова побывал с официальным визитом президент Беларуси.

Чем вызван такой внезапно возникший взаимный интерес?

Нет почвы для особой близости

На прошлогодней встрече в Минске первые лица выразили «совместную готовность к расширению сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом, нелегальной миграцией, торговлей людьми, трансграничной организованной преступностью, незаконной торговлей оружием и оборотом наркотических средств».

Практически то же самое прозвучало и на днях в Исламабаде. Стороны отметили схожесть подходов по ключевым международным и региональным проблемам, в том числе «в решении всего комплекса вопросов по поддержанию международного мира и безопасности, противодействию современным вызовам и угрозам, таким как международный терроризм, распространение оружия массового уничтожения, незаконное производство и сбыт наркотиков, торговля людьми, природные и техногенные катастрофы».

Однако о достижениях на этих фронтах за прошедший период информации не поступило. А жаль, поскольку было бы крайне любопытно узнать, каким образом значительные совместные результаты в упомянутых сферах могут быть получены столь удаленными одно от другого государствами.

Кроме того, нет уверенности, что трактовка некоторых определений, например терроризма, у Минска и Исламабада в силу понятных причин идентична.

Наконец, из всех глобальных общеполитических организаций Беларусь и Пакистан помимо, естественно, ООН состоят вместе только в Движении неприсоединения и Межпарламентском союзе, которые довольно сложно отнести к числу эффективных структур. К тому же в белорусской внешней политике в последнее время они явно отодвинулись на задний план.

Что же касается ООН, то, разумеется, взаимная поддержка реальна. Однако и роль этой организации назвать сейчас значимой можно лишь с очень большой натяжкой.

Таким образом, оснований для столь бурного политического сближения пока не просматривается.

В экономической сфере перспективы туманны

Поэтому без особого риска ошибиться можно сделать вывод, что главным объектом как ведущихся переговоров, так и двустороннего взаимодействия в целом является экономика. Особенно если учесть, что ситуация в нашей стране в этом плане выглядит далеко не блестящей.

Поиск новых рынков сбыта, особенно в условиях значительного отрицательного сальдо в торговле товарами, является совершенно нормальным поведением правительства любой страны. Вот только прилагаемые в течение уже многих лет усилия найти перспективные рынки в дальних странах, вопреки широковещательным заявлениям, желаемых плодов Минску не приносят.

Можно вспомнить, например, аналогичный визит в Индонезию три года назад, когда также звучали победные реляции. Нельзя сказать, что с тех пор ничего не изменилось: товарооборот вырос со 130 миллионов долларов в 2013 году до 185 миллионов в прошлом, а положительное сальдо удвоилось, однако о настоящем прорыве говорить пока не приходится.

Имеются серьезные подозрения, что подобное произойдет и в случае с Пакистаном. По крайней мере, сегодняшние тенденции особого оптимизма не внушают. Так, в минувшем году объем торговли составил 56,3 млн долларов, а положительное сальдо — порядка 31 миллиона. За семь месяцев нынешнего года — соответственно, 30 и 16,4 миллиона.

Это, между прочим, на фоне поставленной руководством обеих стран задачи выйти в ближайшее время на миллиард.

Некоторые обозреватели полагают, что в этом случае Минск делает ставку не столько на увеличение торгового оборота, сколько на военно-техническое сотрудничество. Но последнее не может являться самоцелью, в конечном счете и здесь главное сводится к материальному фактору.

***

Уже долгое время, несмотря на регулярные визиты руководства Беларуси в страны так называемой далекой дуги, их доля во внешней торговле нашего государства остается практически неизменной.

Это следствие либо недостаточной конкурентоспособности белорусской продукции, либо слабой платежеспособности партнеров. Кардинальное решение проблемы заключается в выводе производства на более высокий технологический уровень. Однако это невозможно без тесного сотрудничества с развитыми странами, на пути к которому сохраняется целый ряд препятствий принципиального характера, как политических, так и экономических.

И хотя на встрече с пакистанским коллегой Мамнуном Хусейном Лукашенко заявил, что в экономическом взаимодействии «лед тронулся», многолетний предыдущий опыт показывает, что на деле успех отнюдь не гарантирован.
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
политика
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter