Политика

Спецдокладчик ООН: В Беларуси нарушаются права человека из-за концентрации власти в руках президента

Политика ZERKALO
0
Одной из главных структурных причин систематических нарушений прав человека и периодически повторяющихся массовых репрессий в стране является сосредоточение практически всех полномочий в руках исполнительной власти, прежде всего президента и его администрации. К такому выводу приходит в своем докладе по вопросу о положении в области прав человека в нашей стране спецдокладчик ООН по правам человека в Беларуси Миклош Харасти.

Доклад будет представлен завтра на 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. TUT.BY прочел его и узнал, о чем спецдокладчик будет говорить с трибуны.

«Лукашенко и его администрация способны прислушиваться к голосу народа, когда его отчаяние достигает определенного предела»


Доклад представлен в соответствии с резолюцией Совета по правам человека. В докладе исследуются «связи между уникальными чертами системы государственного управления Беларуси и положением дел в области прав человека в этой стране».

В своем докладе Харасти исследует воздействие авторитарного типа правления, сложившегося со времени первого избрания Александра Лукашенко на президентский пост, на положение в области прав человека и дает рекомендации по улучшению положения в области прав человека в Беларуси в соответствии с ее международными обязательствами.

Харасти отмечает, что ситуация в области прав человека в Беларуси ухудшается. Одним из важных событий, повлиявших на это, стало широкомасштабное организованное подавление в марте 2017 года мирных протестов, участники которых выступали против декрета по тунеядству.

«Жесткие меры, принятые государственными субъектами в марте 2017 года, вызвали тревогу международного сообщества и напомнили партнерам Беларуси о том, что репрессии в стране носят циклический характер. После некоторого ослабления гонений, которое можно было бы назвать прогрессом, правительство вернулось к практике подавления несогласных и нападок на право защитников и журналистов — две группы людей, которых правительство преследует на протяжении последних 23 лет», — пишет Миклош Харасти.

Докладчик считает, что тот факт, что вскоре после демонстраций президент принял решение приостановить сбор налога «на тунеядство», говорит о том, что президент и его администрация способны прислушиваться к голосу народа.

«Когда его отчаяние достигает определенного предела», — пишет Харасти.

По мнению докладчика, налог на тунеядство направлен не только против «диссидентов-предпринимателей», занимающихся экономической деятельностью без регистрации, но и отчасти против представителей гражданского общества, которые работают неофициально, включая активистов неправительственных организаций и профсоюзов, независимых журналистов и людей творческих профессий.

«Официальный уровень безработицы составляет 1%, что крайне неправдоподобно, учитывая экономическую ситуацию в стране. Иллюзия отсутствия безработицы, а значит — и отсутствия нищеты (в отношении последней не имеется никаких данных) аналогична создаваемой лишенным плюрализма парламентом иллюзии о том, что в стране якобы отсутствуют оппозиционные политические взгляды», — говорится в докладе.

Представитель ООН пишет, что официальная реакция на события, главным образом отразившаяся в задержаниях участников акций, свидетельствует о том, что система государственного управления Беларуси призвана защищать консолидацию власти в руках президента и его администрации, а не создавать условия для высказывания альтернативных мнений.

Кроме того, практика задержаний и помещения под стражу оппозиционеров не прекратилась. В Беларуси появились новые политические заключенные и до сих пор остаются открытыми уголовные дела, которые были возбуждены после разгона демонстраций в марте 2017 года и рассмотрение которых может завершиться приговорами к тюремному заключению.

Из позитивных изменений, произошедших за последние годы, спецдокладчик отметил освобождение в конце 2015 года политических заключенных, ратификацию Конвенции о правах инвалидов, регистрация гражданской кампании «Говори правду». Но при этом отмечает, что регистрация «Говори правду» и символическое избрание в парламент двух членов оппозиции в ходе выборов, состоявшихся в сентябре 2016 года, можно рассматривать «именно как демонстрацию президентом своего полного контроля над избирательными процессами, а не как проявление открытости по отношению к оппонентам».

Также из положительных моментов Харасти упоминает свое участие в ежегодной сессии Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая состоялась в июле этого года в Минске. Но замечает, что в это же время МИД выступил с заявлением, что это не означает, что власти Беларуси открыты к сотрудничеству с мандатарием.

«Лукашенко намеренно позиционировал себя как человек из народа»


Харасти считает важным исследовать природу государственного управления Беларуси для того, чтобы понять причины его неизменно негативного воздействия на положение в области прав человека и логику цикличности репрессий в стране.

«Анализ уникальных особенностей системы государственного управления Беларуси, возможно, позволит объяснить, почему на протяжении более чем 20 лет страна не добилась сколько-нибудь ощутимых успехов в том, что касается соблюдения прав человека в целом. Несмотря на демонстрируемую готовность правительства обсуждать отдельные проблемы прав человека, такие как торговля людьми или смертная казнь, укоренившаяся система репрессивных законов и строгий контроль за повседневной жизнью людей не позволяют безоговорочно доверять заявлениям правительства о его решимости улучшать ситуацию в области прав человека», — пишет Харасти.

Спецдокладчик считает, что после прихода к власти в 1994 году президент без промедления подчинил своей администрации и себе лично все ветви власти, причем сделал это не постепенно, а в несколько внезапных шагов.

«Намеренно позиционируя себя как человек из народа, он завоевал расположение избирателей своими высказываниями о негативных последствиях конца Советского Союза, в котором Беларусь была одной из богатейших республик, и репутацией человека безупречного поведения, сложившейся у него в его бытность председателем парламентской комиссии по борьбе с коррупцией. Вскоре после избрания президент приступил к консолидации власти», — пишет Харасти и упоминает два референдума 90-х годов, на одном из которых сменилась госсимвлоика и русский язык получил статус государственного, на втором — расширялись полномочия президента и продлевался срок его полномочий. В результате уничтожение института разделения властей в Конституции 1994 года в результате изменений, внесенных в нее в 1996 и 2004 годах, привело к формированию явно авторитарного президентского режима, говорится в докладе.

«В Беларуси много формальных признаков демократии»


Установившийся в Беларуси авторитарный режим не вызывает активного неприятия у большинства населения, считает Миклош Харасти. Более того, парализующий эффект длительного отсутствия в Беларуси демократического управления и страх перед демократическими преобразованиями в Центральной и Восточной Европе, нагнетаемый государственными средствами массовой информации, привели к тому, что действия президента в области прав человека и по другим вопросам вообще не обсуждаются.

Спецдокладчик пишет, что в Беларуси можно обнаружить много формальных признаков демократии: регулярно проводятся выборы, наличествуют судебная система и Конституционный суд, у граждан есть возможность более или менее свободно перемещаться, доступен интернет, страна ратифицирует международные договоры и взаимодействует с отдельными правозащитными механизмами ООН.

Однако проводимый на протяжении многих лет анализ того, как все это воплощается на практике, свидетельствует о том, что использование этих структур и процессов целенаправленно носит антидемократический характер.

«Власти демонстративно игнорируют требования об обеспечении демократической подотчетности. Например, Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ вынуждено продолжать выносить одни и те же рекомендации после каждых выборов, выступая за придание им свободного и справедливого характера, поскольку правительство упорно отказываться исполнять эти рекомендации», — пишет спецдокладчик.

Власти контролируют, какую информацию населению надо знать


Представитель ООН считает, что до избрания Александра Лукашенко президентом, в Беларуси наблюдалась довольно благоприятная обстановка в области свободы слова и средств информации, вполне схожая с той, что сложилась в большинстве стран Центральной Европы после распада Советского Союза.

«Сегодня уровень контроля со стороны властей над тем, что гражданам следует знать, думать и выражать и о чем разрешается сообщать в средствах информации, едва ли имеет аналоги в какой-либо другой части Европы, — отмечает Харасти. —  Президент сам занимается вопросами средств массовой информации, отдавая предпочтение некоторым из них. Он постоянно повторяет, что сотрудники средств массовой информации несут „гражданскую ответственность“. Те, кто не поддерживает официальную линию, объявляются безответственными, что также используется для оправдания вмешательства исполнительной власти в деятельность средств массовой информации».

В стране разработана специальная система предупреждений, которые органы исполнительной власти выносят СМИ по вопросам, касающимся порядка освещения тех или иных событий, и которые дают основания для закрытия СМИ в случае получения ими повторных предупреждений.

«Так называемые административные суды, в которых можно обжаловать подобные решения, не рассматривают жалобы по существу, а лишь проверяют, действовали ли власти в пределах полномочий, предоставленных им законодательством о средствах массовой информации», — говорится в докладе.

Харасти отмечает, что независимые журналисты подвергаются преследованиям, не могут работать без аккредитации, получение которой от властей является непростой задачей, постоянно сталкиваются с административными и юридическими препятствиями в виде неоднократных вызовов в суд и крупных штрафов.

«Массовые демонстрации в феврале-марте 2017 года стали для властей поводом напомнить журналистам о том, чтобы те воздерживались от освещения несанкционированных мероприятий любого масштаба. Согласно докладу Белорусской ассоциации журналистов было зарегистрировано по меньшей мере 123 случая нарушения прав журналистов, включая 96 задержаний», — говорится в докладе.

Основная причина нарушения прав человека — сосредоточение власти в руках президента

В своем докладе Миклош Харасти приходит к выводу, что одной из главных структурных причин как глубоко укоренившихся систематических нарушений прав человека, так и периодически повторяющихся массовых репрессий в стране является сосредоточение практически всех полномочий в руках исполнительной власти, прежде всего президента и его администрации.

Отсутствие эффективного парламента, независимой судебной власти, национального правозащитного учреждения, действующего в соответствии с принципами, касающимися статуса национальных учреждений по поощрению и защите прав человека, отсутствие конкретного антидискриминационного законодательства, системы регистрации общественных организаций в порядке уведомления, а не на основании разрешений, как это происходит в нынешней системе, — все это составляет основу общей политики в области прав человека в Беларуси.

«Хотя Конституция предусматривает разделение властей и уважение прав человека, в реальности мы имеем дело с монолитной структурой власти, при которой законодательство и система управления нацелены на поддержание концентрации власти и отсутствуют эффективные гарантии прав человека. Этим же объясняется тот факт, что положительные изменения носят лишь временный и периферийный характер, а основная система управления остается антидемократической», — говорится в докладе.

Специальный докладчик рекомендует субъектам гражданского общества и правозащитникам продолжать свою важную работу, которую приходится делать в весьма неблагоприятных условиях. Он вновь призывает власти Беларуси к сотрудничеству и рекомендует им: снять все обвинения с мирных участников демонстраций против декрета президента № 3, включая тех, кто обвиняется в формировании незаконной вооруженной группы (речь идет о деле «Белого легиона», — ред.), отменить декрет президента № 3, освободить членов профсоюзов и политических активистов, содержащихся в настоящее время под стражей, и снять с них обвинения, отменить статью 193−1 Уголовного кодекса, которая предусматривает уголовное наказание за любую общественную деятельность незарегистрированных организаций, отменить смертную казнь или по меньшей мере безотлагательно ввести мораторий на ее применение, создать национальное правозащитное учреждение, в этой связи доработать межведомственный план действий путем привлечения правозащитных неправительственных организаций, даже неаккредитованных, к его разработке и контролю за его осуществлением, прекратить преследования правозащитников, представителей гражданского общества и независимых журналистов.

    Справка:


    Мандат специального докладчика по вопросу о положении в области прав человека в Беларуси был учрежден Советом по правам человека в его резолюции в связи с волной массовых арестов и репрессивными действиями, предпринятыми правоохранительными органами в ответ на события, произошедшие в стране после президентских выборов 2010 года. Специальный докладчик приступил к исполнению своих обязанностей 1 ноября 2012 года. Официальный Минск мандат спецдокладчика не признает и призывает Совет ООН по правам человека упразднитьего, говоря о его «несправедливом и политизированном характере». Однако СПЧ ООН в июне этого года решил продлить мандат спецдокладчика по Беларуси на один год. За принятие этого решения в Женеве проголосовали 18 стран, 8 — против, 21 — воздержались.
  
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
оон
права человека
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter