Политика

«Армения ни при чем»: почему Лукашенко «отменил» референдум

Менять стратегические планы из-за того, что где-то в далекой стране сбросили власть — это как-то не свойственно политику, который остается у власти почти четверть века.

25 апреля 2018, 11:21
5990
Политика Радыё Свабода
0

В начале — о том, что, на мой взгляд, причиной не является. Не является опыт армянской революции, которая произошла буквально накануне обнародования послания. Не является ни психологически, ни политически.

Армения ни при чем

Менять стратегические планы из-за того, что где-то в далекой стране сбросили власть — это как-то не свойственно политику, который остается у власти почти четверть века и пережил много разнообразных кризисов.

Ну поменял Саргсян Конституцию два года назад. А теперь его свергли. И что? А Путин и Алиев поменяли и управляют по-прежнему. А властители — жертвы «арабской весны» — Конституции не меняли, а их тем не менее свергли. Здесь нет прямой связи. Армению Лукашенко в связи с референдумом поминал, но как-то нелепо. «Перемен под конкретное лицо никогда не будет — как это мы увидели на примере Армении», — сказал Лукашенко в послании. Помнится, что в Беларуси в 2004 году на референдуме меняли Основной закон именно под конкретную личность. И что «мы увидели на этом примере»? Что после это лицо остается на той же должности 14 лет.

«Я никогда не действую нечестно в отношении наших людей и никогда на это не пойду. Я знаю, откуда я пришел и как я победил на президентских выборах. Я обещал и никогда не нарушу свою клятву, чего бы мне это ни стоило, так как будет, как вчера в Армении», — еще одно объяснение, почему референдума не будет.

Сказано красиво. Но какую клятву нарушил Серж Саргсян? Говорил, что не пойдет в премьеры — это было. Обещал, можно сказать. Передумал. Не удалось не пойти (шутка). Ну так и Лукашенко вот тоже обещал «святую цифру» средней зарплаты «папицот». И как с тем обещанием? А как и у Саргсяна — с его. Саргсяну это стоило дорого. Но если бы всем политикам за невыполнение их обещаний было, как Саргсяну, политический мир представлял бы собой сплошную пустыню.

Ну а если не Армения, то что? Наверное то, что разговоры об изменениях в Конституцию были пробным шаром, тестом на реакцию общества.

Кто требует изменений Конституции?

Вчера Лукашенко как бы «отменил» референдум. Но он его и не объявлял. Но кто делал смутные намеки на возможность конституционных изменений? Так он же и его подчиненные.

— 15 марта он рассказал, что дал поручение Конституционному суду подготовить предложения по изменению в Конституцию.

— 2 апреля председатель ЦИК Лидия Ермошина, отвечая на вопросы журналистов, сказала, что изменения избирательного законодательства могут произойти только после изменений в Конституцию.

— 6 апреле министр иностранных дел Владимир Макей в интервью Euronews заявил о возможных изменениях в Конституцию Беларуси, связав их с «вопросами стабильности и безопасности».

— 10 апреля опять же Александр Лукашенко на встрече с журналистами государственных СМИ отметил, что, с его точки зрения, часть функций должна перейти от президента другим ветвям власти.

«Вы же видите, кто требует изменений. Они же не будут отвечать, какие последствия будут иметь изменения Конституции», — с пафосом воскликнул во время послания Лукашенко.

Не видим. Требований вообще никто никаких не высказывал. Ну кроме самого Лукашенко с его приказом Конституционному суду. А намеки делал он же, а также Ермошина и Макей. Собственно их слова публика и обсуждала и интерпретировала.

Возможно, намеки делались в связи с действительно «техническими изменениями», как сказал Лукашенко в своем послании. Например, политолог Юрий Чаусов еще в позапрошлом году объяснял , что в Конституции по-прежнему фигурирует такая должность, как председатель Высшего хозяйственного суда, хотя эти суды уже ликвидированы.

Ну с точки зрения юридической чистоты может и непорядок, может и стоит такую ​​мелочь поправить, может именно такие изменения и имел в виду Лукашенко в своем поручении КС. Но в это как-то слабо верится. Слишком мелкий вопрос. Зачем было тогда публично об этом заявлять не только Лукашенко, но и Макею, по должности далекому от конституционного строительства? Как подобная мелочь может быть связана с «вопросами стабильности и безопасности», о чем говорил Макей Euronews?

Пробный шар

Так что мысли, скорее всего, были о проектах конституционных изменений более амбициозных. Они могли быть как у самого Лукашенко, так и только в определенных кругах в его окружении. Мысли не в формате решения, а предложений, рассуждений, вариантов. Штабы, как военные, так и политические, могут и даже должны разрабатывать самые неожиданные и маловероятные сценарии. А сценарий изменения Конституции, как представляется, в политическом штабе Лукашенко не воспринимался таким уж абстрактным. Интересно подумать, интересно выяснить реакцию — общество, аппарата, зарубежья.

Ну так может Лукашенко, Ермошина и Макей ее и выясняли своими намеками. Не исключено, что Лукашенко и действительно дал поручение КС подготовить изменения типа отмены должности председателя Высшего хозяйственного суда. Но набором упомянутых заявлений создавался такой контекст, что речь может идти о гораздо более существенных вещах. И смотрели — а кто что скажет, кто что помыслит, кто как отреагирует.

И заявления из послания «надо прекратить это брожение в обществе, "возню"о референдуме переводятся с политического на обычный язык — мы это брожение и возню в качестве теста запустили, результат нам не понравился.

Возможно, пока. И прежние заявления, и сегодняшние — они все же немного двусмысленные. «Нам сейчас не до референдума» — было сказано. А в 2019-м тоже будет не до референдума? А может тогда будет как раз? А в 2020-м? Об этом ничего сказано не было. Ну и повторно было сказано 10 апреля — что «часть полномочий можно передать другим ветвям власти». Вот так просто взять и передать? Указом или распоряжением? По идее это все же конституционный вопрос.

Изменение Конституции не равна референдуму

Резонно заметил по этому поводу цитированный выше Юрий Чаусов: на самом деле согласно Конституции референдум — не единственный путь изменения Основного закона, его может менять и парламент своим решением (см. Конституция Беларуси, Глава VIII. Действие Конституции и порядок ее изменения )

Так что заявления о том, что не будет референдума по Конституции, формально говоря, не означают, что не будет конституционных изменений. Кстати, статьи раздела III Конституции об избирательном законодательстве как раз могут меняться как через референдум, так и решением парламента. А именно о таких изменениях и говорила Ермошина.

Тогда, возможно, все довольно просто. Планируются изменения в раздел Конституции о выборах, соответствующее поручение подготовить предложения данное КС, референдум на этот (и на какой другой) власть проводить не собирается, а собирается провести изменения через парламент.

Этой логической версии противоречат разве туман, напущенный Лукашенко, Ермошиной и Макеем и дважды повторенные слова Лукашенко о планах «часть полномочий передать другим ветвям власти». Если речь идет об изменении избирательного раздела Конституции, почему делают тайну? Ну а что касается перераспределения полномочий ветвей власти, то они закреплены в разделе IV Конституции (Президент, парламент, правительство, суд), который меняется исключительно через референдум.

Так что версия о пробном шаре представляется все же более правдоподобной. Вариант наверняка обсуждался. Реакция не понравилась. Возможно, даже реакция за пределами Беларуси. Ну, а потом дали отбой, приплев отставленного Саргсяна, который пришелся к слову. Однако в любом случае пока большому изменению Конституции — отбой.

Юрий Дракохруст.
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер