Политика

Как будет решать нефтяной вопрос новый президент Беларуси?

Разговор Юрия Дракохруста с политиками, которые заявили о намерении участвовать в президентских выборах:

24 февраля 2020, 21:43
28010
Политика www.svaboda.org
0

Как претенденты на пост президента Беларуси, в случае своей победы, собираются обеспечить Беларусь нефтью? Возможно ли диверсифицировать белорусский нефтяной импорт? Стоит ли Беларуси выйти из Евразийского союза?

В передаче «Пражский акцент» на «Радыё Свабода» - разговор журналиста Юрия Дракохруста с политиками, которые заявили о намерении участвовать в президентских выборах: Юрием Губаревичем, Ольгой Ковальковой и Павлом Северинцем.

Как решить нефтяной кризис?

Дракохруст: Вы берете участие в праймериз, выразили желание и готовность стать президентом Беларуси. Как вы собираетесь решать едва ли не самую острую экономическую проблему, перед которой сейчас стать Беларусь?

В январе только одна российская компания поставляла нефть в Беларусь, она поставила менее четверти от запланированного. В феврале, кажется, поставки еще меньшие. Тем временем ВВП страны в январе упал примерно на 2%. Якобы в результате переговоров Лукашенко и Путина 21 февраля нефтяная проблема была как-то решена. Но, по крайней мере, в течение января и большей части февраля у Лукашенко решить этот нефтяной кризис получалось не очень. А у вас получилось бы лучше? И как?

%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0

Ольга Ковалькова

Ковалькова: Точно лучше. Я переживаю за страну, а не за личный карман и не за авторитарную власть. На мой взгляд, нужно избавляться зависимости от одного монопольного поставщика, это вопрос национальной безопасности. Нужно наладить постоянные альтернативные пути доставки нефти и выбрать наиболее выгодные для нас.

Потребности внутреннего рынка в нефти в 3-4 раза меньше того, что мы импортируем из России. Основная проблема заключается в наполнении бюджета и в падении доходов от экспорта продуктов нефтепереработки.

Выходом являются структурные реформы, отказ от дотаций убыточным предприятиям, развитие малого и среднего бизнеса, привлечение иностранных инвестиций. Это, безусловно, требует защиты частной собственности и независимой судебной системы.

Губаревич: Эта проблема была заложена в экономику Беларуси давно. Ориентация на переработку дешевой нефти - это не то, что может позволить себе страна, которая не добывает нефть. Экономика так не работает. Этот кризис связан с невозможностью так зарабатывать дальше. Ведь поменялись подходы со стороны нашего восточного соседа. Они требуют перехода к рыночным отношениям. Причем предметом торга в этом отношении являются не только товары и деньги, но и независимость. Меня беспокоит тот факт, что Путин согласился компенсировать убытки от налогового маневра. Это означает, что мы должны будем чем-то заплатить за это.

Мое видение - нужно отбрасывать все, что препятствует развитию экономических отношений. Рано или поздно мы придем к рыночным ценам, и даже при сегодняшнем режиме. Это то, что Россия декларировала с 2007 года. И надо к этому привыкать.

Надо привыкать к тому, что мы не сможем зарабатывать на нефти. Но мы должны думать об экономической безопасности, энергетической безопасности и обеспечении наших потребителей нефтепродуктами.

А что касается компенсации этих потерь - есть другие предметы торговли: транзит, размещение российских военных объектов. И если нас заставляют больше платить за нефть, что раньше было сбалансированно нашими уступками, то давайте брать плату за то, что мы раньше уступали.

%d1%81%d0%b5%d0%b2%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%bd%d0%b5%d1%86

Павел Северинец

Северинец: В той ситуации, в которой оказался Лукашенко, ему надо было платить за разницу между прежними и более высокими ценами на нефть с его собственного кармана. В свое время Радзивиллы и Сапеги оплачивали из собственного кармана государственные расходы. Если он за независимость, он бы пошел таким путем.

Он им не пошел, он продолжает политику, которую вел 25 лет. За российскую нефтяную халяву он расплачивается белорусским суверенитетом.

Если бы был президентом в январе, думаю, что россияне выставили бы гораздо большую цену, чем при Лукашенко. Любой демократический президент столкнется с давлением и шантажом со стороны России. Жить придется по мировым ценам.

Это не Лукашенко первым говорил, что у нас российской нефти должна быть не более 30-40%. Это 30 лет назад говорил Зенон Позняк. И за 25 лет надо было строить все эти трубы, делать реальную диверсификацию.

С этого и надо начинать. За независимость надо платить. Надо говорить людям: Дорогие друзья, давайте потерпим, но мы решим этот вопрос раз и навсегда. Давайте заплатим и будем строить новую экономику. А что такое новая экономика? Это IT, это информационные и биотехнологии, это транспортно-логистические хабы, это сервис, это все, чем должна жить страна на геополитическом перекрестке.

Как Беларусь станет более независимой от российской нефти, чем Литва и Польша?

Дракохруст: Павел, вы вспомнили, что Позняк 30 лет назад говорил, что доля России в нефтяном импорте должна составлять 30-40%. Это то, что говорит сейчас Лукашенко. Но я посмотрел статистику Еврокомиссии за 2018 год, за прошлый полной пока нет. В 2018 году доля РФ в нефтяном импорте Польши, Литвы и Финляндии составляла примерно 80%. Что говорили 30 лет тамошние Позняки, но теперь они пришли вот к такому результату. Вы были бы умнее, чем президенты Польши Дуда и Литвы Науседа?

Северинец: Нам приходится быть умнее их, поскольку Россия над нами нависает, как глыба. У них - Евросоюз и NATO, мы - перед этим огромным имперским монолитом. Поэтому нам нужно не более 30% российской нефти, как заложено в теории.

Если у нас будут проложены трубы к портам в Клайпеде, Вентспилсе и может до Гданьска, если будет нормальный трубопроводный путь из Украины, мы сможем разговаривать с Россией с позиций независимости, а не стоять на коленях перед ней. Мы страна, которая в наиболее уязвимом состоянии.

Дракохруст: Ольга, я назвал долю РФ в нефтяном импорте Польши и Литвы. Им труба не нужна, Клайпеда и Гданьск - это их порты с нефтяными терминалами. Наконец, они богаче Беларусь. И тем не менее - 80%. Какими деньгами, из которых доходов Беларусь будет оплачивать те 70% нероссийского нефти, о которых говорит Павел?

Ковалькова: Главная проблема заключается в структуре белорусского экономики. Доходы от переработки нефти сокращаются и будут продолжать сокращаться. И выходом из тупика являются структурные реформы.

Если бы я стала президентом, я бы инициировала пересмотр концепции энергетической безопасности и выступала за использование альтернативных источников энергии.

Что касается диверсификации, то не так важно, сколько процентов нефти по ним пойдет, важно чтобы альтернативные пути доставки нефти были и усложнение отношений с главным поставщиком можно было скомпенсировать альтернативными поставками.

Ну, и стоит сказать, что я собираюсь бороться за кресло президента, а не главы концерна «Белнефтехим». Я не думаю, что президент должен заниматься подобными хозяйственными вопросами.

Я выступаю за прагматичные отношения с Россией, а не за кулуарные договоренности относительно того, какой частью суверенитета расплатиться 2% премии за нефть. Есть мировой рынок и в соответствии с ценами на нем нужно выбирать поставщиков.

%d0%b3%d1%83%d0%b1%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87

Юрий Губаревич

Губаревич: Почему Польша и Литва могут позволить себе 80% российской нефти? За последние много лет мы ни разу не видели, чтобы президенты этих стран рвали на себе волосы, кричали, что все потеряно, и у нас не подписан контракт с Россией. У них давно отлаженные рыночные отношения, и это не дело президента - бегать в Кремль и выпрашивать очередные поставки. К этому должна прийти и Беларусь.

Если говорить о нынешних выборах и переходе власти, то мы будем смотреть, какие договоренности уже достигнуты. Лукашенко лезет в Кремль, он хочет получить скидку и от него требуют чем заплатить. Достаточно работать с российскими нефтяными компаниями. Они также особо никуда не денутся. Та нефть, которую они качают в Беларусь и названные вами, Юрий, страны Восточной Европы, она дешевле европейской. Этим странам выгодно покупать российскую нефть.

Но и россиянам нужно свою нефть продавать. И разница может быть не очень большой по сравнению с сегодняшними ценами. Если мы посмотрим на перспективу, то до мировой цены осталось недалеко - 15-17%. Это не та цена, которую нельзя заплатить, чтобы Беларусь обрела реальную государственную независимость.

Стоит ли Беларуси выходить из Евразийского экономического союза?

Дракохруст: Участники праймериз обещают добиваться выхода из ОДКБ и Союзного государства. Но в ваших общих обязательствах не написано обещания выйти из Евразийского союза. Сейчас нефть для Беларуси стоит 83-85% от мировой цены, о чем вы, Юрий, вспомнили. И это - благодаря тому, что Беларусь в ЭАЭС, Беларусь не платит экспортную пошлину. Ваш выбор: оставаться в союзе или уже сегодня платить на 15-17% больше за нефть?

Губаревич: Говоря словами классиков, если этот союз не приносит пользы Беларуси, то зачем нам нужен такой союз?

Дракохруст: А минус 15% с мировой цены - это не польза?

Губаревич: За это мы платим другими услугами. За это Лукашенко платит нашими деньгами, нашей собственностью, нашей позицией в мировой экономике и политике, тем, что мы не выглядим самостоятельной страной. Это высокая плата, она в разы превышает то, что мы якобы получаем. Ну и разговор же идет о сужение этого коридора. Через некоторое время, когда Беларусь будет во Всемирной торговой организации, страна будет строить отношения с Россией на других принципах.

Та выгода, за которую идут эти войны, через пару лет просто исчезнет. Здесь вопрос перспективы. А наша перспектива - не в союзе с запущенной, бедной, коррупционной, криминальной Россией, где нет ни технологий, ни цивилизованных отношений граждан с властью и между собой.

Наша перспектива - в Европейском союзе. Там все построено на других принципах. И уже сейчас нужно думать о переориентации на западные рынки. Говоря о выходе из ЭАЭС - да, это то, что мы должны сделать. Но мы должны сделать это постепенно, чтобы переход не стал шоком для белорусского экономики. Надо встраиваться в технологические цепочки мировых гигантов.

У нас есть такие гиганты, как МАЗ и МТЗ. И на них работает много менее крупных компаний, работающих в малых городах страны. Если МАЗ и МТЗ остановятся, то замирает экономическая жизнь в малых городах.

Этого бы не происходило, если бы наши небольшие компании были встроены в технологическую цепь Сименса или Фольксвагена.

Дракохруст: Ольга, вот насчет Евразийского союза. Там дело не только в том, что Беларусь покупает российскую нефть без пошлин, но и Россия покупает без пошлины белорусский сахар, молоко, те же МАЗы, о которых говорил Юрий. Если Беларусь выходит из ЭАЭС - цены на все эти белорусские товары в РФ взлетают на размер пошлины.

Для справки - на Россию приходится где-то 40% экспорта Беларуси. Президент Губаревич скажет - выходим из ЭАЭС. Президент Ковалькова скажет то же? Насколько упадет в результате этот экспорт в РФ?

Ковалькова: Вопрос в том, как мы оказались в этом союзе. После смены власти независимый суд должен будет дать оценку международным соглашениям, подписанным первым президентом Беларуси, в том числе и по союзному государству, и по ЭАЭС. На мой взгляд, тогда было много нарушений. Один человек не должен решать судьбу государства в XXI веке. Такие судьбоносные вопросы решаются референдумом и в соответствии с Конституцией.

Беларусь продолжает терять от союза с Россией. Это и состояние белорусского языка, и отсутствие реформ, и коррупция.

В любом случае с течением времени мы будем платить за нефть по мировым ценам. А может и больше, если останется монопольная зависимость от одного поставщика. Мы видим, что нет прямой связи между ценой на топливо для потребителей и ценой на сырую нефть. Последняя может уменьшаться или увеличиваться, бензин для потребителей только дорожает и причем постоянно.

Дракохруст: Вы ответили так, как ответили, мне - журналисту "Свабоды". А если при президенте Ковалькове остановится конвейер МАЗа вследствие выхода Беларуси из ЭАЭС и роста цены на МАЗы в РФ - вы приедете туда, к тамошних работягам, и будете им говорить то же?

Ковалькова: Разумеется, то же самое. Что я могу говорить другое, когда у меня такая позиция? Мы будем поддерживать нормальные отношения с РФ, будем торговать. Россия также заинтересована в сотрудничестве с нами, как и мы - с ней.

Северинец: ЭАЭС завязан на технологически отсталую Россию. Чем дальше мы в этом союзе, тем дальше мы усугубляем свою экономическое будущее и свое благосостояние. Посмотрите на Литву. Она в Европейском Союзе. Ее ВВП - 47 миллиардов долларов. Беларусь - в Евразийском союзе, у нее ВВП 56 миллиардов. При этом население Литвы в три раза с лишним меньше, чем населения Беларуси. Это - показатель разницы между двумя экономическими моделями.

Во-вторых, ЭАЭС - это огромная коррупция, это «договорняки» между олигархами Лукашенко и Путиным, о которых мы практически ничего не знаем. Вот куда исчезают деньги рабочих МАЗа.

Нам нужна ориентация на современную экономику западного типа.

Союзный договор и белорусские трудовые мигранты в России

Дракохруст: 700 тысяч граждан Беларуси работают в России. Это единственная категория иностранцев, для которых не нужен специальное разрешение на работу в России. И это предусмотрено именно договором о союзном государстве. Вас не беспокоит, что расторжение договора ухудшит положение этих 700 тысяч белорусов?

Ковалькова: Россия является и будет являться для Беларуси одним из ключевых партнеров. Отношения с ней надо строить на взаимовыгодной основе и придерживаться принципов равенства. Но проект союзного государства противоречит национальным интересам Беларуси и его надо отменить. Но мы должны сохранить те социальные достижения, касающиеся свободного передвижения людей, образования, оказания медицинских услуг. И это нужно регулировать на основании двусторонних соглашений. Необязательно образовывать союзное государство, чтобы наши люди могли свободно работать в России.

Во-вторых, мы должны создать такую ​​экономику, чтобы эти 700 тысяч белорусов не работали в России, а работали в Беларуси. Для этого и нужны реформы и смена власти.

Северинец: Не от хорошей жизни 700 тысяч белорусов едут работать в Россию. Едут потому, что в Беларуси нет ни рабочих мест, соответствующих их квалификации, ни перспектив. И ее нужно решать не расширением потока белорусских трудовых мигрантов в Россию, которые месяцами не видят своих семей. Нужно возвращать людей на рабочие места здесь.

Поэтому выбивать какие-то льготы на работу гастарбайтеров в России никакой нормальный руководитель не должен. Нормальная экономика должна обеспечить их работой в Беларуси.

Губаревич: Разумеется, я в первую очередь буду заботиться о создании рабочих мест здесь, в Беларуси. Но я имею глубокое убеждение, что никто не имеет права ограничивать место работы и даже страны, в которой они хотели бы себя реализовать - ни президент Лукашенко, ни президент Губаревич.

Литва не ограничивает своих граждан, они могут выбирать место работы по всей Европе, зарабатывать деньги и возвращаться домой. То же самое в свое время делала и Польша.

Для белорусов западные страны становятся все более привлекательными в плане трудовой миграции. Та же Польша открывает сейчас огромные возможности для белорусов и им ничего не мешает - ни границы, ни потребность в визе, ни потребность в разрешении на работу. Зачем нам союз с Россией, который несет большие политические потери, ради одного вопроса, который регулируется потребностями рынка труда?

Кстати, те белорусы, которые имеют опыт работы в Европе - их на цепях не затащишь работать в России.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
В мире
Радзиховсий: ясно, что пандемия даст сильный толчок новой "бесконтактной экономике"
Общество
Лукашенко: не надо мне говорить, что цены поднялись на лимон, чеснок и цыбулю. Разбирайтесь
Общество
Лукашенко: у нас сегодня 794 человека госпитализированы, 31 на ИВЛ. Катастрофы абсолютно нет
Спорт
Футбольный агент: средние зарплаты в чемпионате Беларуси — 2-3 тысячи долларов в месяц
В мире
Системного решения ни проблемы эпидемии, ни проблемы восстановления мировой экономики пока нет
Новости Жодино
Фото дня. Лебеди пытаются приспособиться
Общество
Лукашенко: о голоде в недалекой перспективе уже все талдычат, и руководители самых развитых передовых стран
Экономика
Лукашенко: глаза у всех "позеленели", когда почувствовали падение доходов
Новости Борисова
«Включайте голову». Стало известно о директоре школы из Борисовского района, инфицированной COVID-19
Общество
Инфекционист: прогнозируется очень тяжелый апрель, а там ситуация покажет. Важно, чтобы не было пикового подъема
ВСЕ НОВОСТИ
Loading...