Политика

Дракохруст: сближение Беларуси с Западом и безопасность России: где проходят «красные линии»?

«Красная линия» - это выход из военного союза с Россией.

08 марта 2020, 03:15
7037
Политика www.svaboda.org
0

Что означают белорусско-британские учения на территории Беларуси - первые за все годы независимости? Почему страны Запада готовы поддержать Беларусь в нефтяном конфликте с Россией? Чем Беларусь готова отплатить за эту поддержку? Где лежат «красная черта» сближения Беларуси с Западом?

00

Британские морские пехотинцы в Беларуси, март 2020

Эти вопросы на "Радыё Свабода" обсуждают депутат Палаты представителей, бывший дипломат Валерий Воронецкий, главный редактор сайта «Наше мнение» Валерия Костюгова, программный координатор совета в международных отношениях «Минского диалога» Денис Мельянцов и политолог Юрий Дракохруст.

Белорусско-британские учения - рутина, символ или демарш?

Дракохруст: На этой неделе произошло знаковое событие - в Беларуси прошли белорусско-британские военные учения. Британский контингент небольшой, по сути символический - 42 человека. Но символ четкий - подобных учений не было, кажется, с начала белорусской независимости.

Какая политическая цель белорусского руководства в таких учениях? Нетрудно понять, что эти учения вызовут и уже вызвали в Москве как минимум недовольство.

Тут дело в прецеденте - так сказать, не смеет натовский сапог топтать православную землю. Но вот как-то прошелся по ней. И стоит вспомнить контекст. Сейчас в Европе происходят большие учения NATO, одни из самых масштабных за много лет. Ну и Беларусь одновременно проводить учения с войсками одной из стран NATO.

Белорусский власть не беспокоит ожидаемое раздражение россиян по этому поводу? Или цель и была вызвать у них раздражение: не даете нефти по приемлемым ценам, получите учения с англичанами?

Воронецкий: Эти учения не имеют никакого отношения к NATO. Между министерствами обороны Беларуси и Великобритании уже несколько лет существует образовательно-тренировочная программа. В прошлом году наши военнослужащие участвовали в ежегодных военных соревнованиях «Кембрийский патруль» в Великобритании. И наши военные на этих соревнованиях заняли второе место. Нынешний визит британских военных в Беларусь - продолжение этого сотрудничества и выполнение этой программы.

Насколько я знаю, в программе визита этих британских военных есть и участие в мероприятиях, посвященных 75-летию великой Победы. В программе визита - посещение музея Великой Отечественной войны. Так что ничего необычного в этом визите нет.

Дракохруст: Валерий, вы отвечаете, как еще действующий дипломат. А вы уже политик. Разве я не прав, когда говорил, что у россиян эти учения вызвали раздражение?

Воронецкий: Может у кого-то в России это и вызвало раздражение. Но если в прошлом году наши военнослужащие участвовали в «Кембрийском патруле», мы не слышали никакого недовольства в стороны России. Я считаю, что к этому надо относиться спокойно. Если это может вызвать недовольство в каких-то кругах в России - это не наша проблема.

Дракохруст: Валерия, а как считаете вы? Кажется, что очень сильное раздражение по поводу действий Беларуси делается и белорусской проблемой.

Костюгова: Я полагаю, что эти учения действительно вызовут раздражение, но не настолько сильное, чтобы всерьез его опасаться. Это скорее символический шаг, он ничем конкретным России не угрожает. Но демонстрирует, что прагматизация отношений может принимать и такие формы.

Мельянцов: Безусловно, эти учения вызовут раздражение у России. Даже и меньшие шаги белорусской стороны вызывают раздражение у российских СМИ. Но здесь важнее ваш второй вопрос - ставилась цель как раз вызвать это раздражение.

Если такая цель и была, то она не была первичной. Валерий Воронецкий уже отметил, что это далеко не первые такие учения. Стоит упомянуть, что в 2018 году белорусские военные также участвовали в «Кембрийском патруле» и взяли в нем первое место. И здесь нужно учитывать, что эта программа касается миротворческих операций.

Весь прошлый год прошел под знаком попыток Беларуси увеличить свои возможности участия в миротворческих операциях. Приезжал в Беларусь глава генштаба Италии. Италия сейчас руководит миротворческой миссией в Ливане. Беларусь хотела бы расширить там свое влияние и участие.

И второй важный момент в этом вопросе - то, что Беларусь не делает ничего, чего бы не делали другие союзники России по ОДКБ. Например, Армения участвует в натовских учениях и ни у кого это не вызывает какую-то сверхподозрительность. Беларусь в учениях NATO не участвовала.

Дракохруст: А если бы вопрос с нефтью для Беларуси был бы решен, скажем, в январе, или феврале, или даже в марте - эти белорусско-британские учения состоялись бы?

Мельянцов: Они были запланированы не вчера. Такие программы расписываются за много месяцев. Если такие учения совпадают по времени с какими-то другими событиями, есть большой соблазн их связать. На самом деле они не связаны.

Западная помощь Беларуси в нефтяном кризисе - политика или бизнес?

Дракохруст: На этой неделе Александр Лукашенко сообщил, что американцы предложили Беларуси финансовую помощь в построении перемычек для транзита нефти из портов балтийских стран. Глава государства заявил, что Беларусь продолжит закупать нефть из альтернативных, нероссийских источников.

Готовность США предоставить кредит (если она была), готовность стран Балтии и Украины дать свои порты для транзита, готовность Польши к реверсным поставкам - это политика, это та самая поддержка белорусского независимости или только бизнес?

Костюгова: Это прежде всего политика безопасности, а не бизнес или просто политика. Инфраструктурные проекты по доставке энергоресурсов - это всегда политика безопасности. Если говорить о странах Балтии, Польше и Украины, то Россия все меньше мотивирована поставлять нефть преимущественно на европейский рынок, а все больше склоняется к ориентации на азиатские рынки, которые ближе к месторождениям.

Так что такой инфраструктурный проект действительно укрепил бы энергетическую безопасность стран Центральной и Восточной Европы, которые очень существенно зависят от поставок российской нефти.

Мельянцов: Я бы не противопоставлял бизнес и политику. Это всегда о неком размене и о балансе интересов. Поэтому если США что-то поддерживают или предоставляют, то понятно, что они исходят из своих собственных национальных интересов. Было бы странно ожидать чего-то другого. Тот же Трамп избран народом и ему нужно давать ответ народу, как он продвигает американские интересы.

Здесь следует вспомнить так называемую «доктрину Уэсса Митчелла», которая была сформулирована этом американским дипломатам в 2018 году. Там было прописано, что США должны более агрессивно продвигать свои интересы в Центральной и Восточной Европе, чтобы противостоять российскому влиянию. США заинтересованы в том, чтобы защищать своих союзников в Европе, чтобы эти союзники были более независимы от России в энергетической сфере. Если Беларусь может сыграть в этом какую-то роль, то США готовы эту роль поддерживать.

Здесь важно сделать важную оговорку. США не предлагали Беларуси поддержку, речь идет о так называемой «Инициативе трех морей». Эта инициатива для стран Центральной Европы, Евросоюза. И для них США создают фонд, который бы инвестировал в инфраструктуру этих стран. Это не предложение Беларуси. И в этой инициативе прописано, что этот фонд будет работать на коммерческой основе, так что деловая составляющая здесь очень хорошо прослеживается.

Права человека в обмен на транзит нефти: чем заплатить Беларусь за западную помощь?

Дракохруст: Валерий, Денис сказал о политике как об обмене услугами. Можно ожидать, что Беларусь пойдет на какие-то послабления в сфере прав человека в ответ на солидарность с ней, которую западные страны демонстрируют в нефтяном вопросе?

Воронецкий: Так сегодня вопрос никто не ставит. Я хочу согласиться с Валерией и Денисом, что здесь есть и политика и бизнес. И что для США, возможно, здесь больше политики, а для наших соседей - Литвы и Польши, может больше бизнес-интересы. Но вопросы транзита, контроля над транспортными артериями - это очень важные факторы национальных интересов. И для Польши, и для Литвы очень важно повысить значение и «вес» своей транзитной системы. На сегодняшний день в этом вопросе интересы Беларуси и этих стран совпадают.

Дракохруст: Если перевести ваши слова с дипломатической языка, правильно ли я понял, что они звучат так: Что будет в Беларуси в сфере прав человека - это не дело западных партнеров? И это никак не связано с теми услугами, которые Запад оказывает или обещает оказать Беларуси?

Воронецкий: Политика - это не насчет прав человека, это - сохранение и укрепление власти, увеличение могущества.

И если какая-то страна использует тематику прав человека, это скорее всего используется в качестве инструмента влияния.

Но я хочу подчеркнуть, что сегодня ни одна из упомянутых вами, Юрий, стран так вопрос не ставит. И я не понимаю, почему вы связываете эти вопросы - права человека с транзитом и бизнесом.

Дракохруст: Валерия, а на ваш взгляд - эти вопросы связаны или нет?

Костюгова: Мы можем далеко зайти в рассуждениях, какую роль играют права человека в политике. Это прежде всего инструмент обеспечения своей безопасности, это и политика ценностей.

Но вам нравится мысль, что это обмен услугами. Между тем и я, и Валерий Иосифович, и Денис - мы все говорим вам, что это не так. Беларусь не видит это, как обмен услугами, и по факту это не является таким обменом.

Этот проект делается не для Беларуси, Беларусь здесь не главное звено. Этот проект обсуждается уже 26-30 лет - я имею в виду проект создания альтернативной системы доставки энергоносителей в Центральную Европу.

Беларусь всегда могла поучаствовать в нем, если бы ее настолько не связывали эксклюзивные отношения с Россией. Сейчас просто пришло время, когда Беларусь рассматривает такую ​​возможность.

Мельянцов: Тут аспект обмена услугами присутствует. Но, скажем, с точки зрения Вашингтона он выглядит иначе: мы вам оплачиваем инфраструктуру, а вы отказываетесь от союза с Россией и ставите военную базу NATO, скажем, в Могилеве. Это так выглядит, грубо говоря. Это не выглядит так, что США предлагают инфраструктурные проекты в обмен на демократию.

Демократия для США важна, но важна как ценности американцев у себя дома. Если речь идет о международной политике, о международном бизнес, то США готовы на любые сделки.

С той же Саудовской Аравии американцы очень хорошо торгуют и сотрудничают, несмотря на то, что тамошний режим - один из самых репрессивных в мире.

В США, кроме прав человека и продвижения демократии в мире и, в частности, в Беларуси, есть еще и собственные интересы в сфере безопасности и бизнеса.

Сближение Беларуси с Западом и безопасность России: где проходят «красные линии»?

Дракохруст: Как бы вы описали те «красные линии» сближения Беларуси с Западом, при пересечении которых Россия будет реагировать жестко, а не одним раздражением? Денис недавно дал интервью порталу Delfi, в котором сказал, что если Беларусь заявит, что собирается в NATO, то можно от России дождаться чего угодно. Это край. А что не край?

Воронецкий: Для каждого государства приоритет - это обеспечение национальной безопасности. Для России, как для большого государства, как и для других геополитических центров силы, это вопрос чрезвычайно важный. Белорусские национальные интересы заключаются в том, чтобы вокруг нас было стабильно и безопасно. От нас не исходит угрозы интересам безопасности ни на западе, ни на востоке, ни на севере, ни на юге. Мы не собираемся сегодня ни вступать в NATO, ни выходить из ОДКБ. Сегодня нет никаких оснований говорить, что Беларусь может выйти за некую «красную линию».

Мельянцов: «Красная линия» - это выход из военного союза с Россией и движение Беларуси, которое ставит под вопрос безопасность России, например, какие-то военные базы третьих стран. Это также отказ от военного союза в сфере противовоздушной обороны.

Белорусская территория исключительно важна в вопросе проецирования российской военной силы на калининградский эксклав, защита его, деблокирование его. Если будет какой-то военный конфликт с NATO, это и окружение стран Балтии. В головах российского генералитета фактор безопасности очень сильно сидит. Если эта часть сделки между Беларусью и Россией будет поставлена ​​Минском под вопрос, то Россия будет готова на очень решительные действия.

Мы что-то подобное видели в Украине, когда российскому генералитету показалось, что Крым может стать местом, где появятся американские военные базы. А Крым очень важен для геополитического контроля над Черным морем и над Юго-Восточной Европой.

Поэтому была проведена эта операция. Там были и политические причины, но военный был одним из самых главных. Для Беларуси, безусловно, такая «красная линия» - военный союз с Россией и обслуживание российских интересов в сфере безопасности.

Дракохруст: Валерия, а может эта «красная линия» - это вообще не линия, не конкретный шаг? Может ли это быть результатом накопления определенных факторов, процесса перехода количества в качество? Беларусь не признала Абхазию, не признала Крым, провела учения с британцами - накопилось и выяснилось, что «красной линией» была вся эта цепь. Так может быть?

Костюгова: Нет, не так. Но вы правы, что это действительно процесс. Денис прав относительно Крыма - российскому генералитету что-то там показалось. Там еще ничего не произошло, им только показалось, что это может произойти.

И поэтому главное в этом - чтобы Россия понимала наши действия. Мало не делать каких-то действий, которые могут угрожать российской безопасности, как они там в Кремле ее понимают, важно иметь диалог по поводу наших шагов, чтобы они не были внезапными. 

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
В Беларуси умер первый человек с коронавирусом. Официального подтверждения пока нет
Общество
Советы дня. Как избежать вирусной паники
В мире
Польский концерн PGNiG заявил о победе в суде над «Газпромом»
Новости Борисова
Масленица, самолеты, подземный переход и маски. ТОП-10 мартовских фото
Общество
«Мы шли по коридору, а за нами распыляли дезраствор». Что происходит в инфекционной больнице в Витебске глазами пациента
Общество
«Надеялись проскочить, но не пропустили». Что происходит по обе стороны закрытой российской границы
Общество
Карбалевич: как государственные медиа манипулируют информацией о коронавирусе
Спорт
Тренер минского «Динамо»: не надо серьезно воспринимать такие слова Лукашенко
Общество
Дракохруст: интернет в Беларуси победил телевидение как источник информации о пандемии
Происшествия
Вокруг Витебска нет блок-постов, город открыт
ВСЕ НОВОСТИ
Loading...