Политика

Эксперт российского Института Примакова: Бабарико и Цепкало - часть игры, которая завершится сохранением позиций Лукашенко

"Нет оснований ожидать, что эти выборы в Беларуси будут «рубежными»".

30 мая 2020, 08:16
29218
Политика www.svaboda.org
0

Сергей Уткин, руководитель группы стратегических оценок из российского Института мировой экономики и международных отношений имени Примакова, ответил на вопросы "Свабоды" об отношении России к президентским выборам в Беларуси.

00

Руководители Беларуси и России Александр Лукашенко и Владимир Путин во время встречи в Сочи, 7 февраля 2020

 Нынешние отношения между руководством Беларуси и России трудно назвать безоблачными, по крайней мере извне. Минск выгнал журналиста "Первого канала" российского телевидения, продолжаются споры по цене на газ, Беларусь впервые купила партию американской нефти. Можно ли ожидать, что в нынешней избирательной кампании в Беларуси Кремль поддержит не Лукашенко?

- Мне кажется, что здесь нельзя говорить о какой-то смене тональности. Совсем безоблачными эти отношения редко когда были. Возможно, на фоне эпидемического кризиса оно проявляется более нервозно и ярко, но я не думаю, что это качественное изменение. Я видел ряд статей о том, что эти выборы могут сильно отличаться от предыдущих, но меня это не очень убеждает.

Нет достаточных оснований рассчитывать, что эти выборы в Беларуси станут какими-то «рубежными». В отличие от прошлого, Лукашенко воспринимается как гарант стабильности уже и на Западе, при всем возможном недовольстве этим. И в России, несмотря на сложности в переговорах с белорусским президентом, он воспринимается как хорошо знакомый партнер, который сохраняет контроль над ситуацией в своей стране.

Есть такой каламбур, что начало конца может стать концом начала. В политике такое нередко происходит. И я не вижу, чтобы перевесила аргументация, что он теряет поддержку и что в Беларуси будет завершаться 25-летний цикл истории и начнется что-то новое.

Переговоры с Беларусью сейчас идут рутинно, на правительственном уровне, обсуждаются интеграционные «дорожные карты», и это не выглядит как готовность резко изменить курс. Самые острые вопросы, вроде цены на газ, с точки зрения глобальных вещей выглядят мелкими. Есть традиционные расхождения, необходимость урегулировать многие технические вопросы, но я не вижу изменения отношения к белорусскому президенту.

00

Сергей Уткин

"Лукашенко сохранит контроль на Беларусью"

- Много где публиковалась информация, что белорусская сторона отказалась рассматривать так называемую "31-ю карту", которая предусматривает 12 наднациональных органов, в том числе единый денежный центр. Если кто-то из кандидатов даст сигнал России, что готов идти в интеграции с Россией дальше Лукашенко, может ли он обрести российскую поддержку в какой—то форме - возможно, через частный российский бизнес?

- Очень трудно отследить все каналы коммуникации в контексте избирательной кампании. Поле для игры здесь всегда есть. Но мне кажется, что в итоге эта игра сведется к тому, что Лукашенко сохранит контроль над Беларусью. А это значит, что не нужно в процессе портить с ним отношения.

Возможно, и будет какая-то коммуникация с разными политическими силами, но при этом важно, чтобы отношения с Лукашенко остались нормальными. Это значит, что в контактах с другими политическими силами нельзя делать резких шагов, которые он может воспринять как недружественные.

Было много разговоров о 31-й карте и наднациональных органах, но и в России есть много экспертов, которые настороженно относятся к такой полной интеграции с наднациональными элементами. Если взять ту же единую валюту, мы сейчас видим, как сложно развивается диалог вокруг евро в Евросоюзе. Там договорились о единой валюте, но экономическая политика отдельных стран осталась самостоятельной. И возникают проблемы, ведь единая валюта предусматривает, что экономическая и фискальная политика должна быть как минимум гармонизирована, если не объединена.

Поэтому довольно рискованно форсировать интеграцию по какому-то одному из ключевых направлений, где появятся наднациональные элементы, которых не будет в других сферах. Это может стать скорее проблемой и бременем, особенно в условиях кризиса. Сейчас во всех странах, независимо от их политики в борьбе с пандемией, наблюдается экономический спад. Потом ожидается восстановительный рост. И на этом турбулентном этапе рискованно делать какие-то резкие движения, переделывать свою валюту или систему аудита.

- Из Беларуси "наднациональные органы" скорее видятся как прикрытие для контроля со стороны России. То есть если будет единый эмиссионный центр, Беларусь не будет там иметь большого веса. Даже в ситуации гораздо меньшего дисбаланса в Евросоюзе Германия имеет большое влияние на зону евро.

- Здесь вопрос в том, как было бы согласовано управление в таком гипотетическом центре. Беларусь отказывалась от этой идеи, и мне кажется, что сейчас было бы довольно странно ее форсировать.

Если говорить о Германии и ее роли в формировании зоны евро, здесь очень важно, что немецкая марка до возникновения зоны евро была очень сильной и солидной валютой, стабильность которой не вызывала вопросов. Она стала фундаментом для евро. С российским рублем не так просто, и мы это наблюдаем в том числе в этом году. Если стремиться к тому, чтобы он стал сильной и стабильной валютой, то какие-то новые гипотетические постройки не способствуют этому. По крайней мере, в период, когда все нервничают - не только люди, но и рынки. В таких условиях идти на эксперименты довольно рискованно.

«Если будут происходить жестокие события, Запад не сможет промолчать»

- На этих выборах в Беларуси после перерыва вновь появились возможные "статусные" кандидаты - Виктор Бабарико, до недавнего времени возглавлявший «Белгазпромбанк», и Валерий Цепкало, который до 2017 года был во главе Парка высоких технологий. Ранее некоторые кандидаты оказывались за решеткой - в том числе и те, кто обещал наладить лучшие отношения с Россией, чем Лукашенко. Может ли Россия в этом году дать им какие-то гарантии безопасности?

- Да, я видел статью на сайте Московского центра Карнеги, где говорится, что эти двое не спарринг-партнеры власти. Но меня это как-то не убедило. Возможно, я ошибаюсь, потому что не занимаюсь внутренней белорусской политикой, но мне кажется, что оба — системные кандидаты, часть игры, которая завершится сохранением позиций Лукашенко.

Что касается репрессивных мер против этих или других кандидатов, здесь может сыграть роль даже не российское отношение, а то, что после 2014 года Лукашенко довольно искусно балансировал между Россией и Западом, восстановив отношения с Евросоюзом и Соединенными Штатами. Это все же существенный политический капитал, накопленный им за последние годы. Поэтому, если будут происходить какие-то жестокие события, неприемлемые с точки зрения западных принципов и ценностей, то Запад не сможет промолчать и сохранить нынешнюю позицию прагматичного взаимодействия с белорусским руководством.

Поэтому просто желание сохранить возможность баланса между Россией и Западом наверняка заставит белорусское руководство проявлять сдержанность и избегать ситуаций, которые бы осложнили отношения с Западом, а в какой-то ситуации, может, и с Западом, и с Россией.

"Молодое поколение белорусов не видит причин для энтузиазма по поводу будущего белорусско-российских отношений"

- Два года назад вы говорили, что Россия будет учиться работать с новым поколением политиков на постсоветском пространстве. Незадолго до того произошла смена власти в Армении, к власти путем протестов пришел Никол Пашинян. Что показали эти два года? В Беларуси сейчас набрал популярность видеоблогер Сергей Тихановский, который собирает в регионах на встрече множество людей, чего не было уже много лет, а его жена пытается зарегистрироваться кандидатом в президенты. Повлияет ли как-то армянский опыт на отношение России к «кандидатам протеста»?

- Мне кажется, что здесь сравнивать довольно сложно. Армения совсем в другом геополитическом положении. Там свои расклады, и невозможно все свести к вопросу поколений или техники появления новой власти.

Что касается новых лиц, то редко удается провести полноценное обновление, которым еще остались бы довольны люди. Мы видим даже на украинском примере, что при всей драматичности событий и несмотря на появление новых лиц в политике трудно сказать, чтобы это приносило одобрение даже лояльных западных наблюдателей в плане качества управления и демократичности системы.

В России происходит рекрутирование более молодых кадров на технократическом уровне, но ключевые вопросы политики решает как раз старшее поколение. И мне кажется, что этому поколению ментально удобнее сохранять контакты, наработанные годами и десятилетиями. Мол, старый конь борозды не испортит. Задача контактов с молодежью ставится, но я не думаю, что она может стать основой политики.

В коммуникациях с молодежью, наверное, ставится задача не поиска политического лидера, а создания сети контактов. Но я вижу, что молодое поколение белорусов смотрит на происходящее в России в политическом смысле, в экономическом, и не видит причин для энтузиазма по поводу будущего белорусско-российских отношений.

Для России было бы важно демонстрировать экономический успех и развитие в политическом плане. Если бы Россия выглядела как динамичный и привлекательный центр, который успешно справляется с экономическими вызовами, демонстрирует позитивную экономическую динамику, то и отношение было бы соответствующее. Были бы перспективы совместных предприятий, трудоустройства, чего угодно.

Пока что, к сожалению, это задача на перспективу. У нас часто понимают термин "мягкая сила" как пропаганду. А это скорее о том, насколько успешно развивается субъект международных отношений. Если есть успех и эффективность, то и соседи будут заинтересованы использовать возможности, которые здесь являются. В ситуации экономического спада важно, чтобы восстановительный рост позволил не только вернуться на прежние позиции, но и расти дальше. От того, будет ли это, зависят не только белорусско-российские отношения, но и они в том числе.

"Аллергия осталась"

- Раньше считалось, что у российского руководства «аллергия» на смены власти на постсоветском пространстве из-за массовых протестов. Изменил ли как-то это отношение пример Армении?

- Если говорить о каких-то не совсем конституционных путях, то эта аллергия осталась. Даже если есть исключения, они скорее подтверждают правила. Просто в Армении, скажем честно, очень тяжелое геополитическое положение в связи с конфликтом в Карабахе, и было понятно, что эти внутриполитические процессы не могут привести к изменениям армянской внешней политики. Это можно было воспринимать как исключительно внутренний процесс, хотя это все равно вызвало некую нервозность.

А вот в случае с Беларусью стабильность нынешних отношений - значительная ценность. Здесь меньше вероятность, что некая дестабилизация останется исключительно внутренним всплеском. Соответственно, большее желание эту стабильность сохранить.

Когда мы говорим о Беларуси, речь идет не только о значимости человеческих и политических отношений, но и об основном транзитном хабе на пути между Россией и Евросоюзом, а также между Евросоюзом и Китаем. Китай также неравнодушен к Беларуси. Здесь выстраивается глобальная цепочка отношений, для которого важно, чтобы Беларусь оставалась в нем стабильным звеном. И здесь было бы сложно надеяться на процессы, предусматривающие дестабилизацию, пусть даже краткосрочную.

Смена власти - не о выборах 20-го года

- Будет ли Россия поддерживать Лукашенко в теоретической ситуации, если он действительно потеряет контроль над властными структурами, а его оппоненты будут говорить о сохранении хороших белорусско-российских отношений? И какой может быть такая поддержка?

- Сейчас это гадание на гуще от кофе. В такой гипотетической ситуации может быть столько разных факторов, что предсказывать что-то чрезвычайно сложно. Мне кажется, что это история не о выборах 20-го года. Лукашенко еще сохраняет политический потенциал, несмотря на все эти разговоры, что он «опостылел». Тем, кому Лукашенко опостылел, он опостылел еще 15 лет назад.

Я не думаю, что есть достаточно оснований считать, будто он вдруг потеряет контроль просто из-за »"усталости материала", потому что прошло много лет. Многие считали, что пандемия станет критическим шоком для ряда стран. Но мы видим, что, несмотря на болезненные экономические и человеческие потери, трудно сказать, что это опрокидывает политическую ситуацию даже в странах с не очень сильной государственной системой. А тут мы говорим о стране, где выстроена властная вертикаль, которая так или иначе работает, независимо от того, нравится она нам или нет. И мне кажется, что это маловероятный сценарий — чтобы она дала какую-то слабину и рассыпалась.

Так, для каждого сценария следует прогнозировать, что может произойти. Но мне пока кажется, что это фантазийная история, в которой России придется решать, как себя вести в ситуации, когда режим Лукашенко прекращает существование. Наоборот, видимо, следует развивать контакты с нынешним политическим истеблишментом, чтобы эти контакты приносили плоды на отдельных направлениях. В этом смысле, может, и хорошо, что значительная часть работы над «интеграционными картами» носит технический характер. Это может сделать ее неинтересной для широкого круга людей, но в отдельных сферах — торговле, промышленном сотрудничестве — есть понимание с обеих сторон, как развивать отношения.

Сергей Уткин - руководитель группы стратегических оценок Центра ситуационного анализа Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Примакова Российской академии наук. Кандидат политических наук.

Институт имени Примакова - российское государственное учреждение, которое, среди прочего, проводит исследования по таким темам, как «национальные интересы России» и «риски и гарантии международной безопасности».

Алексей Знаткевич
Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
Венедиктов рассказал, рассказал, что Лукашенко не устроило в предложении Кремля по объединению Беларуси и России
Общество
Где в Минске можно сделать платный тест на коронавирус и сколько это стоит
Политика
Дмитриев: «9 августа власть хочет установить порядок, где своим позволено все»
Политика
«Хочу, чтобы я умер на Родине, которой гордился бы». Вышел биографический фильм о Бабарико
Общество
«ГосСМИ начали говорить об опасности государству и угрозе стабильности со стороны негосударственных медиа»
Экономика
На фоне дела «Белгазпромбанка»: польский владелец «Идея Банка» думает о его продаже
Общество
«Это было нужно только ему?» — Светлана Тихановская пожаловалась, что ее мужа слабо поддерживают
Новости Борисова
Борисовчан просят голосовать за строительство ледовой арены. Скриншот-факт
Новости Жодино
Фото дня. «Мы за ценой не постоим», уверены в ювелирном магазине Жодино
Общество
Лукашенко: свобода слова в любом государстве ограничена законом. Поэтому здесь мы наведем порядок
ВСЕ НОВОСТИ
Loading...