Политика

Круговая оборона Лукашенко: от Путина до Тихановского

Сначала убрали лидеров улицы. Второй удар - по блогерам. Так, может, Лукашенко и вправду сумеет остановить эту волну?

30 июня 2020, 02:39
10125
Политика www.svaboda.org
0

Работает ли образ Лукашенко как защитника суверенитета от иностранной угрозы? Удалось ли ему остановить "спокойное расшатывание ситуации"? Стоит ли призывать людей на Площадь без гарантий успеха?

Эти темы обсудили руководитель аналитических проектов БелаПАН Александр Класковский и обозреватели "Свободы" Валерий Карбалевич и Юрий Дракохруст.

Дракохруст: выступление Александра Лукашенко перед "активом" в Солигорске — одно из самых концептуальных за последнее время, в нем он изложил свою позицию по целому ряду тем.

Один из самых интересных моментов - его образ борца за независимость, причем, угроза, по его словам, сейчас исходит почти исключительно с Востока, из России. Было сказано, что мы выстоим, пойдем в землянки, но выдержим. Насколько этот фрейминг, это позиционирование работает? Особенно перед этим "активом", которому 26 лет доказывали, какие белорусы братья с россиянами. А сейчас чуть ли не воевать с россиянами надо.

Класковский: Можно понять, почему Лукашенко оседлал этого конька. Не о чем говорить, по большому счету. По идее, он идет на выборы, должен говорить, какой он видит завтрашнюю Беларусь. У него, когда он назначал нового премьера, прозвучала мысль, что не только разрушать ничего не нужно, но даже и строить. Если перевести этот эвфемизм на обычный язык, то есть - я хочу остаться у власти, а остальное все второстепенно.

Видимо, после мозговых штурмов в окружении Лукашенко пришли к выводу, что нынешний лидер — это защитник независимости и только он может спасти Беларусь от поглощения и раздирания сильными государствами.

Дракохруст: У него там прозвучал интересный пассаж - мол, кто бы ни пришел к власти, пусть бы хоть и через Майдан, но лишь бы пробелорусский. Но поскольку все его нынешние оппоненты - не пробелорусские, он и вынужден ради Отечества им противостоять и их душить.

Класковский: Этот пассаж был абсолютно неискренний. Полагаю, что в него никто в зале не поверил - что если придет пробелорусский лидер вместо Лукашенко, то тот готов ему простить даже Майдан. Зная нелюбовь Лукашенко к "нацменам" и майданам, этот пассаж звучал фальшиво. Здесь он переиграл.

Но считаю, что эта схема, которую накидывает и он, и пропаганда — это вряд ли работает на тех, кто сидел в этом зале. У них вообще когнитивный диссонанс. Много лет говорилось, что мы в интеграции с Россией пойдем настолько далеко, насколько будет готова Россия.

Но и сейчас Лукашенко же слетал на парад в Москву, а 19 июня, когда в Минск приезжал Лавров, Лукашенко говорил, что ничего в двусторонних отношениях «не искрит». Правда, в Солигорске сказал, что иногда и очень сильно искрит, и тогда мы напоминаем, что нужно более уважительно обращаться с единым союзником.

Это противоречивый тезис. Когда Лукашенко повторяет, что мы союзники не разлей вода - это в значительной степени разрушает нарратив, который он сейчас пытается накинуть вместе со своей пропагандой, что «рука Москвы» хочет повалить страну.

Дракохруст: Валерий, единственный ли это нарратив избирательной кампании у Лукашенко? В Солигорске он говорил, что Беларусь благодаря ему выиграла борьбу с коронавирусом. Он объяснял, что публика реагировала на его шутки, на его заявления, что ковида нет, но, по его словам, это был способ успокоить и спасти людей, удержать стабильность. И вот этот образ спасателя - и от ковида, и от геополитических ужасов — он совсем уже не работает?

Карбалевич: У меня более сложное впечатление от этого выступления. Засадив основных оппонентов за решетку, Лукашенко ведет активную агитационную кампанию. Чуть ранее состоялась встреча с "активом" Гродненской области, ныне — Минской. Причем интересно, что он больше апеллирует не к народу, а к чиновничеству. Выглядел он очень эмоциональным, возбужденным, нервным.

Мы услышали, что во всем мире происходят сплошные катаклизмы и отовсюду происходят угрозы, Беларусь в окружении врагов. И, по его словам, угроза не только с Востока, угроза со всех сторон.

Правда, Запад, по словам Лукашенко, понял свою ошибку. Так что не только ковид победили, но и Запад. Ну и внутри страны, разумеется, враги.

Это и "нацмены", которые якобы в 21-м году отдали половину территории Беларуси, но главные враги — это нынешние кандидаты в президенты.

Что касается идеи об угрозе со стороны России, она довольно странно выглядит на информационном экране. С одной стороны, из России звучат угрозы, но, с другой стороны, отношения с Россией даже улучшились - вот Лукашенко был на параде, 30 июня он едет на торжества в Ржев, где состоится его встреча с Путиным. Все это не выглядит как сплошной конфликт с Россией. Тем более что очевидных фактов вмешательства России в белорусские дела нет. Тем более никакая угроза со стороны России не видна обычному обывателю.

И это нагнетание Лукашенко напряженности выглядит немного странным и искусственным.

Дракохруст: Еще один сюжет - это внутреннее положение. Его Лукашенко описал как "спокойное расшатывание ситуации". Он признался, что он фактически посадил Сергея Тихановского. И это было сделано специально, а не потому, что Тихоновский якобы толкнул милиционера.

Возможно, ситуация действительно так и развивалась, и он действовал довольно технологично. Сначала убрали лидеров улицы, тех, кто мог бы увлечь за собой улицу - это Тихановский, Николай Статкевич, Павел Северинец. Второй удар - по блогерам. Так, может, он и вправду сумеет остановить эту волну?

Карбалевич: Главное послание Лукашенко обществу заключается не в том, что я вам предлагаю какое-то прекрасное будущее, большие планы или перспективы. Главное, я всех заткну. Пока это работает. Удалось сбить эту волну протестов, нейтрализовать наиболее активных. Вполне реально, что силовой спецоперацией он сможет подавить этот протест. Пока я вижу, что большинство протестующих не готовы к силовому противостоянию с милицией, к революции.

В общем, я остерегаюсь давать прогнозы. Сначала надо посмотреть, кого зарегистрирует Лукашенко. И после этого можно будет более точно строить какие-то прогнозы. Ведь если не будут зарегистрированы Бабарико и Цепкало, то это будет совсем другая ситуация и другие варианты развития событий.

Дракохруст: Александр, вы, как и мы с Валерием, пережили один слом системы на рубеже 1980-1990-х годов, горбачевскую перестройку. Мы знаем, как это происходит. Так вот какое соотношение элементов организованности и стихийности работают в такие моменты?

Лукашенко, чтобы предотвратить революцию, действует очень грамотно. Лидеров убрали. Что касается другой стороны: Сергей Тихановский выведен из игры. Его жена Светлана не призывает к Площади. Такая же позиция и штаба Виктора Бабарико. Оттуда прямо говорят, что не нужно уличных протестов. Так может ли ситуация развиваться спонтанно? Ведь она может подставить людей под дубинки, а может и под что-то худшее. Про Андижан уже было сказано.

Класковский: Есть принципиальная разница между горбачевской перестройкой и нынешней ситуацией в Беларуси. Перестройка была "революцией сверху", ее инициировал Горбачев. И это привело к расколу тогдашних элит. Я тогда был редактором газеты "Знамя юности", газеты, которая формально была комсомольской, но в реальности стала антикоммунистической. Сейчас ситуация другая. На днях министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в интервью сказал: "режим сильный".

Забастовка в Минске, площадь Ленина, апрель 1991

Дракохруст: По этому поводу такое воспоминание с тех пор перестройки. Один из тогдашних соратников Горбачева, Евгений Примаков, во время посещения США в 1988 году отвечал на вопросы. Его спросили, сколько времени имеет КПСС, чтобы провести запланированные реформы. Он ответил: "вечность". Прошло три года, и КПСС исчезла в вечность.

Класковский: Неизвестно, что будет в Беларуси через три года. Ведь 9 августа жизнь не кончается.

Мой прогноз: Лукашенко на 99% удержит власть во время избирательной кампании. Романтики, неофиты нынешней кампании обижаются на меня за такой прогноз. Я вижу наивность этих людей. Азбука политологии показывает, что если авторитарный режим консолидирован, если у него сильный силовой кулак, среди силовиков колебаний нет, то режим устоит. Смотрите как заговорил министр внутренних дел Караев. Мол, "Радио Свобода" — не только коллективный пропагандист, а и коллективный организатор акций, как говорил классик.

Да - много людей, которые не интересовались политикой, сейчас вовлечены в это. Однако они отличаются от традиционной оппозиции, которая в этой кампании выпала из фокуса внимания, но у которой есть опыт организации и противостояния репрессиям. И неслучайно под удар репрессий попали Николай Статкевич, Павел Северинец, которые могли возглавить протесты. В результате таких грубых методов были сбита подписная волна, приостановлены цепи солидарности. Даже если не зарегистрируют Бабарико и Цепкало, то вряд ли возникнет Площадь.

Но после такой победы Лукашенко будет чувствовать себя крайне дискомфортно. Вот, выступая в Солигорске, он сказал, что после выборов будет очень интересно. Я увидел здесь такую скрытую угрозу. Но держаться на дубинках, репрессиях — это очень дискомфортный вариант. Поскольку основные проблемы страны не решены, то Беларусь будет лихорадить и после 9 августа.

Дракохруст: Есть определенная моральная проблема, которая обсуждалась еще после 2010 года и сейчас обсуждается, в частности, в Фейсбуке. Те, кто говорит о Площади - понимают ли они ответственность за тех людей, которых призывают и подставляют под дубинки? Есть ли здесь проблема?

Карбалевич: Этот вопрос экзистенциальный. Это вечная моральная проблема. Какова цена свободы? Какие жертвы можно принести на алтарь свободы? Это не только белорусская, а общечеловеческая проблема.

Вот большая часть Западной Европы сдалась Гитлеру без боя. В результате сохранились города, многие люди остались живы. Другие народы сопротивлялись, в итоге победили фашизм, но народы Советского Союза заплатили за это 26 миллионами жизней, разрушением огромной части страны. Два подхода к одной и той же проблеме.

Я думаю, каждый народ в ситуации важных исторических бифуркаций, каждое новое поколение решает этот вопрос по-своему. Здесь нет каких-то общих правил, нет «правильных» ответов на такой экзистенциальный вопрос.

Класковский: Режим пытается своим оппонентам, особенно национально сознательной публике, подбросить эту проблему в другой плоскости. Власть утверждает, что Тихоновский и Бабарико — марионетки Кремля. Мол, вы, "свядомые", кого хотите поддержать?

Вот в Солигорске Лукашенко говорил, что не исключает, что оппоненты позовут на помощь соседнее государство. Намек на Россию. Мол, если будете здесь устраивать Майданы, то в итоге приедет Путин на танке.

И перед людьми, которые хотят перемен и одновременно выступают за независимость, предстает дополнительная коллизия.

Но если сидеть сложа руки, то ничего не поменяется. Поэтому, по моим личным впечатлениям, люди, выступающие за перемены, выбирают путь борьбы. По принципу: надо делать что положено, и пусть будет что будет. Это правильная, моральная позиция.

Ведь, считаю, все эти властные страшилки преувеличены. Вряд ли Путин только и думает, как на танке въехать в Беларусь. У него своих проблем хватает. Вот недавно российский политолог Радзиховский отметил, что в России не поймут российскую агрессию против Беларуси.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

Loading...