Политика

Эксперт: Я думаю, формат инаугурации был согласован с Кремлем. Все действия Лукашенко акцентируются московскими начальниками

Москва с первого послевыборного дня всему миру дала ясно понять, что она берет над Лукашенко шефство.

26 сентября 2020, 03:46
4593
Политика www.svoboda.org
0

Тайная инаугурация. Непризнание легитимности президента цивилизованным миром. Пытки в тюрьмах и избиения на улицах. Разгон протестующих водометами. Подавленные забастовки. Сотни политзаключенных. Массовые акции протеста по выходным. Реальность Беларуси при правлении Лукашенко и будущее затихшей обнуленной России Путина? А впереди общая "Западная Корея"?

Обсуждают историк, зам председателя российской партии Народной Свободы Андрей Зубов, журналисты Игорь Карней, Александр Рыклин, Дмитрий Навоша и обозреватель "Свободы" Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Что происходит в Беларуси после тайной инаугурации Александра Лукашенко, и как это повлияет на Россию? 

Игорь Карней: Действительно, есть такое название "спецоперация Инаугурация". Потому что многие даже ближайшие соратники и люди из окружения Александра Лукашенко до последнего не догадывались, что будет происходить. Было несколько интервью, люди напрямую говорили, что под разными причинами их вызывали, говорили, что создается какая-то новая партия или движение, надо поприсутствовать. Потому что перед этим был большой женский форум, куда тоже свозили людей со всей территории страны, чтобы поучаствовали, как им говорили, в мероприятии политического свойства, а на самом деле это было абсолютно пропагандистское шоу. Так и в этот раз. Не было на инаугурации впервые ни представителей дипломатического корпуса, в том числе и российский посол Дмитрий Мезенцев был чрезвычайно удивлен, что прошло мероприятие такого уровня и не позвали даже дипломатов. Не было депутатов Палаты представителей, хотя они выполняют больше марионеточную функцию в этом государстве, тем не менее, все-таки одна из ветвей власти. Не было духовенства. В последнее время есть проблемы в этом плане, потому что уже почти месяц в Беларусь не может попасть руководитель католической церкви Тадеуш Кондрусевич. Были только самые преданные люди – это силовики, представители Конституционного, Верховного суда, Следственного комитета, практически все те, кто сегодня так рьяно защищает Александра Лукашенко, в том числе не дает ему каким-то образом усомниться, что эти люди, которых он называет смутьянами, наркоманами, проститутками, чтобы они не пришли в его Дворец независимости и не взяли власть силой. Есть такие изречение, что Лукашенко давно не президент Беларуси, а президент ОМОНа. По крайней мере, последние полтора месяца вся его власть держится только на силе, только на использовании силового ресурса, разгоны брутальные – это стало в порядке вещей, практически каждый день задерживают людей. Суды, аресты, травмы, ранения – ежедневные такие будни, с которыми белорусы смирились, но собираются идти до конца. По крайней мере, в пятницу тоже вышли люди на цепи солидарности, пришли к народному мемориалу Александра Тарайковскиму – это первая жертва событий 9 августа, он был расстрелян. Сразу власти пытались сказать, что у него взорвалось какое-то неустановленное устройство в руках, но с многих камер очевидно, что его расстреляли целенаправленно, причем не один раз, а два раза был выстрел. Потом были еще другие жертвы. Власти сейчас пытаются каким-то образом сказать, что люди сами виноваты, сами напросились. По крайней мере, никакого диалога пока нет.

Михаил Соколов: Готовятся ли какие-то акции протеста на ближайшие выходные?

Игорь Карней: Традиционно в субботу есть женский марш, но будет ли в этот раз, пока непонятно, по крайней мере, таких анонсов не было. Прошлый женский марш был, непонятно, каким образом что руководило и двигало силовиками, его разогнали настолько брутально, более 400 женщин были задержаны, доставлены в Управление внутренних дел. В основном их потом отпустили, но тем не менее, сама картинка была страшная и неприятная. Факт, что уже на воскресенье планируется сбор большой, очередной марш, он будет в некотором смысле народной инаугурацией. По крайней мере, люди хотят сказать "да" своему народному президенту Светлане Тихановской. Она сейчас находится за границей, ее, как и многих активистов и участников президентской кампании, заставили выехать, фактически выдворили из страны.

Михаил Соколов: Александр, на ваш взгляд, в чем разница? Путин в 2012 году после Болотной тоже зачистил Москву, провел инаугурацию в пустом городе. Лукашенко тоже взял и собрал каких-то своих людей, близких и объявил себя президентом. В чем разница принципиальная?

Александр Рыклин: Во-первых, путинская инаугурация, как мы помним, прошла все-таки в присутствии всех положенных лиц, и депутаты там были, и духовенство там было, все те, кому положено, в Кремлевском дворце присутствовали. Что же касается инаугурации Александра Лукашенко, то мне кажется, принципиально здесь учитывать одно важное обстоятельство: мне кажется, господин Лукашенко уже полностью утратил какую бы то ни было политическую субъектность. Все, что сегодня с ним происходит, все его действия по разгону, стратегия разгона мирных митингов, его позиционирование вовне Беларуси, я видел, он общался с губернатором Ленинградской области по поводу строительства морского терминала.

Михаил Соколов: Иркутский губернатор к нему тоже приехал. Какая-то забавная череда действий.

Александр Рыклин: Все эти действия, несомненно, на мой взгляд, сегодня согласовываются с Кремлем, получают кремлевское одобрение. Я думаю, в том числе формат инаугурации был тоже согласован с Кремлем, с администрацией президента Российской Федерации. В этом смысле Лукашенко действует, я не скажу с позволения, но, по крайней мере, все его действия акцентируются московскими начальниками.

Михаил Соколов: Пиар-служба работает. Игорь, я хотел вас спросить об одной трагедии, которая произошла, по-моему, не очень известна в России, белорус Сергей Радченя совершил акт самосожжения у входа в УВД в знак протеста против зверств милиции. И я видел сообщение, что он умер в больнице. Что известно об этом событии?

Игорь Карней: Да, в пятницу поступила новость, что он умер. Это случилось в городе Смолевичи, недалеко от Минска, достаточно небольшой городок 15-тысячный, там практически все друг друга знают. Наверное, не идеальная у него биография, потому что были у него и депрессии, и вредные привычки. Тем не менее, человек пытался доказать, что он такой же, как все остальные. Сам факт того, что он пришел именно к отделению милиции, поджег себя там – это о многом говорит. Потому что в последнее время люди срываются в буквальном смысле. Сотрудник милиции сейчас не вызывает никакого уважения, наоборот, в лучшем случае пытаются перейти на другую сторону улицы, а в худшем он воспринимается просто как враг народа белорусского, потому что столько уже крови на их совести, практически никакого доверия нет. В данном случае печальное событие, но не факт, что нигде не повторится. Потому что очень много обиженных, очень много людей, которые просто милицию уже не воспринимают как ту силу, которая может защитить, а именно только обидеть.

Михаил Соколов: Предыдущий срок Лукашенко еще не кончился. Юридически он еще президент или уже самозванец?

Игорь Карней: Фактически до 5 ноября у него есть карт-бланш. Именно исходя из этого, западные страны собирались вести переговоры как с человеком, который будет заступать с ноября, возможно, у него начнется каденция или не начнется, но был такой люфт временной, во время которого можно было вести переговоры по диалогу общества и власти. Но Лукашенко этой инаугурацией удивительной и непонятной практически уже себя назначил на новый срок, этого люфта уже не осталось. На этом основании каждый день буквально пополняется список стран, которые не признают Лукашенко легитимным лидером Беларуси. На литовском телеканале так и было написано, что незаконный президент Лукашенко. В принципе в Беларуси уже тоже мало кто его президентом называет, кроме самого преданного электората, его и не видно даже. Фактически с этой точки зрения Лукашенко нелегитимен, переговоры какие-то с ним вести Запад вряд ли будет.

Михаил Соколов: Андрей Борисович, в чем разница между узурпатором и легитимным главой государства? Это мистика какая-то, если он провел инаугурацию не так, как положено, то потерял свое значение?

Андрей Зубов: Нет, здесь нет никакой мистики, здесь есть определенная правовая логика. Дело в том, что ни правитель не может править против воли народа. Мы знаем, что были абсолютные правители, цари, императоры, короли, которые вроде бы не спрашивали у народа дозволения наследовать престол, но предполагалось, что люди приветствуют такого монарха, люди его поддерживают. Без доверия народа, как еще Конфуций учил, власть не может устоять. Это истина по той простой причине, что любая власть – это на самом деле корреспондирование потенциала властного отдельного человека, граждан тому лицу, которому они доверяют выполнять некоторые функции. Это могут быть функции абсолютного монарха, функции президента, кого угодно, какого-то лица, который управляет.

Когда граждане не доверяют правителю, правитель становится самозванцем, даже если он формально облечен всей полнотой власти, является действительно наследником правящего дома или правителем, прошедшим инаугурацию, как сейчас Лукашенко, на самом деле он никто. Тот человек, которому не доверяет народ, управлять народом не может. Рано или поздно, обычно довольно рано, его власть рушится по тем или иным причинам.

Опять же здесь никакой мистики нет, все довольно просто. Люди, которые сами претендуют на власть, власть всегда ведь сладкий кусок, чувствуют, что они пользуются какой-то симпатией и доверием людей, а такие люди около власти всегда есть, они просто отбирают власть у потерявшего доверие и любовь правителя. Я думаю, что то, что происходит сейчас с Лукашенко – это с точки зрения властителя конвульсии перед его политической смертью.

Михаил Соколов: Возможен такой вариант: эта популистская диктатура Лукашенко, которая была основана на демагогии, на российских деньгах, на таком псевдосоциализме, скажем так, государственных предприятий, где выпускалась, непонятно, кому нужная продукция, отправлялась в Россию, дотировалась той же Россией и так далее, эта система начинает рушиться. Вместо нее может быть будет худшая система, просто силовая диктатура, тюрьмы, концлагеря, террор, в конце концов такая Венесуэла в центре Европы.

Александр Рыклин: Я повторю мысль, которую высказал до этого, я думаю, что строительство новой государственной системы, вы совершенно правы, она будет отличаться от той, что предшествовало этим выборам, этим уже занимаются в Кремле. Мы не понимаем, в ближайшее ли время или все-таки через какое-то время будут инициированы все эти процедуры по всасыванию Беларуси в Россию, но понимаем, что планы у Кремля именно такие, все будет подчинено именно этому плану. Конечно, Лукашенко сегодня не на кого опираться в своей республике, кроме как на силовиков.

Михаил Соколов: Их кормить надо.

Александр Рыклин: Москва подбрасывает деньги, разумеется. Москва с первого дня послевыборного всему миру дала ясно понять, что она берет над Лукашенко шефство, что она его не отдаст этому проклятому Западу и этим взбунтовавшимся людям. Было понятно, что для Путина совершенно неприемлемо допустить, что в такой близкой к нему державе народ победит, народ свергнет диктатора. Это пример тяжелый, это страшная перспектива. Тем более, что в Кремле сидят люди более-менее грамотные, они помнят, например, что такое "арабская весна", как это все полыхало одно за другим на расстоянии в тысячи километров, от Западной Африки до Ближнего Востока. А тут просто несколько сот километров.

Михаил Соколов: Они стерпели Армению, дали возможность Пашиняну взять власть, опираясь на народ.

Александр Рыклин: Я уже об этом тоже говорил. Фамилию Пашинян в России, я думаю, знают пять человек из ста, а фамилию Лукашенко в России знают все. Беларусь – вот она, Армения где-то там далеко за горами, никто про нее ничего не понимает, к сожалению. К сожалению, российскому народу мало интересно, что там происходит. А Беларусь близко, туда все ездят, ездят через Беларусь на машинах на Запад. Теперь непонятно, что с этим будет, как это все будет дальше. Конечно, я тоже разделяю чувства все людей доброй воли, которые надеются, что белорусский народ в конце концов победит, что белорусский народ перегнет эту чудовищную палку, эту чудовищную историю и в конце концов свергнет этого ужасного человека. Но при всем при том оптимизм, который декларирует уважаемый профессор Зубов, я все-таки разделяю не вполне.

Михаил Соколов: Дмитрий, ваш взгляд на эту ситуацию такого зависания, насколько долго может продолжаться такое достаточно упорное массовое сопротивление в Беларуси?

Дмитрий Навоша: С моей точки зрения, это будет продолжаться столько, сколько нужно для того, чтобы белорусский народ выиграл.

Без комментариев
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
«Чтобы пустить всем пыль в глаза, Головченко могут и формальным президентом со временем сделать»
Политика
«План с усилением парламента и накачиванием пророссийских партий Москве важен в том случае, если Лукашенко не удержит ситуацию в стране»
Политика
Павел Усов: Только тогда Москва пойдет на смещение Лукашенко, когда будет уверена в том, что авторитарная система останется неизменной
Общество
Евгений Липкович - первому заместителю Министра внутренних дел: «Угрожали ли Вы Марии Колесниковой лично?»
Общество
Виталий Цыганков: В Беларуси сейчас ОМОНа в 5 раз больше чем в середине 90-х. Кто может вспомнить за эти 25 лет героические поступки этой структуры?
Политика
Венедиктов: Нарышкин подталкивал Лукашенко к выполнению обещаний - новые парламентские выборы и выборы президента без Лукашенко
Общество
Журналисты посчитали, сколько раз с 1994 года Лукашенко обещал не держаться за власть
Политика
Кузнецов: «Впервые после «выборов» Лукашенко снял трубку. Для протестующих это хороший знак»
Общество
Фотофакт. После женского марша начался женский демарш
Общество
«Мы хотим и можем давать качественную связь в любое время. Даже по воскресеньям»». Работники отрасли связи записали видеообращение
ВСЕ НОВОСТИ