Политика

Радзиховский: В первый раз Лукашенко в камеру зашел и из нее вышел. А если он в нее второй раз зайдет, он может в ней остаться...

Компромисс один. Чемодан-аэропорт-Москва.

16 октября 2020, 10:45
1042
Политика sobesednik.ru
0

Российский политолог Леонид Радзиховский – о том, что будет в Беларуси после 25 октября, когда истечет срок ультиматума.

– Светлана Тихановская потребовала от Александра Лукашенко, чтобы тот объявил об уходе, прекратил насилие в отношении мирных граждан и освободил политзаключенных. Насколько серьезно нужно относиться к ее ультиматуму?

– Ультиматум правильный, потому что это матрешка, вернее цепь. Естественно, Лукашенко о своей отставке ни в коем случае не объявит. Но если он выполнит хотя бы одно требование ультиматума, то начнется процесс ползучей отставки, он ступит на путь самоуничтожения. Если прекратится насилие на улице, то, естественно, увеличится количество демонстрантов – усиливается давление на Лукашенко. Это то, что Горбачев называл «Процесс пошел». Тут главное процесс запустить. Тем более, на свободу выходят собеседники Лукашенко по последнему диалогу.

– Как это выглядит?

– Лукашенко опять приходит в тюрьму, сажает их за стол и говорит «Дорогие друзья, вы свободны!» Они ему: «Прекрасно! Уходим и оставляем тебя посидеть. Поменяемся местами – мы свободны, мы ушли, а ты оставайся». Для этих выступлений Лукашенко выбрал определенную игру, которая называется «Все или ничего», никаких компромиссных вариантов быть не может.

Если Лукашенко начинает идти на компромисс, ему конец. И довольно быстро. Леонид Радзиховский/фото: соцсети Если он найдет соглашателей, штрейкбрехеров в лице оппозиционеров, допустим, этот Бабарико или Тихановский, или тех же двоих выпущенных из СИЗО бизнесменов. Находит их и, обращаясь к народу, говорит: «Дорогие друзья, ну потихоньку, полегоньку давайте сядем, давайте начнем готовить конституционную реформу и будем готовить эту реформу еще 5 лет». Это и есть, по-видимому, план Лукашенко: под конституционную реформу затухают протесты, никакой, естественно, реформы нет, он остается президентом. И все, вопрос закрыт.

Оппозиция не в состоянии расколоть элиты, зато Лукашенко в состоянии расколоть оппозицию.

Привлек парочку людей, начал процесс словоблудия, и это словоблудие под названием «Конституционная реформа» из пустого в порожнее растянется на годы. Весь срок его правления. А там видно будет. Таков его план. Звучит разумно.

Но есть одно «но». Если ты начал отступать в такой ситуации, твои противники просто не могут не воспользоваться твоим отступлением. Ты им стасовал карту. Они не могут эту карту не разыграть. Тихановская ее и разыгрывает. Есть вариант отпустить двух-трех оппозиционеров, а остальных оставить и ослабить насилие на улицах. Но он не катит, потому что те, кто остался в тюрьмах – и Тихановский, и протестующие, они просто усилят давление, вот и все. Он близок, час победы, ура мы ломим, гнутся шведы. В драке такая психология.

А договориться реально – не словоблудием заниматься, не врать, а реально договориться о конституционной реформе просто невозможно, потому что условие к Лукашенко одно: «Пошел вон!»

Быть полностью гибридным диктатором для Лукашенко невозможно. По устройству той системы, которую он отстроил, он может быть полным диктатором – или вылететь из страны. Кстати, вариант получить гарантии личной неприкосновенности – это паршивый вариант, потому что на него повесят всех собак. И чем хуже пойдут дела в Белоруссии, тем больше его будут ругать. Диктатор, оставшийся стране – это слабоватый вариант. Сдать власть и остаться в стране – это плохо.

Мне кажется, сформулирован ультиматум грамотно. Собственно, этот ультиматум сводится к одному: дай палец, а руку до плеча мы тебе сами отгрызем!

«Лукашенко совершил глупую политическую ошибку»

– То есть Лукашенко Тихановская не напугала своим ультиматумом?

– Напугала его или нет, я не знаю, но если он хочет сохранения своей власти, то ни по одному пункту пойти ей на встречу он не может. Ну кроме единственного варианта, что он отпустит парочку сломленных оппозиционеров, и они начнут блудить языками – пытаться встроиться в режим. Думаю, такие люди будут совершенно не популярны, и оппозиция их тут же оттолкнет. А во-вторых, таких дураков вообще, я думаю, нет. Зачем прыгать на тонущий корабль, да еще на такой корабль?

Все же понимают, что иметь дело с Лукашенко в качестве его холуев – занятие бессмысленное. Настроение его меняется каждые пять минут – сегодня посадил, завтра отпустил, в общем, это не тот человек, с которым даже в чисто личных целях можно о чем-то договариваться. Но главное, что этих людей народ отпихнет, они для него никто, предатели и все.

– Тех двоих, что выпустили под домашний арест – бизнесмена Юрия Воскресенского и директор IT-компании Дмитрия Рабцевича уже отпихнули. Их теперь не воспринимают как оппозицию.

– В ситуации наступления революции публично предавать – глупо, предавать хорошо в ситуации отступления революции. Но Лукашенко своим глупым шагом сам сдвинул баланс сил.

Он, по-видимому, рассчитывал, что их расколет: кто-то перейдет на его сторону – это раз. Он собьет, может быть, санкции против себя – это два. Но он (Лукашенко) ошибся. И теперь единственный для него вариант – это упереться рогом, никого не выпускать, репрессий не снижать, ни на какие призывы Тихановской не откликаться. Короче говоря, вернуться к жесткой тактике предыдущих недель, которая, принесла ему успех. Успех, конечно, относительный, потому что выступления продолжаются и Запад его не признает.

Но сейчас расчет его может быть такой: твердая позиция, никаких уступок, никаких компромиссов. 25 числа сделать все, чтобы эту забастовку максимально подавить и сорвать, то есть позиция силы. Если ему этот номер удастся, то потом можно вернуться к вариантам словоблудия и раскалывания своих противников. А если этот номер не удастся и 25-го забастовка приобретет обвальный характер, ну тогда Лукашенко конец просто.

А если этот номер не удастся и 25-го забастовка приобретет обвальный характер, ну тогда Лукашенко конец просто.

– Такое может быть?

– Я не верю, что 25 октября будет обвальная забастовка. Впрочем, в таких делах гадать – занятие неблагодарное. Все может измениться буквально за несколько дней. Ясно одно, что ситуация в Беларуси неравновесная. Равновесие нарушил сам Лука, зайдя в камеру.

Но в первый раз он в камеру зашел и из нее вышел. А если он в нее второй раз зайдет, он может в ней остаться...

«Компромисс один. Чемодан-аэропорт-Москва»

– Сможет ли Тихановская взбунтовать Беларусь из-за рубежа?

– Естественно, Тихановская ничего устроить из Германии не сможет, это совершенно понятно. Это ерунда. Надо быть внутри страны и знать градус настроения в обществе. Но если люди массово почувствуют, что Лука дрогнул… Тут же вопрос в настроении людей. Если люди верят, в то, что они победят – они победят. Это самосбывающееся пророчество.

Каждый шаг, на который Лукашенко будет отступать, будут тут же занимать наступающие силы оппозиции.

– И компромисса тут быть не может?

– Компромисс один. Чемодан-аэропорт-Москва.

– Тихановская отметила, что протестующие были готовы к диалогу, но за два месяца, пока длится политический кризис, их терпение иссякло. Это на самом деле так?

– Я за белорусский народ отвечать не могу. Не уверен, что за него может отвечать и Тихановская. Диалог в данной ситуации – это вежливое название ультиматума, который звучит очень просто: «Ты украл голоса. Уходи!» Все. Диалог предполагает компромисс. Какой тут может быть компромисс? Ты немножко украл и немножко уходи? Одну половину задницы с трона сдвинь, а второй сиди? Верни 100 тысяч голосов, остальные оставь? Так не бывает.

Никакого компромисса тут быть не может. Или ты президент, или ты преступник. Как в «Кавказской пленнице»: «Или я ее веду в ЗАГС, или она меня ведет к прокурору». Третьего тут нет.

Что касается терпения, которое иссякло… Неделю назад казалось, что отнюдь не терпение народа иссякло, а его порыв: люди устали биться головой об стенку. Они готовы отступить. Мне так казалось. Но после визита Лукашенко в тюрьму мне так не кажется. Если он (Лукашенко) не совсем сумасшедший, были же причины пойти в СИЗО. Значит, он чувствует, что ситуация для него плохая. А может быть, это просто грубая ошибка.

В любом случае оппозиция восприняла это за признак его слабости, и он им плеснул бензину в костер. Он надеялся их холодной водой залить, а плеснул бензин. Так бывает. Политическая ошибка.

– Исправима эта ошибка Лукашенко?

– Не мне судить. Ясно одно: на пути компромиссов он быстро себя обнулит. Тут компромисс невозможен. Все слова сказаны. Все предельно ясно. Люди хотят скинуть Лукашенко и не удовлетворятся тем, что он немножко отступил. Немножко отступил? Больше отступишь. Дал палец – откусим тебе руку.

Анатолий Салунов
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Задержана жена Дмитрия Войтюшкевича
Общество
Лукашенко пообещал не признавать заграничные дипломы. Байнет: «Такие толпы желающих, что границы закрывают»
Политика
«Караеву, Вакульчику и Барсукову отвели роль загранотрядовцев и надзирателей за вертикальщиками по Брестчине, Гродненщине и Минску»
Общество
ГПК: Белорусов пропускают на территорию нашей страны
Общество
Виталий Цыганков: В силовом блоке идут процессы, вызывающие недовольство в Лу
Общество
Романчук: Интересно, остались ли в Вертикали власти, среди силовиков, кто не признаётся себе: «Это *опа. Он слетел с катушек»?
Общество
Евгений Липкович: Действие, которое по замыслу должно было внушать ужас, прекратилось в комедию
Политика
Карбалевич: Решение о закрытии границы свидетельствует о том, в каком нервном состоянии находится высшее руководство государства
Политика
Класковский: Те, кто приходит на смену отодвинутым в тень генералам, рискуют вскоре стать не меньшими раздражителями для значительной части общества
Политика
Карбалевич: Падают основные опоры. Отставка Вакульчика и Караева - свидетельство серьезных разногласий в военно-политическом руководстве Беларус
ВСЕ НОВОСТИ