Политика

Николай Халезин: Лукашенко арестует всех, кто вернется

"Можно много говорить, что санкции не работают, но истерика властей, «кошельков» режима и силовиков — безусловная".

09 января 2021, 08:59
9384
Политика EX-PRESS.BY
0

Один из руководителей Белорусского Свободного театра, общественный деятель Николай Халезин в интервью "Свободе" предупреждает о "радикальном оттоке профессионалов из протестного движения, если в ближайшее время ведущие игроки и их структуры не перейдут в режим поиска консолидирующих шагов и максимальной профессионализации деятельности".

 О протестном движении и внешнеполитической стратегии

- Начну разговор с твоего предупредительного поста в телеграмме о том, что «если в ближайшее время ведущие игроки и их структуры не перейдут в режим поиска консолидирующих шагов и максимальной профессионализации деятельности, нас ждет радикальный отток профессионалов из протестного движения, которых в нем и так крайне мало». Поясни, пожалуйста, проблему, которую ты видишь.

- Как началось протестное движение? Этот был уникальный опыт для страны, так как он формировался не из опытных политиков и общественных деятелей, которые себя уже зарекомендовали, а из людей, которые изменили формат. Они изменили тот слой, который был бы должен рождаться преемственно, выходить из предыдущего опыта политической борьбы и общественной деятельности. Поэтому в этом протестном движении оказалось очень много людей, даже абсолютное большинство, которые не имели этого опыта, которые с одной стороны не избежали ошибок ,присущих дилетантам (хотя здесь все же другое слово нужно), с другой стороны они принесли новизну - новые форматы работы, совершенно новый взгляд на общественно-политическое движение и так далее. Исходя из этого и получилась та конфигурация, в которой мы оказались.

Если брать какие—то профессиональные виды деятельности - организация массовых акций, то здесь плюс - больше нового, больше сюрпризов для властей, которые не смогли разбить движение, как это было в 2006, 2010 годах. В этой сфере новизна сработала, и в других сферах — внешнеполитической деятельности, формулировании задач и каких-то смыслов мы опаздываем. Не успевает протестное общество осознать все вызовы, отреагировать на них и предложить актуальную повестку дня. У нас разрыв между полезной уникальностью и недостатком опыта.

Об активности в зарубежье

- Протесты происходят в Беларуси. Это естественное явление, там горизонтальное управление, а люди, которые вырабатывают внешнеполитические стратегии, в основном все за рубежом, некоторая часть в Беларуси, но возможности там довольно ограничены. Эта предостережение касается этой части?

- Безусловно, если мы говорим об этом блокчейн-протесте, который также многие критикуют за миролюбие. Я как раз сторонник этого мирного подхода, потому что я понимаю, что ту власть, которая есть, силой не победишь, или это должна быть такая сила, которой у нас сейчас нет и быть априори не может. Да, протест развивается горизонтально, у него есть свои лидеры, есть элементы, которые стабилизируют его.

Белорусский свободный театр играет во дворах. Приезжает во двор и контактирует с человеком, который в этом дворе отвечает за организацию. За безопасность отвечает другой человек, который говорит, что здесь стоит микроавтобус, и если будет опасность, садитесь в микроавтобус и вас отвезут, а мы сдержим временно людей, которые будут пытаться вас задержать. Это отлаженная работа внутри дворов, которая не требует вмешательства политиков или общественных деятелей. Это самоорганизация очень высокого уровня.

А если мы говорим о внешней политике и о том, как выстраивается вектор взаимоотношений с миром сейчас, то здесь есть опоздание. Есть разные центры, каждый из этих центров ведет какую-то свою работу, иногда не координируя с другими центрами.

У меня ощущение, что мы проживаем эту «фазу эго», когда внутри какого-то общественного или политического движения возникает разница интересов. Процесс запущен, пошел и каждый увидел себя в какой-то роли. Одно дело, когда он увидел себя в рабочей роли внутри организации этого движения, другое дело, когда увидел себя на какой-то должности в гипотетическом транзите власти (если это произойдет, он станет министром или кем-то еще). Мое ощущение, что мы подошли к этой фазе. Ее не миновать, безусловно. Каждый выстраивает свою стратегию, ведь это люди инициативные, которые в основном всегда были успешны. Получается, что они как-то высматривают свою нишу, свое место в будущем.

Об этом рано говорить по двум причинам. Первая - это деморализует других людей. Вторая - надо четко осознать, что, как только наступит транзит власти, политическое поле полностью переформатируется. Мы увидим, что происходит вообще новая история Беларуси и нас всех. В том виде как сейчас, это не сохранится. Невозможно представить, что все "игроки политического поля", которые есть сейчас, займут свои места и продолжат работу. Нет. Так не будет. Сегодня тюрьмы полны таких же инициативных и талантливых людей, и они появятся. Плюс новые люди, которые вернутся в Беларусь из эмиграции. Это и те, кто сегодня себя еще активно не проявил, но у кого есть ресурсы для того, чтобы поучаствовать в политической борьбе.

О единстве

- Власть заинтересована, чтобы не было единства в рядах людей, жаждущих перемен. Как в такое драматическое время можно быть конструктивным, критичным и сохранить единство в противостоянии с сильным противником?

- Это вызов, на который нужно ответить. Это очень сильное усилие. Мы должны настолько отключить свое личное и настолько поднять уровень своего общественного, чтобы принимать решение, исходя только из страны, а не из того, что выгодно нам. В итоге это и приведет к реализации своих амбиций. Это трудно делать, единицы на это способны, но это не значит, что нам не нужно искать этот маршрут, и мы обязаны его найти. Если сегодня все усомнятся в Тихановской или Латушке, посыплется все. Здесь нет отдельной истории. В случае если падает один, подают все.

О возвращении в Беларусь

- Есть предложение методолога Владимира Мацкевича и призыв члена Координационного совета Андрея Курейчика о необходимости подготовки возвращения и массовой встречи в Беларуси Светланы Тихановской, на которые в основном реакция «зачем, ее сразу посадят», но и есть аргументы того же Мацкевича и Курейчика о бесперспективности длительного пребывания за рубежом и необходимости сильного шага со стороны демократических сил. Твоя позиция?

- Я контактировал с Юлей Слуцкой через zoom, и она ни слова не сказала о том, что летит в Минск. Через несколько дней ее арестовали в аэропорту в Беларуси. Я не верю в то, что Лукашенко не арестует всех, кто прилетит. Пусть это будет 100 человек. Сидит 160 политзаключенных. Будет 260 политзаключенных. Что это изменит? Ничего. Только обнажить внешнеполитическую сферу, которая вторая по важности после внутренних протестов. Я знаю, что сегодня нужно объединяться, согласовывать позиции, профессионализироваться. Нужно четко размежевать полномочия и ответственность.

Условно говоря, если сегодня люди занимаются санкциями, это не может быть 25 групп, каждая из которых присылает свою информацию в ЕС, в юридические структуры. И там говорят, что не будут рассматривать все 25, потому что не знают, какие профессиональные. Если двигать вопрос санкций, то должно быть четкое профессиональное направление и люди, у которых спросить, что сделано, почему это или то не сделано, и когда будет сделано. На сегодня существует ряд групп, которые ведут свою внешнеполитическую деятельность, разговаривают с правительствами и международными структурам, и и никто не знает, о чем говорит другой.

- К кому этот призыв консолидироваться? К каким структурам?

- Это штаб Тихановской, НАК Павла Латушко, президиум Координационного совета, в котором также и Павел, большая группа «Беларусы замежжа», группа анализа, которая сидит в Варшаве, группа, которая находится в Лондоне и готовит все проекты по санкциям, это часть ИТ-сектора, которая сотрудничает со всеми. Возможно, если есть у Валера Цепкало своя большая группа, то и она. Эти люди должны между собой договориться о зонах ответственности, выработать стратегию и двигаться очень сильным и более профессиональным фронтом, а не любительским нашептыванием различным политическим кругам в мире каких-то своих повесток, которые могут быть порой странными.

Кто может воздействовать на режим

- После короткой передышки на праздники власти усиливают репрессии, и недавнее насилие в Новой Боровой свидетельствует о том, что вновь задействован сценарий, который привел к гибели Романа Бондаренко. Следователь Андрей Астапович в эфире Свободы Premium рассказал о ряде жестких мер - подготовке компромата на каждого следователя, подготовку лагерей для несогласных. Шаги по приближению к северокорейскому варианту в центре Европы. Что этому можно противопоставить?

- Будет расти градус репрессий. Единственное, что этому можно противопоставить - продвижение в мире и четкую стратегию взаимоотношений с ЕС, США, Россией. Четкая стратегия, которая бы привела к давлению на власть, которое бы оно не выдержало. Другого выбора у нас нет. Люди в Беларуси держатся, а если мы находимся снаружи, то мы обязаны создать ту модель, которая будет продвигать усиление давления всего мира. Можно много говорить, что санкции не работают, и критиковать ЕС, но истерика властей, истерика «кошельков» режима и силовиков — безусловная. На сегодня под угрозой обеспечение всех этих людей средствами, и Лукашенко это, как никто, понимает. Если это давление не будет скоординировано между этими тремя субъектами — ЕС, США и с большой долей оговорок Россией, то ничего не произойдет.

"Свобода"

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Анна Соусь
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Карпенков об избитом журналисте: Силовикам нужно было действовать еще жестче
Общество
Лучше не вмешиваться в редакционную политику журнала «Time»
Общество
На новополоцком «Нафтане» еще три человека присоединились к забастовке
Общество
Под Молодечно милицией задержано не менее двадцати человек
Общество
Минский таксист: «Чем больше людей прессуют власти, тем злее они становятся»
Политика
Чалый: Внутри элиты идет торг, как бы придумать Лукашенко должность, чтобы он ушел
Общество
Акция солидарности. «Студенты нагло и целеустремленно читают в метро по-белорусски»
Политика
Мария Колесникова: «Человек, который сам себя называет диктатором, боится до ужаса»
Общество
«Бабулям вряд ли здесь не хватает папирос». Люди увидели в деревне киоск «Табакерки» и теперь недоумевают
Политика
«Незыгарь»: Виктор Лукашенко не намерен участвовать в транзите власти. Контакты с отцом сведены до минимума, в феврале они практически не общались
ВСЕ НОВОСТИ