Политика

Военный эксперт Егор Лебедок: Видны попытки втягивания Беларуси в конфликт Россия-Украина. Пока идет информационная подготовка

Втянуть Беларусь в конфликт с Украиной можно лишь провокацией боестолкновения на границе Беларусь-Украина.

Политика ex-press.by
0

Оценивая военно-политические действия России в каком-либо регионе, следует рассматривать не просто российские интересы, выгоды/издержки в данном месте и время, а смотреть шире, на стратегическом военно-политическом пространстве. Россия обозначила своей основной задачей расширение влияния на мировой арене, что важно как для поднятия экономической и политической значимости, так и для управления россиянами (для удержания авторитарного режима правления возможна стандартная схема психологической замены уровня жизни и отсутствия прав человека величием страны). И Россия к этому системно и устойчиво идет, прежде всего, за счет военной составляющей, пишет военный эксперт Егор Лебедок.

Каждое военно-политическое действо – будь-то конфликт, военное присутствие и т.п. – Россия использует не только для узких целей здесь и сейчас, а для решения как можно большего числа задач на стратегическом пространстве. Например, создание военной базы в Сирии имело основную цель обеспечить военное присутствие в подбрюшьи основного стратегического противника на юге – Турции. Борьба с терроризмом, выгоды от поставок нефти и т.п. – это ситуативные и сопутствующие факторы, хотя многие аналитики потратили на обсуждения именно этого уйму времени, игнорируя стратегический аспект. Равно как и сейчас поставки С-400 в Турцию и иные политические действия России и Турции многие начали рассматривать как дружбу. Конечно ее нет, и в России и в Турции прекрасно понимают, что они соперники. Просто в этот тактический период решение каждой из сторон своих задач создало условия для временного взаимодействия. России важно отделить Турцию от НАТО и ЕС, создавая различные противоречия, для противостояния с Турцией в перспективе один на один, а не с блоком («разделяй и властвуй»). Турции важно нарастить свое влияние в тюркском мире (что у нее пока получается, пример, Азербайджан) и близлежащих странах, а также решить другие текущие задачи с ЕС. В последующем «дружба» пройдет.

Но база в Сирии имеет и еще одно стратегическое значение. Рост влияния Ирана в регионе Ближнего Востока, прежде всего в Ираке и Сирии, создает в перспективе предпосылки для открытия транспортного коридора грузов из Китая в Европу через указанные страны. В общем, и Китай заинтересован в этом, была информации о подготовке инфраструктурных проектов, финансируемых Китаем, в данном регионе. Ожидается со временем и возможность масштабной транспортировки грузов северным морским путем, где Россия также наращивает военное присутствие. Такое присутствие имеет основной целью на данном этапе – обеспечение экономических интересов России в добыче полезных ископаемых в Арктике. Но в перспективе размещение российских военных сил в северном регионе вместе с базой в Сирии позволит перекрыть три из четырех китайских грузопотоков в Европу, и таким образом обеспечит в стратегической перспективе, не сказать что сдерживание Китая, но, по крайней мере, Китаю и Европе в данной части придется считаться с Россией.

00


Россия и Китай также понимают, что в перспективе будут стратегическими противниками. В этом ключе стоит отметить и рост военно-политического взаимодействия России с Индией и Египтом (для возможности влияния на четвертый торговый путь и других целей), а также существенное расширение военного присутствия России в странах Африки, где Китай интенсивно развивает инфраструктурные проекты. Это не все, возможно, и не основные цели РФ применительно к военным базам, привел их лишь для иллюстрации использования Россией каждого военно-политического действа для решения многих целей сразу, включая стратегические, которые многие упускают оценивая обстановку по принципу "здесь и сейчас".

Для стратегического сдерживания России при таком ходе событий обычных санкций не достаточно. Все же экономика открыта, доступ к технологиям и знаниям существенно выше, чем во времена СССР. Сдерживание в данном случае возможно лишь опережающими и упреждающими действиями. В этом смысле Д.Трамп – самый пророссийский президент США. Он не просто не работал на опережение, но и фактически ослабил влияние США в ряде регионов, прежде всего, на Ближнем Востоке и в ЕС. Даже допустил присутствие россиян в Венесуэле. Также он развязал России руки в части наращивания военного потенциала и присутствия, выйдя из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и Договора по открытому небу. Не важно почему он это сделал, важна суть – он обеспечил существенный рост российского военно-политического влияния в мире.

В нынешней ситуации в Украине, совсем не обязательно, что все упирается сугубо в Украину. Стратегическое расширение влияния России идет по принципу эскалация и последующая деэскалация (которую Путин называет «сглаживанием противоречий»). Хороший оперативный иллюстративный пример – оккупация Крыма, для отвода внимания от которого был создан вооруженный конфликт в Донбассе, занимаясь деэскалацией которого Запад был вынужден забыть про Крым. Также создание замороженного конфликта позволяет в дальнейшем влиять на внутреннюю и внешнюю политику объекта воздействия.

В текущей ситуации возможно, что наращивание российской военной составляющей на западных границах России имеет своей целью, помимо желания Путина померяться силами с Байденом, получение неких уступок от Запада за последующий отвод российских войск. Это могут быть вопросы по Ближнему востоку с участием Турции, блокирование вступления Украины в НАТО и прекращение ее поддержки Западом, снижение американского военного присутствия в Европе. Также это могут быть и не военные, а экономические уступки: выгодное России распределение зон добычи полезных ископаемых в Арктике, снятие санкций с РФ или строительства Северного потока и т.п. Но пока США и Европа не идут на уступки.

В такую эскалацию благодаря Лукашенко с сентября 2020 втянута и Беларусь. Для РФ это беспроигрышный вариант. Если за снижение военного влияния России в Беларуси Запад что-то «заплатит» – хорошо (все равно, в стратегической перспективе военное присутствие россияне у нас будут наращивать), если нет – тоже неплохо, будет выполнена задача-минимум по усилению контроля в Беларуси.

Видны попытки эскалации напряженности в нашем регионе и за счет втягивания Беларуси в конфликт Россия-Украина. Пока идет информационная подготовка. На серьезном уровне втянуть Беларусь в конфликт с Украиной можно лишь провокацией боестолкновения на границе Беларусь-Украина.

В этой связи примечательна информация, которая вчера появилась в одном (про)российском канале: Лукашенко договорился с Алиевым о проведении в мае текущего года совместных военных учений Сил специальных операций двух стран в Гомельской области. Действительно, наличие третьих нейтральных сил на границе Беларусь-Украина существенно бы снизило риск военных провокаций и сделало бы их более очевидными. Если бы это было реальностью, то такой ход Лукашенко означал бы, что Лукашенко всерьез рассматривает возможность провокации в данный период и в то же время, делает очевидной политику Кремля в отношении втягивания Беларуси в конфликт посредством провокационных действий. Но возможно эта информация всего лишь часть российской информационной кампании в излюбленном российском стиле – рефлексивного управления для предотвращения нежелательных действий.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
егор лебедок
геополитика
байден
беларусь-украина-россия
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter