Политика

Максим Шевченко: Путин — лучший партнер Запада, который когда-либо был на территории России. И Запад Путина менять не хочет

"Путин не враг Запада. 16 июня вы это увидите во время встречи с Байденом".

Политика Эхо Москвы
0

Известный российский журналист и политик Максим Шевченко в интервью на радиостанции "Эхо Москвы" прокомментировал текущую политическую ситуацию в России.

― Я фиксирую настроения, что мы находимся примерно в эпоху — так как Россия ходит одними и теми же кругами — конца Александра III. Я вот написал пост на «Эхо Москвы», я видел, он опубликован был. Александр III был царь-антисемит. Царь, которые подавлял национальные движения, которые занимался ассимиляцией народов России. Памятник Александру III ну не то что как памятник Гитлеру, конечно, но это был человек, который в истории известен жесточайшими законами, подавлявшими и еврейское население и украинское население, и польское население, и другие инородческие сообщества Российской империи. При нем был принят закон «о кухаркиных детях».

Для власти Александр III — это образец подражания. Как Александр III выковал, вырастил поколение революции 5-го года. Никакие Белинские, никакие Герцены при всей моей любви и уважении к этим людям, ни Писаревы, ни Добролюбовы своими книгами не сделали бы то, что сделал Александр III своими человеконенавистническими и по нынешним временам прямо-таки фашистскими законами.

Поэтому, я думаю, что власть, идя теми же самыми тропами, выковывает поколение революции. Я просто знаю, что такое диалектика истории и понимаю ее.

― Когда?

― Я не знаю, когда. Этого никто не знает. Ленин не мог сказать, что это будет в 17-м году. Никто не мог называть цифру — 5-й год. Когда это приходит, вы не ошибетесь. Когда власть уже не может управлять по-старому, а низы, наконец-то не хотят жить по-старому, — вы это сразу поймете.

― Какая-то, по-вашему, предреволюционная ситуация в России уже складывается?

― Сейчас время реакции, безусловно. Нет, сейчас не складывается. Сейчас время реакции, жестокости, торжества жандармских структур, торжества охранки. Как раз сейчас власти кажется, что она контролирует ситуацию и купировала ее. Но дело в то, что, еще раз говорю, все совершают одну и ту же ошибку. Против «оранжевых, цветных» революций можно защититься. Против социальных революций защититься нельзя. Стареет режим, стареют его методы. Вырастают новые поколения, которые совершенно по-другому, на другом языке описывают ситуацию.

Я уверен, что национальная и социальная революция, а это одно и то же, в России абсолютно неизбежна. Потому что превратить просто огромную культурную страну с огромной сложнейшей историей — в ходе этой истории народ и лучшие люди страны решали, ошибаясь, жестокими методами, разными методами, как и все остальные сложнейшие задачи цивилизационные, — вот это все превратить просто в банальный сырьевой придаток Запада, который либо должен торговать газом в Западную Европу, либо в Китай…

Вся территория бывшего Советского Союза — это оккупированный сырьевой придаток либо Запада, либо Китая.

Вы даже не понимаете уровень и разницу того, что было тогда, при всем при том, что Советский Союз был обречен на кризис и на катастрофу, потому что власть партократии была чудовищной. Ложь, с которой руководство КПСС шло в будущее, она была нетерпима, и она привела к тому, чтобы все рухнуло. Собственно говоря, нами правят бывшие партийные и кагэбэшные руководители. Никакие Солженицыны, Сахаровы и Буковские к власти не пришли. Поэтому они поменяли просто оболочку, а суть осталась та же самая. Та же самая партократия во главе. Все продолжается. Понять это кому-то, может быть, непросто, но это надо понять, что ничего не изменилось.

Путин не враг Запада, не оппонент Запада. 16 июня вы это увидите во время встречи с Байденом. Путин — лучший партнер Запада, который когда-либо был на территории России. И Запад Путина менять не хочет. Вот ему совершенно не надо, чтобы к власти пришел в России Алексей Навальный или Дмитрий Гудков. Для Запада и Гудков и Навальный, и многие другие — это инструменты давления на Путина, чтобы Путин отдавал какие-то контрольные пакты «Русала» или «Норникеля», или еще чего-то.

Так же, как царский режим абсолютно устраивал Антанту и партнеров царского режима.

Западу нужен режим, который контролировал бы безнаказанную эксплуатацию богатств оккупированного, расчлененного, разоренного Советского Союза. И для этого ему нужны тиранические режимы на всем этом постсоветском пространстве. Любая демократия тут поставит вопросы о том, почему «Русал» принадлежит американцам? Почему дивиденды «Норникеля» таковы, и Потанину выплачивается, несмотря ни на что 2 с лишним миллиарда каждый год? Почему не соблюдаются никакие экологические стандарты? Никакая демократия им не нужна. Им не нужна демократия в Латинской Америке. Им не нужна демократия в Африке. Им точно так же не нужна демократия в России. Их совершенно не волную проблемы ЧВК, их не волнуют проблемы присутствия в Сирии России, потому что это все для них часть игры. Но чего Запад не хочет — он не хочет точно, чтобы в России была власть: а) патриотическая, б) демократическая, в) социально ориентированная и г) и действующая в интересах народа.

― Да Западу плевать вообще на Россию! Кто такая Россия вообще для Запада?

― Россия — это угроза. Только не путинская Россия и не медведевская является угрозой, а угрозой является советская Россия. Вот Запад готов поддержать кого угодно, кто даст гарантии, что Советская Россия не вернется. Вы ненавидите Советскую Россию — и Путин ненавидит Советскую Россию.

Советский Союз не был Советской Россией. Советский Союз был гробом накрашенным, покрашенным, это была пародия, извращение…

― А где тогда Советская Россия?

― Ну, она была 20-е, 30-е, 40-е годы. Она развивалась. Она закончилась в 50-е годы. Мао Цзэдун был абсолютно прав, когда он сказал, что Хрущев и Брежнев приведут к реставрации капитализма. Вот они и привели к реставрации капитализма. Поэтому Мао и был самым запрещенным автором в этом позднем Советском Союзе. Я помню, его книги достать было невозможно.

― Несколько слов про Украину. Владимир Путин давал большое интервью как раз посвященное Украине, много чего наговорил. Ощущение, что не может с Украиной никак расстаться. Почему такая болезненная фиксация, как вам кажется?

― Да нет никакой болезненной фиксации, вы заблуждаетесь. Вы просто не понимаете, как работает сознание этих людей. Они считают, что они полностью практически решили все вопросы с Украиной. Их задача, конечно, не в том, чтобы ракеты под Харьковом не стояли — это такое смешное было достаточно: «Мы не можем позволить, чтобы под Харьковом стояли ракеты, чтобы Украина была членом НАТО». А то, что Латвия с Эстонией члены НАТО можете позволить? Если под Таллином и под Ригой или под Нарвой стоят ракеты. От Нарвы до Питера — 174 километра…

Поэтому аргумент, что мы типа боремся, чтобы под Харьковом ракеты не стояли — а чего тогда вы не боритесь с тем, чтобы они в Прибалтике не стояли? Хотя в Прибалтике проходят американские военные ученые, базируется современное вооружение.

― Я понимаю логику Путина, я скажу странную вещь. Прибалтику-то, по сути, проиграли. А Украину нельзя проиграть. Отсюда все рассуждения.

― Вы не понимаете логику Путина, потому что вы наивно полагаете, что у Путина есть какая-то конфронтация с Западом. У Путина нет конфронтации с Западом. У Путина есть торговля за комфортное место в структуре большого мирового порядка. С проведением «Северного потока-2» — нитка первая уже достроена, напомню, неделю назад президент Путин об этом объявил, — вот когда будет «Северный поток-2» построен, он пойдет в обход всяких там государств, это будет прямая связь с Германией, с Западной Европой. И, таким образом, с помощью «Северного потока-2», минуя всяких посредников в Украине и даже в Беларуси и в Польше, российская верхушка, точнее — России от этого не будет ни горячо, ни холодно. — сможет выйти на прямые отношения. Поэтому Путин не оппонент Запада, он пытается встроиться в Запад, и у него на Западе есть масса партнеров.

Вот он сейчас поедет встречаться с Байденом, чтобы рассказать Байдену, что все его шашни, которые были с Трампом, что это не идеологические, а просто так получилось, потому что Трамп — президент США, могущественный человек. «А так на самом деле мы всегда были лояльны, — скажет он — Вот у нас и Дмитрий Анатольевич Медведев планирует возглавить «Единую Россию», ваш старый добрый партнер, который приезжал в Америку и там iPhone…».

Поймите, что на самом деле конфликт между либеральной оппозицией и властью — это именно борьба за власть, кто будет продавать Россию Западу: либо либеральная власть будет продавать Россию Западу, либо нелиберальная… хотя Путин — это абсолютно экономический либерал. Поэтому скажем так: либо пиночетовщина будет продавать Западу Россию, либо, условно говоря, такой как бы либеральный разгуляй будет продавать Западу Россию. Но и те и те хотят продавать Западу Россию. В этом главная проблема.

А я считаю, что Россия должна, прежде всего, обрести суверенитет, независимость, социальную независимость, национальную независимость, осознать себя как субъект истории, понять себя, свое место не в этом большом мире, как обслуживать интересы Англии, Германии, Китая, Франции или США, а как, прежде всего, обслуживать интересы собственного народа. А после этого мы посмотрим, как нам выстраивать отношения с Западом и с Востоком. Я вас уверяю, что они по-другому будут с нами разговаривать.

― Тут есть противоречие. Вы сначала говорите о том, что Владимир Путин хочет себя в эту мировую тусовочку вписать, а, с другой стороны, судя по реакции Запада, Владимир Путин и путинская Россия делает все, чтобы оттуда выпилиться. Потому что как раз перед нашим эфиром Европарламент сказал, что надо от SWIFT отключать Беларусь, но неоднократно они говорили, что надо и Россию отключать.

― Это значит, что есть разные группировки, которые по-разному выстраивают свои отношения с российской властью. Есть разные силы. Но стратегически они все хотят видеть Россию сырьевым придатком мировой экономики.

Я считаю, что эти санкции не против России. Я считаю, что эти санкции являются просто вариативным способом давления определенного сегмента мирового капитала на путинскую верхушку, чтобы ее приструнить и дисциплинировать. Они хотят просто добиться от Путина определенных уступок перед встречей 16-го июня или на фоне встречи.

Для Путина главное — провести «Северный поток-2», чтобы стать незаменимыми партнерами Западной Европы. А для американцев главная задача, допустим — в обмен на разрешение провести «Северный поток-2» они добьются перехода еще каких-нибудь активов в американские руки, как добились перехода в американские руки российской (считай советской) алюминиевой промышленности. Напомню, что никаких новых алюминиевых заводов построено не было. Все это советские заводы, которые работают на пределе мощности, загрязняя Красноярск, север Хакассии, юг Красноярского края. Рассчитан Красноярский алюминиевый на 800 тысяч тонн, производит сейчас больше миллиона, притом никакой модернизации не было. Загрязнение, засорение идет. А прибыль от этого получают американцы. Это настоящая колония. И это поддерживается, безусловно, властью. Это будет поддерживаться теми, кто претендует на либеральную оппозицию по отношению к власти. Вы все поддерживаете капитализм.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
максим шевченко
диктатура
россия - запад
путин
александр третий
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter