Политика

Павел Усов: На сегодняшний день вряд ли Путин рассматривает вариант ухода Лукашенко

"Для России авторитарная и с ослабленным суверенитетом Беларусь – ключевой интерес".

Москве больше не нужны реальные конституционные изменения в нашей стране, заявил "Белорусскому партизану" политолог Павел Усов.

– Какими вы видите результаты переговоров Путина и Меркель по ситуации в Беларуси?

– Путин на этой встрече подчеркнул: Беларусь – это сфера влияния России. Он также дал понять, что та ситуация, которая сегодня сложилась в Беларуси, абсолютно устраивает Москву. Менять здесь расклад сил и тем более способствовать процессам демократизации Россия не намерена.

Кремль по-прежнему будет поддерживать белорусский режим и укреплять зависимость Лукашенко от России, втягивая страну в интеграционную ловушку.

На мой взгляд, позиция Меркель по белорусскому вопросу была совершенно слабая. Скорее всего, данная тема подымалась исключительно для проформы. Стратегического видения, системы механизмов давления на Лукашенко через Путина у Меркель нет.

Честно говоря, на сегодняшний день у Евросоюза не видно ясной и четко стратегии, как дальше действовать по отношению к Беларуси. А если говорить о канцлере Германии, то ее больше волнует внутриполитическая повестка, связанная с приближением парламентских выборов.

Меркель уходит с поста канцлера и это серьезным образом может ослабить позиции Германии на международной арене. Многие эксперты говорят о возможном политическом кризисе в ФРГ: возможно, там не удастся сформировать большинство в парламенте.

Выходя на диалог с Путиным, Меркель, в том числе, хотела исправить общую негативную предвыборную ситуацию в Германии. Белорусский вопрос был для нее придаточным элементом.

— А как же высказывание Путина о наличии противоречий внутри белорусского общества, о том, что они могут быть решены в рамках конституционно-правового поля?

– Это просто красивые слова, которые для Путина ничего не значат. Это скорее посыл во внешний мир, что Россия придерживается каких-то правовых норм.
Но как такой человек как Путин, диктатор, чьи спецслужбы пытались убить Навального, одного из ключевых политических деятелей России, может ссылаться на конституционно-правовое поле?

Своими реальными действиями Путин хочет доказать, что никакая революция не пройдет, что никто не может разговаривать с властью с позиции улицы.

Россия ни при каких обстоятельствах не будет способствовать ни укреплению гражданского общества в Беларуси, ни усилению демократических тенденций, ни укреплению независимости страны.

Любые диктаторы любят манипулировать фразами о выборах, о законе, о Конституции. Мы это видим, в том числе, по поведению Лукашенко. Эти манипуляции с реальностью ничего общего не имеют.

Если даже представить, что Россия может инициировать процессы, связанные с принуждением Лукашенко к уходу из власти, то это совершенно не означает, что Москва будет заинтересована в том, чтобы Беларусь стала демократической страной.

Для России авторитарная и с ослабленным суверенитетом Беларусь – ключевой интерес.

– Зачем тогда Кремлю конституционная реформа в Беларуси?

– Я не считаю, что сегодня Кремлю нужна конституционная реформа в Беларуси. Думаю, вопрос об изменении Конституции, который был поднят еще осенью прошлого года, был, прежде всего, манипуляцией. С тем, чтобы убедить людей уйти с улиц. Не только Лукашенко, но и Россия была напугана массовыми выступлениями людей в Беларуси.

И напомню, что в самой России год назад состоялась условная конституционная реформа, благодаря которой Путин получил право править фактически до конца своей жизни.

Были спекуляции о том, что Россия может быть заинтересована в введении в Беларуси механизмов, которые позволили бы ей легче и быстрее управлять процессом принятия решений. Например, в введении пропорциональной избирательной системы, благодаря которой пророссийские партии могли бы составить большинство в парламенте – таким образом Москва могла быть диктовать Лукашенко условия политической игры.

Возможно, это был один из проектов Кремля.

Но, во-первых, с учетом политического кризиса в Беларуси появление нескольких центров власти могло бы привести к негативным для России последствиям: усилению гражданского общества и демократических тенденций.

Во-вторых, после сокрушительного поражения в Молдове, где к власти в парламенте пришли проевропейские силы и президентом стала Майя Сайду, Кремль решил полностью отказаться от подобного сценария в Беларуси.

Кроме того, после событий в Афганистане, которые могут дестабилизировать всю Среднюю Азию, заниматься вопросом переустройства политической системы в Беларуси России не с руки, для нее сегодня приоритетны другие задачи.

В общем, если даже конституционные изменения в Беларуси были одним из проектов Москвы, то на сегодняшний день они для нее неактуальны.

Самое важное для Кремля теперь – принуждение Лукашенко и Беларуси к углублению интеграции. Если в ближайшее время Лукашенко подпишет 28 интеграционных карт, о которых он упоминал во время своего монолога две недели назад («Большого разговора» – прим. БП), то на данном этапе Россия будет совершенно удовлетворена ситуацией.

Если ранее Москва настаивала на подписании всего пакета (с 30-31 дорожными картами – прим. БП), то на сегодня ее устроит и 28: это даст возможность к принуждению Лукашенко к подписанию остальных договоров позже.

– А если Лукашенко не подпишет – захочет ли Путин увидеть его уход из власти?

– Думаю, на сегодняшний день вряд ли Путин рассматривает вариант ухода Лукашенко – даже если он начнет тормозить процесс подписания дорожных карт. Скорее всего, в таком случае еще более усилится политическое и экономическое давление России.

Нужно понимать, чем чреват для системы уход Лукашенко из власти. В Беларуси действует персоналистский режим и как только диктатор уйдет, наступят непредсказуемые процессы распада системы, контролировать которые будет крайне тяжело.

Контролировать их России можно будет только при наличии прямых инструментов в виде установления влияния над армией, МВД, спецслужбами, выполнении ими прямых указаний Москвы.

Даже условный транзит власти от диктатуры к новой диктатуре под внешним управлением рискован. Особенно в условиях глубокого политического кризиса. Думаю, в Кремле осознают эти риски.

Если допустить, что Россия вдруг решит вынудить Лукашенко уйти из власти в течение года, то политическая система такого перехода может не выдержать. Уход Лукашенко может мобилизовать белорусское общество, активизировать протесты и действия политических групп, а с другой стороны – деморализовать всю так называемую группу «ябатек».

Без военной оккупации в этот переходный период возникнет сильнейший кризис, которым Россия управлять не будет готова.

 belaruspartisan.by

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер