Политика

Аналитик: Сколько бы Лукашенко ни откладывал референдум, на 2022 год или на «когда-нибудь», менять систему придется

Игорь Тышкевич – о сроках и перспективах затяжного кризиса в Беларуси.

23 сентября 2021, 06:40
Политика Салiдарнасць
0

В Беларуси приближается к концу период глобальных «зачисток» и репрессий, и дальнейшее развитие политического кризиса будет не таким брутальным. Такое мнение высказал аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич, рассматривая события в стране и в мире.

«Филин» расспросил эксперта, на чем основана эта уверенность, чего ожидать на выжженном поле и когда возможно начало диалога с Западом.

«Суды по ликвидации продолжатся»

– Почему вы считаете, что «зачистки» заканчиваются? Пока что ежедневные новости эту тенденцию не подтверждают.

– Представьте, что человек бежит какую-то дистанцию и приближается к финишу: финиш уже виден, но формально он еще бежит. Так и в случае с репрессиями.

Вспомним, какой характер они имели еще до выборов. Вначале власти били по функционерам штабов, пытаясь парализовать деятельность, скажем так, новой оппозиции с точки зрения организации. С началом протестов была попытка запугать массовыми задержаниями и, в том числе, издевательствами.

Потом начался этап «зачистки» в регионах: газеты лишали возможности печататься, в редакции приходили «маски-шоу», на кого-то заводили уголовные дела, которые могли и не дойти до суда – но, простите за цинизм, это очень удобный инструмент, чтобы человек десять раз думал, прежде чем что-то сделать.

Позже дошли и до больших ресурсов, среди аудитории которых были не только участники протестов – тут хочу напомнить о «воспитательной работе» с Onliner, который очень резко ушел от освещения политической тематики, фактический разгром T*T.BY, обыски и аресты в других редакциях.

Что мы имеем в итоге? Массовую релокацию. «Бел**т» лишился корреспондетской сети в Беларуси, Радыё Свабода находится в Варшаве и частично в других городах, «Еврорадио» уехало, и так далее – информационное поле практически «зачищено».

Да, эти издания работают из-за границы, и с точки зрения аналитического ресурса, возможно, мало потеряли, а с точки зрения новостей? Сравните среднюю посещаемость их YouTube-каналов до и после релокации. И это только начало процесса – дальше будет «веселее», потому что, отрываясь от места событий, ты неизбежно теряешь в качестве оперативной информации…

Властям же, которые освободили поле от крупных игроков и прошлись по блогерам, дальше смысла напрягаться и «дожимать» прессу нет.

То же самое произошло в отношении общественных организаций – перед запуском идей по референдуму фактически «зачистили» поле: кого-то напугали, кого-то посадили, от кого-то избавились.

Да, «хвосты» этого процесса еще будут, и суды по ликвидации продолжатся, как и суды в отношении тех людей, на которых уже заведены уголовные дела. То есть, негативная повестка будет присутствовать.

Но, с другой стороны, начался обратный процесс – «пишите прошения о помиловании». И это также игра на информационном поле: выпускать не всех сразу, кого могли бы, а дозированно, так, чтобы каждый день была хотя бы одна новость об этом. Конечно, это не работает на убежденных оппонентов Лукашенко, но исподволь действует на всех остальных.

Либерализации, как в конце 2019 года, безусловно не будет – но не будет и прежнего размаха репрессий, продолжится вялотекущая ликвидация НГО и точечные, но показательные суды, для поддержания должного уровня страха в обществе.

Референдум как точка отсчета

«Прощупыванием почвы» называет аналитик и поездки по регионам накануне Дня народного единства высокопоставленных чиновников – Натальи Кочановой, Игоря Марзалюка – куда начали приглашать местные негосударственные СМИ, присматриваясь, кто как реагирует.

Позднее, по его мнению, власти начнут заполнять вакуум условно «оппозиционными», а на самом деле подконтрольными медиа и блогерами (и, вполне может быть, мы еще услышим о блоге Романа Протасевича).

– Однако, если говорить о политической целесообразности, то до момента запуска предметного обсуждения проекта «Конституции от Лукашенко» белорусские власти в этом не слишком заинтересованы.

– Поэтому и тянется время с обнародованием проекта, чтобы успеть сформировать «лояльный пул» медиа?

– Я бы сказал, что это параллельные процессы. Первые идеи обновления Конституции были сформированы еще к концу 2019 года. Но то, что было актуально на то время, что без фактора ковида, без активной фазы политического кризиса, зашло бы на «ура», сейчас не пройдет – Лукашенко просто не поверят. Плюс есть еще интересы РФ и интересы разных групп внутри Беларуси.

Исходя из этого, во-первых, нет финального решения, а во-вторых, сам формат новой Конституции, даже если это косметические поправки – это начало процесса трансформации системы, что чисто психологически болезненно для режима.

Вопрос российских «хотелок» – отдельное направление торга, игры, противостояния, назовите это как угодно.

"Но сколько бы Лукашенко не откладывал – на конец 2020-го, потом на конец 2021-го, на февраль 2022 или на «когда-нибудь», менять систему придется. Потому что она не сможет долго просуществовать на закручивании гаек".

Но при этом, повторюсь, очень важно для властей хорошенько зачистить пространство, не допустить на референдум хоть какой-нибудь альтернативный вариант, который смогут предложить гражданские активисты, используя белорусское законодательство. Потому что в этом случае и идея «сделать первый шаг к либерализации», и попытка частично восстановить легитимность – трещат по швам.

А вот если выбор только из двух вариантов: старая Конституция или новая, то Лукашенко все устраивает. Можно предложить обсудить, например, избирательный кодекс, пригласить кого-то из оппозиции – из тех, кто не будет ликвидирован. И начать формировать свою политическую инфраструктуру – по примеру России, где в Думу «провели» предварительно созданную, якобы оппозиционную партию «Новые люди». (Как вы думаете, основатель Faberlic будет в оппозиции к Путину? А формально выходит так). Не зря же в Беларусь зачастили российские политтехнологи, которые работали как раз над созданием новых партийных проектов в РФ.

От компромисса к трансформации

– Правильно ли я понимаю, что вот это искусственное формирование «альтернативы» станет третьей фазой политического кризиса?

– Да, именно так. Причем это будет происходить и с партиями, и в сфере общественных организаций.

– Когда завершится третий этап и начнется ли, в конце концов, диалог, который явно необходим для разрешения кризиса, но пока не видно никаких предпосылок к нему, только эскалация?

– Третья фаза может продолжаться и несколько лет – как минимум, она будет продолжаться до следующей электоральной кампании, до парламентских выборов. К этому времени белорусским властям придется решить, запускать ли «оппозиционеров» в вертикаль, куда именно – в парламент или в местные советы, и как их использовать. В любом случае, это небыстрый процесс, который займет несколько лет.

В этот период и Россия постарается решить важные для себя задачи: «дожать» Лукашенко, зайти в Беларусь с разных сторон, постепенно увеличивая свое влияние.

Будет ли в это время диалог с западными странами? Да, будет. Но не диалог с оппонентами внутри страны, как того хотелось бы, по польскому принципу – встреча за круглым столом «Солидарности» с коммунистами.

Это будет новая попытка торговаться со странами Запада за варианты сосуществования, чтобы не принимались новые санкции, а в идеале – чтобы произошел некоторый откат.

– Выгорит ли, учитывая, что миграционный кризис только разрастается, а риторика в адрес Запада не отличается миролюбием и готовностью идти на компромисс?

– На сегодня Лукашенко максимально поднимает ставки по всем направлениям, чтобы было как можно больше тем для обсуждения. Но до референдума по Конституции диалог невозможен в принципе. Лукашенко не может остановиться, дать задний ход или признать некие свои ошибки – в авторитарных системах это означает, что правитель слаб, против него восстают приближенные и он лишается власти.

Точно так и западные политики не могут остановить трек на эскалацию: если сесть сейчас за стол переговоров, значит, перечеркнуть все, что происходило в последний год-полтора. Это невозможно ни для Германии, ни для Франции, ни тем более для Литвы и Польши, потому что они многое поставили на эту эскалацию.

Но появится новая переменная – референдум – и частичная легитимизация Лукашенко. Плюс перемены в Германии с уходом Ангелы Меркель, плюс определенная точка, которую поставила перед выборами Россия, договоренности США и РФ, вопросы Ирана, Афганистана – сразу несколько масштабных процессов с осени текущего года до весны следующего будут завершены либо перейдут на новый уровень. И вот как раз на этой волне, скорее всего, на новые рельсы может выйти белорусский кризис.

Но это не означает, что Лукашенко победит, потому что в аналогичных условиях, перед выбором, куда направлять свои действия дальше, стоят и его оппоненты. Не зря такой резонанс вызвала инициатива Зенона Позняка, который вернул в белорусскую политику то, чего не было последние 2-3 года – вопрос политических целей.

Первая нервная реакция почти всех штабов свидетельствует, что явно или неявно, они также ставят перед собой подобный вопрос. И если демсилы перейдут к переговорам, это будет значить не победу провластной группы, а переход на новый уровень политического противостояния. Но уже не войны. И в этом случае победителем может стать любая из сторон.

Что касается четвертого этапа политического кризиса, он, безусловно, будет. Останется ли Лукашенко у власти или придут демократические силы, в любом случае будет трансформация системы и компромисс между желаемым и реальным.

Для Лукашенко желательно оставить все, как есть. Реальность – необходимость перемен. Для демсил – компромисс между построением либеральной демократии по датскому, швейцарскому или французскому образцу, и реальной катастрофической нехваткой кадров, дефицитом идей и отсутствием соответствующей политической культуры внутри и вовне общества.

 gazetaby.media

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
«Очень похоже, что Лукашенко так и не подготовил трижды согласованные документы, поэтому необходимость в очной встрече у Путина пропадает»
Общество
Очевидцы: в Минске избавляются от объявлений о ношении масок
Политика
Дмитриев: «Коронавирус стал политической темой. Он упростил жизнь всяким исполкомам»
Политика
Павел Усов: «Думаю, Лукашенко за такие слова выставят счет»
Общество
Начальник отдела крупной компании неделю портил транспорт силовиков в Минске
Общество
Историк Александр Фридман: «Мигранты могут стать для Лукашенко бумерангом»
Политика
«Включен режим мести». Штаб Бабарико рассказал о новых витках давления
Общество
Врач: «Официальная статистика – 16 смертей в сутки, но только в нашей больнице 10»
Политика
Замминистра МВД назначили человека из ближнего круга Лукашенко и его семьи
Новости Борисова
Во что обойдется второе рождение Хрустального завода в Борисове после обретения второго дыхания?
ВСЕ НОВОСТИ