Политика

Венедиктов: Назначение Грызлова означает для Лукашенко, что Путин подкрадывается. С целью заглотнуть! У России другой цели нет

"Лукашенко же не может не понимать, кто такой Грызлов, в отличие от других товарищей, которые были до того".

Политика Эхо Москвы
0

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в эфире передачи "Будем наблюдать" - о назначении Бориса Грызлова новым российским послом в Беларуси и о белорусско-российской интеграции.

А. Венедиктов― Борис Вячеславович Грызлов – человек реально очень неполитический, близкий президенту. Сверстник, ему 71 год, чуть постарше. Все забыли, с какой должности уходит Грызлов. Грызлов, которого не видно и не слышно, все: «Ха-ха, карикатурный», представлял Россию в трехсторонней группе по Украине. То есть этот человек – это уши, глаза и язык президента Российской Федерации. Мимо МИДа, мимо Ушакова помощника президента по международным делам, мимо Козака, который является заместителем главы администрации и отвечает сейчас за отношения с Украиной. Вот он только президентский. Он президентский-президентский.

― То есть как спецпосланник.

― Это не должность, это возможность поднять телефон, прямая связь, что называется.

― То есть гораздо выше уровень, чем просто посол.

― Конечно. И то, что его назначили на эту должность, – это означает, что президенту явно не хватает информации. То есть президент признал, что ему не хватает информации. Там должен быть политический назначенец с правом прямого звонка президенту Российской Федерации мимо Совета безопасности, мимо Патрушева, мимо Лаврова, мимо Мишустина, мимо всех прямо напрямую: «Алло, Володя». Вот что такое Грызлов.

― Лукашенко, наверное, неприятно, что Грызлов сейчас приедет и будет это все докладывать.

― Неприятно. Ему важнее мелкий чиновник, как Лукьянов, который был послом в Риге или в Вильнюсе.

― А что это для Лукашенко означает?

― Что Путин подкрадывается.

― Но он в каком смысле подкрадывается?

― В прямом.

― С целью? Какие намерения?

― С целью заглотнуть! У нас другой цели нет. Заглотнуть!

― Нет, но Белоруссия и так на крючке болтается, на финансовом в том числе.

― А заглотнуть? Что на крючке болтается? Рука занята все время – болтается.

― То есть мы про интеграцию говорим?

― Да, конечно. Быстрее двигаться надо. Давай, Александр Григорьевич. Давай-давай. Референдум давай быстренько. Давай, давай, давай переизбираться. Что будем? Куда пойдем? Надо быстренько. Давай таможенно, давай к рублю двигаться. Давай, давай, давай. Двигаемся, двигаемся. Грызлов же может там все время подталкивать. Лукашенко же не может не понимать, кто такой Грызлов, в отличие от других товарищей, которые были до того.

― Смотрите, хорошо, действительно, референдум в феврале…

― Да-да, сейчас.

― В смысле? А вы думаете, не будет никакого референдума по Конституции?

― Что говорит Лукашенко своему народу? Референдум в феврале, если не будет войны или чего-нибудь еще.

― То есть мы Лукашенко не верим в этом смысле?

― Конечно не верим.

― Вот поэтому едет Грызлов.

― Поэтому едет Грызлов.

― Сказал, референдум – проводи.

― Да.

― А как вы понимаете, какую глубину интеграции сейчас Россия ждет от Белоруссии?

― Я думаю, что здесь у Путина горизонт – 2024 год. Вопрос переназначения Путина. И для того, чтобы люди ему доверяли, полюбили, сказали: «А наш-то опять молодец», ему нужно вот там сделать некий прорыв. Этот прорыв может быть связан с ракетами и с отношением с Западом: я их нагнул. А может быть, и с интеграцией с Беларусью. Вот у него есть время 1,5-2 года.

― То есть сценарии разные.

― А результат должен быть такой: «Наш-то молодец. Он же это делает для нас, не для белорусов».

― Для нас в смысле и для нас с вами, в том числе.

― Для жителей России.

― Какие у нас могут быть преимущества от того, что Белоруссия станет к нам еще ближе? Молоко дешевле?

― Ну как? Воссоединение народа разделенного. Ты чего?

― Это опять вот империя.

― Это опять вот империя. Представь себе, в Британии какой-нибудь премьер-министр привел к тому, что Индия сказала: «Мы опять возвращаемся». Ну ты крутой пацан.

― Понятно. А разве Лукашенко, который туда-сюда, к Западу, к нам, дайте денежку, пожалуйста…

― Начальник все это понимает. – «Да не, мы и купить можем. Нам не жалко. Цену назови».

― Почему не рассматриваются какие-то варианты, может быть, другого способа воздействия на Лукашенко?

― Да потому что 30 лет все это продолжается. Ну, не 30, а 25. Лукашенко 25 лет водит за нос российское руководство, кто бы ни стоял у российского руководства. В смысле интеграции. 25 лет.

― Россия может поменять президента Белоруссии?

― Впрямую – нет. То есть да, но нет, конечно. Попытались же. Слушай, история с Бабарико. Мы все всё понимали. История с послом Бабичем.

― Я не понимаю. Расскажите.

― История была в том, что задача была в конце 2019 года интеграция уже вся экономическая, все эти 27 тетрадей, 147 курьеров. И тут Лукашенко разозлился, узнав, что российский посол Бабич Михаил Иванович встречается с руководителями военных структур Беларуси в посольстве. Он потребовал отозвать Бабича. Бабич был отозван. После чего Лукашенко возбухнул, начал напрямую переговоры с американцами. Мы забеспокоились. Дальше там выборы, то-се, пятое-десятое. То есть он всех опять надул. Вот.

― Правильно вас услышали: «Белоруссия – Крымнаш-2»?

― Один из вариантов. Да, правильно услышали.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
венедиктов
диктатура
интеграция
беларусь - россия
лукашенко-путин-грызлов
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter