Политика

Карбалевич: Лукашенко будет выполнять функцию провокатора и тролля в конфликте России и Запада

"Не стоит говорить, что Беларусь уже потеряла независимость".

Политика ex-press.by
0

Лишилась ли белорусская внешняя политика "западного крыла" в 2021 году? Или внешнеполитический поворот, который произошел в прошлом году, необратим? Какой будет внешняя политика официального Минска в 2022 году?

00

На эти вопросы Юрия Дракохруста на канале Свобода Premium отвечают политический обозреватель Радио Свобода Валерий Карбалевич и эксперт Европейского совета международных отношений, бывший дипломат Павел Слюнькин.

Слюнькин

"Западное крыло" белорусской внешней политики потрепано так, как никогда. Но говорить, что оно вообще отрезано, я бы не стал.

Не раз в прошлом отношения с западными странами переживали очень плохие периоды.

Теперь возвращение к политике диалога или ангажирования вряд ли возможно. Но это зависит от развития региональной обстановки.

Если Лукашенко реализует свои угрозы стать на сторону России в российско-украинском конфликте, тогда у него не останется путей возвращения к какому-то диалогу с Европой.

Однако если он вновь попытается играть в балансирование, тогда у европейских стран возникнет соблазн попытаться вновь поверить.

Результаты внешней политики - ухудшение отношений с Западом и переход всех возможных «красных линий», что раньше нам казалось невозможным.

Карбалевич

В некотором смысле Беларусь потеряла свою внешнюю политику.

После 2014 года в Беларуси появилась реальная дипломатия.

Для отношений с одной Россией МИД и не нужен. С ней взаимодействие и раньше происходило преимущественно через другие ведомства.

Сейчас и на западном направлении работают силовики, если вспомнить и посадку самолета, и миграционный кризис.

Слюнькин

В американском политическом и аналитическом сообществе издавна была распространена мысль, что Беларусь не является самостоятельным политическим субъектом.

Только в период 2015-2019 годов власти Беларуси сумели представить себя как субъекта, отличного от России.

Тогда представители Государственного департамента начали говорить, что Беларусь может стать форпостом против российской экспансионистской политики.

А теперь все вернулось на круги своя.

Лукашенко с 2020 года многое уступил России, его зависимость от РФ углубилась.

Но те уступки, которые он делает, половинчатые. Он не отдает основные рычаги правления в Москву.

Российская военная база у нас так и не появилась. Учебно-боевые центры появились, но это все же не военные базы.

Подписанные интеграционные карты не тождественны аншлюсу.

Сколько я себя помню, постоянно слышу разговоры, что Беларусь вот-вот будет поглощена Москвой.

Состоится ли аншлюс - неизвестно.

Фигуру Лукашенко с этой шахматной доски невозможно сдвинуть легко.

Лукашенко в равной степени не хочет отдавать власть ни Тихановской, ни Байдену, ни фон дер Ляйен, ни Путину.

Карбалевич

Все же политика изменилась, а не просто флер слетел.

Тренд сближения с Россией действует довольно медленно. Не стоит говорить, что Беларусь уже потеряла независимость.

Слюнькин

Фраза Макея - если вы будете на нас давить, Беларусь может потерять независимость - звучала годами. Но после объявления выборов 2020 года частота ее стала расти в геометрической прогрессии.

Власти ожидают, что для сохранения "буферного" государства западные страны согласятся закрыть глаза на все происходящее в Беларуси.

Миграционный кризис был элементом этого шантажа Запада. Но оказалось, что это не работает.

Риторика Макея об угрозе потери независимости находит уши в ЕС, особенно в странах, вдалеке от границы с Беларусью.

Литовские политики и дипломаты и в лучшие годы, в 2017-2018 годах, говорили, что в военно-политическом измерении Беларусь не является независимым государством.

Карбалевич

Полагаю, что в следующем году будет продолжение той внешней политики, которая была в этом году.

На прошлой неделе Лукашенко заявил, что досрочных президентских выборов не будет.

Конституционная реформа была составной частью трансфера власти.

Теперь непонятно: зачем тогда конституционная реформа?

Россия перестала давить на Лукашенко относительно осуществления транзита власти.

Россия ввязалась в жесткую эскалацию, в рамках этой эскалации Лукашенко России нужен. Он будет выполнять функцию провокатора и тролля в этом конфликте. Отсюда и заявления о Крыме, и о возвращении ядерного оружия, отсюда и миграционный кризис.

Слюнькин

Если власть Александра Лукашенко по новой Конституции уменьшится, Владимир Макей будет говорить, что изменения, на которых настаивали общество и Запад, начались и нужно набраться терпения.

У западных политиков пока нет четкой позиции по итогам конституционного референдума.

Когда начнется процесс размораживания отношений с Западом, на место министра иностранных дел понадобится новая фигура — не Макей.

То же самое было с Сергеем Мартыновым: когда началась нормализация отношений с Западом, его заменили на Макея.

Макею сейчас противостоят силовики в Беларуси, ему вспоминают, что именно МИД допустил процветание всех этих "врагов государства".

И Россия определенно хотела бы, чтобы новая внешняя политика Беларуси проводилась с новым обликом министра. Но я бы не стал говорить, что судьба Макея предопределена. Он очень близок Лукашенко на протяжении многих лет, доверие к нему сохраняется.

Карбалевич

Даже при сильном давлении России Лукашенко вряд ли будет искать спасения на Западе. Ведь условие такого поворота - это размораживание в Беларуси.

А это размораживание маловероятно при потере властью поддержки большинства.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
карбалевич
слюнькин
диктатура
беларусь - запад - россия
лукашенко
внешняя политика
макей
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter