Политика

Слюнькин: «Лукашенко и дальше продает поцелуи. Но их остается все меньше»

В 2022 году все будет зависеть от того, насколько Кремль будет готов ослаблять планку ожиданий от Лукашенко.

Политика udf.name
0

Изоляция официальной Беларуси на международной арене увеличилась. Усиливается зависимость от России. При этом Светлана Тихановская сумела сохранить интерес к демократическим преобразованиям в нашей стране на международном уровне.

Филин поговорил с бывшим сотрудником внешнеполитического ведомства Беларуси Павлом Слюнькиным об итогах уходящего года.

– Я бы отметил три основных трека. Первый – впервые в истории Беларуси с момента президентских выборов демократическим силам так долго получается сохранять свою субъектность.

Я говорю не о субъектности внутри Беларуси, которая уже потеряна, а на внешней арене. В международной политике у Лукашенко появился серьезный оппонент. И эти две стороны в равной степени претендуют на то, чтобы представлять Беларусь в мире.

Тихановскую продолжают принимать на высшем уровне, она задает повестку отношений к Беларуси и с Беларусью на западном векторе. Во всех предыдущих случаях все заканчивались символическими встречами, а через три месяца об экс-кандидатах мало кто помнил, как политиков.

Такая двухсубъектность — это главный итог белорусского политического кризиса на внешней арене.

Второй момент – если перебраться на ту сторону, то мы видим самый глубокий кризис, в котором находятся белорусско-европейские и белорусско-американские отношения. Впервые Лукашенко нелегитимен не только в плане заявлений, на словах, но ему даже верительные грамоты послы западных стран не вручают.

Это символ того, насколько режим Лукашенко неприемлем как партнер. Все это закрепляет западную изоляцию Беларуси.

Третий пункт – подписание союзных программ, от которых Лукашенко отбивался на протяжении долгого времени, создание прообраза российских военных баз, риторическое признание аннексии Крыма, структурное и системное усиление зависимости от России, в том числе по обходу санкций.

Как я понимаю, и на политическом уровне возможность для маневра у Александра Лукашенко значительно сузилось. При этом важно понимать, что он не отдал Москве ничего такого, что позволило бы Кремлю принимать решения в Беларуси.

Аншлюса не произошло в очередной раз, хотя на системном уровне Беларусь ухудшила свое положение.

При этом Павел Слюнькин не выделяет миграционный кризис в отдельный трек и итоги года.

– Миграционный кризис — это часть процесса по углублению кризиса с ЕС. Лукашенко пытался принудить западные страны с собой разговаривать, шантажировал их. В какой-то момент казалось, что у него даже что-то получится. В итоге, сработало против него.

Я не думаю, что это последнее проявление. Вполне возможно, будет что-то еще.

Можно ли говорить о кризисе идей внутри МИДа? И какая судьба ждет министра Владимира Макея?

– МИД — это инструмент режима. Этот кризис идей во внешнеполитическом ведомстве — следствие того, что происходит во власти в целом. МИД не может идти тут с властями порознь. Они выполняют поручения своего начальства.

Если говорить про Владимира Макея, то потенциально есть определенные условия, которые намекают на то, что на его место могут назначить другого человека. Но это будет зависеть от того, куда будет двигаться ситуация внутри Беларуси.

Если Лукашенко попробует разморозить отношения с западными странами, вывести диалог хотя бы на минимальный уровень, то, возможно нужен будет другой человек, который не обременен всеми предыдущими историями.

С другой стороны, возможна обратная перспектива. Если зависимость от России будет углубляться, то может понадобиться человек, который будет больше нравиться в Кремле, который будет говорить не о ситуативной нейтральности и диалоге с Западом, а про идеологию евразийства. Под такую риторику фигура Макея не подходит.

Я не исключаю даже назначения силовика, который не будет считать подавление воли белорусов фактором внешней политики.

Власти Беларуси сейчас пытаются создать новую нормальность, которая потом будет выставляться как что-то базовое, что не обсуждается, как в России с Крымом.

Потому человек, который будет отказываться увязывать ситуацию внутри Беларуси с внешней политикой, может быть полезным.

На данный же момент к Макею есть доверие. Правительство сильно поменялось с июля 2020 года, особенно силовики, но в МИДе человек остался, несмотря на кардинальное изменения векторов.

При этом Макея внутри системы многие упрекают за то, что произошло в 2020 году — что это он довел до такого своим либерализмом. Но министр удерживает свои позиции, ему доверяют. Я не знаю, когда этот кредит доверия будет исчерпан.

«Филин» спрашивает: каков прогноз эксперта на 2022 год?

– Внешняя политика — это факультативная вещь к внутренней. Надо понимать, что будет происходить в самой Беларуси.

Если продолжатся тренды 2021 года, то я бы обозначил так: демсилам будет сложно удерживать свою актуальность для западных партнеров. Для них важно сохранять максимальную вовлеченность в то, что происходит внутри Беларуси, или пытаться вернуться во внутреннюю повестку. Это будет зависеть от того, насколько эффективно будут работать санкции.

Что касается отношений с Западом, то нас могут ждать определенные сюрпризы. Например, в отношения с Сербией, которая ввела санкции против Беларуси, но потом президент Сербии встречается с послом Беларуси и передает привет Лукашенко.

Чем дольше продлится белорусский политический кризис, тем сложнее западным странам будет отказываться от сотрудничества с теми людьми, кто контролирует ситуацию в стране.

В ЕС могут появиться страны, которые будут напирать на то, что санкции не работают. Такие риторические приемы будут популярными среди потенциальных союзников Лукашенко.

Есть Венгрия, которая всегда помогала снимать санкции против Беларуси, есть страны, у которых большие бизнес-интересы в нашей стране. Таких прагматиков будет все больше, если Лукашенко сам не будет подбрасывать темы для раздражения.

Но я не говорю о полноценной разморозке без реальных изменений в Беларуси.

В отношениях Беларуси и России тренд задан, и он будет продолжаться. Лукашенко и дальше продает поцелуи, но их остается все меньше.

Мне кажется, в 2022 году все будет зависеть от того, насколько Кремль будет готов ослаблять планку ожиданий от Лукашенко. Если на него начнут давить, то придется уступать все больше, и того, чего не хотелось бы.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Лукашенко
Путин
интеграция
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter