Политика

Казакевич: Судьба Беларуси зависит не от того, что происходит на фронтах в Украине, а от того, как это отразится на политической ситуации в России

Путин может решить «забрать Беларусь», но сумеет ли реализовать это?

Политика belsat.eu
0

Война на Донбассе длилась восемь лет, но после зимы 2015-го конфликт заморозился до уровня локальных боев. Если так же будет с нынешней полномасштабной войной в Украине, чего ждать Беларуси?

Карта боевых действий в Украине почти не меняется уже несколько месяцев: бои продолжаются, люди гибнут, но с обеих сторон успехи довольно локальные.

Спросили директора института «Политическая сфера» Андрея Казакевича, что ждет Беларусь, если в ближайшие годы конфликт не прекратится.

Москва – тактический фактор, тогда как настроение беларусского общества – стратегический, считает Казакевич. Судьба Беларуси зависит не от того, что непосредственно происходит на фронтах в Украине, а от того, как это отразится на политической ситуации в России и на отношении белорусов к власти, на политической и экономической напряженности в нашей стране. Фактор Кремля будет определять ситуацию в кратко- и среднесрочной перспективе. Настроения в Беларуси же решающие в том, сохранится ли беларусское государство и возможны ли демократические изменения.

Можно выстроить несколько сценариев, включая сценарий нормализации

Консолидировать свою власть Лукашенко будет очень сложно, прогнозирует Казакевич. Некоторые социологические опросы показывают «тренд на консолидацию», но существуют все основания очень осторожно относиться к таким сведениям. Где-то с осени 2021 года открытое декларирование своих публичных позиций стало распространенным основанием для увольнений и других проблем, поэтому трудно ожидать от респондентов искренности при ответе на политические вопросы. Институциональных оснований для роста лояльности нет, рассуждения о том, что происходит «консолидация во время» или в результате «внешней угрозы» пока ни одним исследованием не были проверены. А мы еще только в начале нового экономического кризиса – углубление кризиса, скорее всего, приведет к ухудшению отношения беларусов к власти.

Изменения в режиме Лукашенко будут связаны не столько с внутриполитической динамикой, сколько с политической ситуацией в России. Если от затягивания войны Россия будет больше «закрываться», становиться еще менее демократической, то власти Беларуси естественно будут поощряться к тому, чтобы «закручивались гайки» и в Беларуси, чтобы не было соблазна «повернуть на Запад» и чтобы не активизировались антивоенные силы.

Усталость от войны может привести к желанию нормализовать отношения с Западом в российских элитах. В России могут захотеть какой-то деэскалации, уступок, выхода из кризиса. Тогда и в Беларуси измениться динамика и возникнет необходимость нормализовать отношения с ЕС и США: могут освободить политических заключенных, расширять пространство деятельности общественных организаций и так далее. Может сложиться так, что в новой ситуации даже Лукашенко будет рассматриваться как препятствие для стабилизации и нормализации, и это приведет к быстрой смене режима. Нельзя исключать и то, что затянувшаяся война приведет к глубокому кризису и смене власти в России. В таком случае изменения в Беларуси наступят автоматически, как это почти всегда происходило в колониях при распаде империй.

Путин может решить «забрать Беларусь», но сумеет ли реализовать это? Это не так просто, рассуждает Казакевич: отстранить Лукашенко, поставить кого-то другого – ясно, какие это несет риски Кремлю. В условиях социальной напряженности и экономического кризиса такие перестановки могут привести к новому глубокому кризису. России придется постоянно инвестировать время и ресурсы на поддержание стабильности. Попытка заставить Лукашенко формально отказаться от независимости также порождает множество новых проблем. Власти Беларуси не признаются легитимными значительной частью мира. Западные страны могут легко признать такие действия оккупацией, а России придется «брать на баланс» многие экономические проблемы Беларуси в дополнение к своим, возможно, получить новые санкции. При этом все санкции против России автоматически распространятся и на Беларусь.

Будет повод – будет протест

Динамика протеста зависит не от эмоций, а от оснований, объясняет Казакевич. Не столько от того, устали ли люди и перессорятся ли политики, а больше от того, что принуждает к протесту. Устанут одни, появятся другие – кто, например, будет испытывать фрустрацию от снижения уровня жизни и обвинять в этом власть. Затягивание войны, экономические проблемы, военные угрозы, изоляция от соседних стран (сложности в ведении бизнеса, выезда на работу, коммуникации с родственниками и так далее) – факторы для сохранения протестных настроений. Давление и репрессии будут только поддерживать оппозиционные настроения активной части общества. Тем не менее от протестных настроений к действиям – большая политическая дистанция, особенно в условиях репрессивного давления.

Протесты последних лет были спонтанные. И в 2017 году, и в 2020-м протесты не были сильно связаны со структурами гражданского общества или политической оппозицией, возникали по другим каналам коммуникации. Протесты были, потому что было недовольство, повод и ситуация. Будет ли такое стечение обстоятельств в ближайшие годы, мы можем только догадываться.

Способствовать предотвращению протестов может эффективная государственная пропаганда. Но в Беларуси она, как кажется, пока не может выйти на широкую аудиторию и работает для сторонников власти.

Оснований к катастрофическим сценариям нет. Гражданская война или миграция миллионов беларусов маловероятны, даже если война в Украине затянется. Гражданские войны случаются от стечения большого количества факторов, которых сейчас не видно. И прежде всего – у оппонентов власти нет оружия и структур для силового противостояния. Чтобы миллионы эмигрировали, должен произойти либо вооруженный конфликт на территории Беларуси, либо настолько сильное падение уровня жизни, при котором уедут даже те, кого за границей не ждет богатая жизнь.

Насколько вероятно затягивание конфликта?

Если и не горячая война, то сам конфликт будет затягиваться, объясняет Казакевич. Ни одна из сторон не сумеет несколько лет вести активных боевых действий. Наиболее вероятный сценарий – именно такой, когда линия фронта стабилизируется, конфликт примет замороженный характер. Вопрос только в том, где пройдет линия фронта, а дальше факторы усталости и экономики подтолкнут стороны к переговорам.

Россия даже рассчитывает на затягивание конфликта, уверен Усов. Энергетические проблемы в Европе зимой могут вызвать и политические кризисы, а значит, поиски компромиссов с Москвой. Тогда Россия получит время на восстановление, может получить и снятие части санкций, а у Украины вряд ли тогда появятся ресурсы на восстановление разрушенного войной.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
андрей казакевич
война
беларусь - украина - россия
диктатура
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter