Политика

Шрайбман: Лукашенко рискует оставить силовиков недовольными

Уровень боли от санкций таков, что Минск решает пойти на уступку без того, чтобы Запад моргнул первым.

Политика ex-press.by
0

Политический обозреватель о том, что пока рано делать далеко идущие выводы об амнистии. 

«Пока рано делать далеко идущие выводы об амнистии. Она может оказаться пшиком, затронуть только мизерную часть политзаключенных или означать не освобождение, а какое-то сокращение срока или перевод на более легкую форму наказания (из колонии на «химию») кого-то из них. Кроме того, очевидно, что своих политических противников (Бабарико, Колесникова, Знак, Тихановский, Статкевич и т.д.) Лукашенко оставит сидеть, - пишет в своем ТГ-канале Артем Шрайбман.

- Но также ясно, что он делает шаг, который идет в резонанс со всей вербальной активностью его силовиков и пропагандистов до сих пор. Генпрокурор Швед даже выдал странный коммент, в котором заявил, что его ведомство было против, и с досадой перечислил, какие ужасные люди теперь будут ходить с патриотами по одним улицам:

«Несмотря на достаточно принципиальную позицию Генеральной прокуратуры, что акт амнистии не должен распространяться на тех лиц, которые посягнули на суверенитет, независимость, конституционный строй нашей страны в 2020-2021 годах, глава государства поручил взвешенно подойти к этому вопросу, индивидуально и в первую очередь через институт помилования. То есть те лица, которые совершили преступления, связанные с экстремизмом, которые посягнули на наше государство, которые подняли руку на правоохранителей, могут выйти на свободу».

Чтобы не сильно расстраивать ястребов, Лукашенко сразу же «сбалансировал» решение об амнистии другими репрессивными инициативами: лишением гражданства политэмигрантов и реестром носителей «карты поляка».

Но ведь мог не делать этого совсем. А значит, посчитал, что есть какой-то другой интерес, который бы это оправдывал. Адресата у амнистии чисто теоретически может быть два - народ (чтобы показать милосердие и кого-то успокоить) и Запад (чтобы улучшить отношения, снять санкции).

Первое объяснение кажется абсолютно нелогичным. Нет ни одного признака, что Лукашенко считает нужным идти на уступки обществу или как-то разрядить обстановку в стране через амнистию. Иначе решение было бы более комплексным, параллельно репрессии бы сворачивались, а не продолжали нарастать.

Остается второе. Лукашенко что-то нужно от Запада. Я бы сказал, что, если амнистия, как все того и ждут, будет ограниченной и не приведет к освобождению самых известных политзаключенных, то никакой серьезной разморозки не будет.

За снятие любых санкций в ЕС должен быть консенсус. И даже если бы Венгрия или Италия могли бы закинуть такую идею после частичной амнистии, Польша и Литва бы ее заблокировали сразу же. А вероятнее всего, никто даже и не поставит это на голосование сейчас, пока Минск соучаствует в войне.

Но Лукашенко все равно хочет протестировать этот вопрос, рискуя оставить силовиков недовольными. А значит уровень боли от санкций таков, что Минск, как и несколько раз прежде в своей истории, решает пойти на уступку без того, чтобы Запад моргнул первым.

Если амнистия не окажется полной бутафорией и на свободу реально выйдут сотни людей (и дай им бог, это в любом случае хорошая новость), это будет очень сочный привет всем, кто говорит, что санкции никогда и ничего не добиваются с белорусской властью.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Артем Шрайбман
амнистия
Лукашенко
силовики
санкции
Запад
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter