Политика

Признает ли Беларусь аннексию четырех областей Украины и вступит ли она в войну своей армией? Дискуссия Виталия Цыганкова и Александра Морозова

"Пока Лукашенко является гарантом неповорота на Запад, он Кремль устраивает".

Политика ex-press.by
0

Президент РФ Путин подписал договоры о вступлении в Россию четырех областей Украины. Станет ли это решение началом Третьей мировой войны? Признает ли Беларусь эту аннексию и вступит ли она в войну своей армией? Будет ли в этой войне применено ядерное оружие?

На эти вопросы Юрия Дракохруста на канале Свобода Premium отвечают преподаватель Карлова университета, эксперт международной инициативы iSANS Александр Морозов и политический обозреватель Радио Свобода Виталий Цыганков.

Дракохруст: Президент РФ Владимир Путин подписал указы о признании независимости Херсонской и Запорожской областей и договора о присоединении к России этих областей и так называемых "ДНР" и "ЛНР". Таким образом, произошла аннексия четырех регионов соседней суверенной страны.

Виталий, признает ли Беларусь эту аннексию и если да, то когда?

Цыганков: Мне кажется, что этого признания не будет. Лукашенко будет выкручиваться из последних сил, как он выкручивался все время, не признавая «ДНР» и «ЛНР», как он встретился с руководством Абхазии. Согласно последним комментариям, признания Абхазии также не будет, а поездка туда трактуется как символический шаг.

Но в случае нелогичных, нерациональных действий Кремля нельзя исключать, что Лукашенко все же заставят признать эту аннексию. Но мне кажется, что вероятность этого меньше, чем того, что признание со стороны Беларуси не будет.

Дракохруст: Я не исключаю, что Минск в ответ на просьбу признать скажет, что мы начали долгий процесс признания независимости Абхазии, а до признания сегодняшнего присоединения дойдет время когда-нибудь позже.

Также Минск может сказать, что признание требует образования новых государств, а не территориальные изменения существующих. А Россию Беларусь признает в 1992 году.

Александр, решение, которое было принято сегодня в Москве, является ли началом Третьей мировой войны?

Морозов: Я бы так не сказал. Но война, которая происходит, действительно расширяется. И взрыв на "Северном потоке" - это существенное событие. Нынешняя аннексия показывает, что вся 7-месячная военная операция Путина - это была захватническая война. И целью оказываются территориальные завоевания. И здесь нет пространства ни для каких других интерпретаций.

Это не "Сараево", не начало мировой войны, но то, что это новая фаза этой войны, — это без сомнения.

Дракохруст: Если украинцы будут продолжать воевать за освобождение территории этих 4 областей, то будет ли Россия рассматривать это как агрессию относительно нее и будет ли объявлено состояние войны с Украиной?

Морозов: Да, Кремль может поменять риторику с риторики "специальной военной операции" на риторику войны. И есть определенные признаки того, что это произойдет.

Но я обратил внимание, что в речи Путина не звучали мысли о расширении войны с Украиной. Сегодня прозвучала очередная "мюнхенская речь" с высказыванием очередной обиды на Запад. В ней нет никаких указаний бюрократии о дальнейших политических целях.

Все ожидали, что Путин обозначит свою дальнейшую политическую стратегию. Ничего такого в его речи не было.

Дракохруст: Как вы считаете, ставит ли Путин целью дальнейший захват территории Украины? Следует ли это из его сегодняшней речи? Кстати, именно сегодня российские войска обстреляли 7 областей Украины - не только украинские позиции в 4 аннексированных областях, но и в трех других. Означает ли это, что "дальше-повсюду"?

Морозов: Я думал над тем, как воспринял это выступление Лукашенко. Полагаю, что он заметил, что угроза взять Киев в нем не прозвучала. Угроз обострить отношения с Западом - тоже.

Для людей политики это сигнал, что все будет продолжаться, как шло. Что будет долгая военная рутина на измор.

Дракохруст: Насколько вероятно, что Россия снова, как и в феврале, нанесет удар сухопутными силами по Украине с территории Беларуси? Инициатива «Беларускі гаюн» сообщает, что Белорусская железная дорога теперь полностью подготовилась для перевозки в Беларусь огромного количества военных грузов и военных из России.

Цыганков: В феврале, когда Путин объявлял о начале "специальной военной операции", целью объявлялось фактически уничтожение Украины как самостоятельного государства, он применял евфемизм "денацификация".

Удар по Украине с территории Беларуси вполне возможен. Зачем было мобилизовывать этот миллион человек? Неужели они все будут воевать только на юге?

Вряд ли это будет, как в феврале, одним из направлений главного удара - скорее вспомогательным, средством заставить украинцев распылить силы.

Наличие большого российского военного контингента в Беларуси будет средством давления на Лукашенко — и в политическом, и в военном смысле.

Дракохруст: В пятницу Лукашенко, принимая верительные грамоты у новоназначенных послов, выступил с речью, в которой подчеркивал, что Беларусь не участвует в войне и участвовать не будет. Ранее Лукашенко говорил, что из Беларуси войска никогда не пойдут в Украину. Но пошли. А какое значение имеют сегодняшние его заявления?

Цыганков: Юту возможность мы обсуждаем с 24 февраля, ситуация менялась волнами. Когда российские войска бежали из-под Киева, казалось, что тема снята. Но потом летом снова начались ракетные обстрелы и полеты самолета с территории Беларуси, а за последние недели эта тема возникла с новой остротой.

Мне кажется, Лукашенко понимает, что введение белорусских войск для него будет полной политической катастрофой, учитывая максимально негативное отношение белорусов к этой войне, даже тех белорусов, которые поддерживают Россию в войне, но и они не хотят участия Беларуси.

Во-вторых, неизвестно, как поведет себе и белорусское общество, и белорусская армия в случае такой решения. Мало кто верил в случившееся в августе 2020 года. И сейчас ответ и военных, и гражданских белорусов по приказу идти воевать может быть самый неожиданный. Думаю, это та загадка, которую Лукашенко не хотел бы проверить на практике - ведь случиться может самое разное.

Так что Лукашенко все это понимает и будет изо всех сил упираться. Какие у него для этого есть политические возможности? Думаю, еще есть. По той же тактике, о которой я уже говорил и которая проявилась во время поездки в Сухуми - уступить в чем-то незначительном, символическом, чтобы не уступать в самом главном.

К тому же продолжать риторику в стиле "белорусские войска нужны здесь, на территории Беларуси, они не позволяют всунуть нож в спину нашему российскому брату, мы защищаем наше общее союзное государство от удара с Запада, поэтому не нужно нас посылать в Украину". Думаю, шансы отбиться от самого страшного у него пока есть.

Дракохруст: Вот Виталий считает так. Но есть аналитики, например, белорус Павел Усов или россиянин Максим Саморуков, который на днях в интервью как раз Виталию на "Свободе" заявил, что Лукашенко «наклонят» в этом вопросе.

Морозов: Мне ближе позиция Виталия, и вот почему. Кроме тех аргументов, которые уже перечислил Виталий, и они очень обоснованы, есть еще важные моменты.

Лукашенко теперь не может так сильно, как раньше, вымогать у Путина деньги. У России своих проблем хватает, и денег становится меньше. Это немножко отдаляет Лукашенко от Путина, увеличивает дистанцию между ними.

Второй момент. Лукашенко понимает, что кровь белорусских военных ляжет на него лично, а не на какое-то абстрактное «белорусское государство». Это в России может погибнуть 10 тысяч человек, и никто не услышит ни родственников, ни друзей. В такой относительно небольшой стране, как Беларусь, это не так.

Поэтому у Лукашенко самые важные основания как можно больше держаться в этой своей нынешней позиции. А у Путина, кстати, и не так много инструментов, чтобы сломить Лукашенко. Ведь трудно втягивать партера в провальную войну. Гораздо привлекательнее входить в войну, которая может дать какие-то бонусы. История Второй мировой показывает, как союзники гитлеровской Германии бросали ее на последней стадии войны, когда все стало понятно.

Дракохруст: Можно добавить и мнение, что до мобилизации в России был острый недостаток живой силы на фронте. И можно было бы думать, что белорусы могут заткнуть эту дыру. Но сейчас, с мобилизацией, кажется, острого дефицита живой силы в России не будет. И Лукашенко может говорить: "Вы 300 тысяч или миллион мобилизовали, зачем вам еще белорусы?".

Мой следующий вопрос - тема о ядерном оружии. В военной доктрине России сказано, что ее применение возможно, если существует «экзистенциальная угроза» существованию Российской государственности. Так насколько на сегодня существует вероятность применения ядерного оружия?

Морозов: Если очень коротко, то я достаточно низко оцениваю перспективы использования ядерного оружия, в том числе и тактического. Во-первых, полностью не использованы возможности обычного, конвенционального оружия, они еще довольно долго могут вести эту войну.

Некоторые говорят, что Путин сумасшедший и что угодно может воспринять как экзистенциальную угрозу самому существованию российского государства. Там мышка пробежала, хвостиком махнула, яйцо разбилось...

Цыганков: Если в этом яйце игла Кощея - то да, тогда это угроза.

Морозов: Да. Но если серьезно, то трудно придумать, где может быть использована эта угроза. Все НАТО продолжает повторять, что не собирается воевать с Россией и не воюет с Россией.

И еще один важный момент. Если Путин собирается дальше покорять Украину, то как там жить, если ты туда сбросишь ядерную бомбу? Я не исключаю продолжения шантажа в отношении США - это будет и дальше, я не сомневаюсь.

Дракохруст: Не создает ли нынешняя ситуация большую вероятность аннексии или даже оккупации Беларуси?

Цыганков: Мысли такие всегда будут, мы все 30 лет белорусской независимости живем в условиях постоянной угрозы этой независимости. Если же говорить конкретно о нынешней ситуации, то надо сказать следующее.

Если бы в 2020 году или позже в Беларуси победил бы демократический кандидат (а любой демократический кандидат был бы более прозападным и менее пророссийским, чем Лукашенко), то при нынешних настроениях Кремля шансы на резкие действия (агрессию, аннексию) очень возросли бы.

Но пока страной де-факто правит Лукашенко, который стратегически не создает никаких проблем Москве, который хочет "задушить ее в объятиях", - то зачем им завоевывать то, чем они и так владеют?

Морозов: Мне близки рассуждения Виталия. Я как наблюдатель вижу, что у Кремля вшита одна простая матрица. Как только кто-то начинает поворачиваться к Евросоюзу, как только побеждают силы, заявляющие, что пойдут на Запад, у Кремля сразу загорается красная лампочка угрозы. Сейчас мы видим, как в Молдове, после того как президенткой стала Мария Санду, там началась активизация со стороны Кремля, риторика против Молдовы обострилась. То же самое происходило с Грузией.

Пока Лукашенко является гарантом неповорота на Запад, он Кремль устраивает.

Сейчас такой момент, когда Беларуси мало угрожает прямая аннексия со стороны Кремля. Кремль будет "затачиваться" на Армению, на Молдову. Я думаю, Москва будет начинать мстить Казахстану, который активно дрейфует в другую сторону и демонстрирует свою самостоятельность.

Хорошо, что сейчас сил у Кремля маловато, они заняты войной в Украине. И это создает определенную свободу для стран региона.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
виталий цыганков
александр морозов
беларусь - украина - россия
война
аннексия
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter