Политика

Павел Мацукевич: Беларусь увязает в грязи, а власти, по вине которых это происходит, выдают грязь за целебную

Опыт Ирана показывает, что варианты выжить есть, а вот все приличные места, откуда хотя бы видно солнце, для Беларуси при Лукашенко заблокированы.

Политика ex-press.by
0

Экс-дипломат Павел Мацукевич в своем блоге «Пульс Ленина-19» знакомит с беларусско-иранскими отношениями в свете того, что менее чем за месяц Иран с официальными визитами посетили глава МИД и премьер-министр Беларуси.

Машина времени

По иранскому календарю сейчас 1401 год. Может показаться, что Иран не торопится в наше время или следует мудрости одного из создателей календаря Омар Хайяма — кто понял жизнь, тот больше не спешит. Истинные причины такого летоисчисления все же имеют иное основание — связаны с исламом и опираются на так называемый тропический год. В 21-й век Иран не пускают санкции, под которыми страна живет уже десятилетия.

Лукашенко обеспечил нам примерно ту же среду, гарантирующую развитие Беларуси вспять — во вчерашнее завтра навстречу Ирану. Иранские власти научились обходить международные запреты, беларусские — только осваивают ремесло теневой торговли и параллельного импорта.

Как бы там ни было задний ход в развитии заботит беларусские власти очевидно намного меньше, чем острая необходимость пристроить товары на любой доступной зарубежной полке. И происхождение инвестиций в жесткую санкционную пору тоже не так важно, как их приток. Это можно понять.

Официальный Минск декларирует готовность к активному сотрудничеству с Ираном по всем направлениям. Сторонами даже подготовлен некий всеобъемлющий план. Его содержание пока не афишируется, но вряд ли может стать сенсацией. Как говорится, все секрет и ничего не тайна.

Наличие плана говорит о попытке перезагрузить отношения, словно зависший компьютер, но такой метод, как известно, срабатывает не всегда. Ни Беларусь, ни Иран не могут заниматься долгосрочным планированием и вкладываться в серьезные проекты. Все зыбко и ненадежно — будущее для наших стран заминировано санкциями. Доказательств этому полно в прошлом.

Дипломатические отношения с Ираном были установлены 18 марта 1993 года подписанием коммюнике. Со стороны Беларуси его подписал Владимир Астапенко — в то время заместитель министра иностранных дел. Коммюнике предусматривало обмен дипломатическими миссиями на уровне посольств.

Тем не менее посольство Беларуси в Тегеране официально открылось лишь в марте 1998-го на месте торгового представительства, просуществовавшего менее года — с мая 1997-го. В то время торгпредства были распространенной практикой, и посольства Беларуси во многих странах выросли именно на их базе. Дипмиссия Ирана в Минске появилось еще позднее — лишь в феврале 2001 года.

Стороны не особенно торопились развивать сотрудничество. Активизация происходит в начале 2000-х после обмена президентскими визитами.

Иран интересен прежде всего как крупный рынок сбыта широкой линейки товаров — от продуктов питания до большегрузных карьерных самосвалов и потенциально энергетическая альтернатива России. В обратную сторону идут фрукты и сухофрукты, орехи, медицинские приборы и лекарства.

Беларусь пыталась вклиниться в разработку месторождений нефти в Иране. В 2007 году «Белоруснефть» даже вошла в проект по освоению нефтяного месторождения Джуфейр, но уже в 2011 году вышла из-за разногласий и введенных против Ирана санкций.

Примерно в те же годы иранская компания Iran Khodro наладила выпуск под Минском «машины времени» — автомобилей «Саманд». Под маркой скрывался старичок Пежо-405 — его производство в Европе завершилось еще в 1997 году. Автомобиль из прошлого беларусам не зашел и в 2012 году проект закрылся.

Здесь даже солнца не видно

Не все проекты потерпели неудачу. В 2020-м в Беларуси было зарегистрировано почти три десятка компаний с иранским капиталом. Есть даже иранский банк — ТК Банк.

В 2010 году в Иране было открыто сборочное производство «МАЗ». В сентябре уже этого года появилась информация, что иранские и беларусские производители горнодобывающей техники близки к подписанию контракта на совместное производство «Белазов» в Иране. Проект был согласован во время визита иранского министра промышленности в Минск в конце июля и предполагает сборку 500 самосвалов грузоподъемностью 136 и 240 тонн.

По итогам визитов и Макея, и Головченко не было информации о военно-технических аспектах сотрудничества. Совместные проекты в этой сфере чреваты новыми санкциями. Однако беларусская внешняя политика становится все менее прозрачной и разборчивой, поэтому нельзя исключать определенных замыслов военно-технического характера.

Беларусский товарный экспорт в Иран не стабилен. В 2011 году, например, он достиг почти 130 млн долларов, а в 2021-м — лишь 14 млн. За девять месяцев текущего года, если верить Головченко, Беларусь экспортировала на сумму 49 млн. Выглядит как внушительный рост, но смотря с чем сравнивать — до рекорда 2011 года далеко как из Минска до Тегерана.

Кстати, логистика грузов из Беларуси в Иран и наоборот, судя по всему, в сегодняшних реалиях тот еще квест. Это тема тоже на переговорном столе. В качестве мер, облегчающих жизнь, фигурирует отмена разрешительной системы на все виды автоперевозок. Обсуждаются возможности авиационных грузоперевозок, уже пару лет как мусолится вопрос открытия прямого авиасообщения Минск-Тегеран.

Причем такой рейс существовал до октября 2017-го и выполнялся «Белавиа», но видимо не пользовался достаточным спросом. В июле 2022-го в Минск приехало руководство иранской авиакомпании Mahan Air с предложением организовать пассажирские рейсы и помощи с ремонтом самолетов.

Иран как раз летает на очень старых — из-за санкций США страна давно лишена возможности покупать самолеты европейского и американского производства. Поэтому там освоен параллельный импорт авиационных запчастей, по всей вероятности, по большей части б/у.

Авиационной отрасли Беларуси может светить иранское будущее — пополнение авиапарка и запчастей на вторичном рынке по мутным схемам.

На встрече с президентом Ирана на полях саммита ШОС в Самарканде, после которой стартовал новый виток беларусско-иранской дружбы, Лукашенко заявил о необходимости «держаться вместе, чтобы не просто выжить, а занять свое место под солнцем».

Опыт Ирана показывает, что варианты выжить есть, а вот все приличные места, откуда хотя бы видно солнце, для Беларуси при Лукашенко заблокированы.

У Омар Хаяйма есть строки про выбравшегося из грязи в князи. Поэт советует тому “не позабыть, чтобы не сглазить, не вечны князи — вечна грязь”. Беларусь в ней увязает, а власти, по вине которых это происходит, выдают грязь за целебную.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
павел мацукевич
санкции
внешняя политика
беларусь - иран
лукашенко
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter