Политика

Дракохруст: Возможно, Украина поспособствовала тому, чтобы Беларусь не попала под очередные санкции

У украинцев на белорусском направлении есть фактически одна задача: не допустить, чтобы Беларусь вступила в войну своей армией.

Политика ex-press.by
0

Политический обозреватель Юрий Дракохруст в комментарии Филину поделился мыслями о том, что могло остаться за кадром визита российского министра обороны в Минск.

- Приезд Шойгу в субботу, без предупреждения, породил множество версий и предположений. Среди прочего звучат опасения, что Новый год может принести белорусам неприятные сюрпризы военного характера. Как вы считаете, может ли этот визит быть предвестником подобного сценария?

- Предвестником может стать. Но тут есть такой момент. Когда стало известно о подписании протокола о внесении изменений в соглашение о совместном обеспечении региональной безопасности в военной сфере, то зазвучали большие опасения о том, что сейчас Беларусь может вступить в войну.

Но этот протокол больше о военно-техническом сотрудничестве. На видео церемонии подписания были замечены представители белорусского ВПК - вице-премьер, представители подразделений. Естественно, плохо, что Беларусь втягивается в войну, пусть и своим военно-техническим потенциалом. Но это не что-то кардинальное.

Также показательно то, что Шойгу разговаривал с Лукашенко один на один. Когда он приезжал в прошлый раз, еще до войны, то на встрече был белорусский министр обороны Хренин. А тут они разговаривали без свидетелей. Это значит, что на встрече могли обсуждаться политические вопросы.

Возможно, Шойгу выступал здесь почтовым голубем, то есть привез какие-то предложения или идеи напрямую от Путина. Что не для ушей даже Хренина. Но я не думаю, что он приехал и приказал Лукашенко вступать в войну. Так не бывает.

Впереди у Лукашенко встреча с Путиным, уже анонсировано, что она состоится до Нового года. На ней могут быть приняты различные решения. Возможно, этот разговор с Шойгу был своеобразной подготовкой, выяснением определенных аспектов.

Тут надо учитывать и такой момент. Объединенная группировка была создана в середине октября. И сразу же начали приезжать российские мобилизованные. Два месяца - достаточный срок для того, чтобы их хотя бы минимально подготовить. Год или полгода их никто и не собирался учить.

И если мобилизованных научат, их могут использовать. Вместе с белорусской армией, без нее - тоже вариант. Но это важный структурный момент ситуации - так или иначе российские мобилизованные, приехавшие в Беларусь, будут подготовлены.

Я не знаю, разговаривали ли Лукашенко с российским министром об этом, но я вижу здесь два существенных момента. Первый - институциализированная совместная группировка создана, но в положении не слишком четко прописано, что у нее может быть, или должно быть объединенное командование.

В октябре об этом не было разговора, в ноябре не было, а в декабре может и быть. Напрямую войны это не касается, пойдет белорусская армия в бой или не пойдет, пойдут российские войска через нашу границу в Украину или нет. Это вопрос структурный и очень важный.

Ведь группировка состоит из белорусской армии и российских сил. На территории Беларуси их сейчас около 10 тысяч. Если не ошибаюсь, в положении идет речь и о российских силах, расположенных на прилегающих к нашей стране территориях.

Не исключено, что во главе группировки будет создано командование. Мы с вами понимаем, чье оно будет. Генерал чьей службы там будет.

А тогда уже Лукашенко лишается не только военного суверенитета в том смысле, что с его территории что хотят, то и делают. Здесь уже система подчинения меняется, когда белорусские войска подчиняются русскому генералу.

Лукашенко может, естественно, пытаться влиять на решения этого генерала, но это будет уже другая схема. Этот момент по крайней мере могли обсуждать.

Второй момент, на первый взгляд, довольно абстрактный - статус российских войск. Сейчас это региональная группировка. Но ее можно расформировать. В феврале пришло тридцать тысяч российских военных, а потом их осталось около тысячи. Сейчас опять десять тысяч здесь. Но это не статус. И не исключено, что речь шла и об этом - как получить этот статус. Возможно, через создание базы.

Есть прецеденты - Таджикистан, Армения, где стоят российские базы. В 2021-м один из российских идеологов Федор Лукьянов писал, что России нужна база в Беларуси. И тогда будет без разницы, кто стоит во главе страны - Лукашенко, Тихановская, или Бабарико. Ведь с базой белорусы уже никуда не денутся.

Не знаю, насколько это для россиян важно. Но такая мысль у них есть, и это одна из возможных тем для разговора.

- Беларусь не попала в свежий пакет санкций ЕС. Почему? Это результат осторожности официального Минска или что-то другое?

- Думаю, что частично это результат осторожности, а также результат их политических оценок. Причем, возможно, и со стороны Украины. Мы видели косвенно по отношениям с белорусской оппозицией, по нежеланию слишком тесных отношений с кабинетом Тихановской, что у украинцев на белорусском направлении есть фактически одна задача: не допустить, чтобы Беларусь вступила в войну своей армией.

Одна задача, все остальное вторично. Я думаю, они это ретранслируют в Брюссель. Возможно, в Брюсселе также осознают, что ситуация очень рискованная: группировка создана, мобилизованные учатся.

Поэтому не стоит лишний раз подталкивать Лукашенко такими действиями к тому, чтобы он согласился на просьбы и уговоры Кремля. По крайней мере, я думаю, часть людей на Западе уходит из такой логики и на этом основании делает такой вывод.

- Лукашенко предупредил министра здравоохранения о масштабных проверках, пообещал организовать полностью независимую от Пиневича комиссию, которая может прийти в любой момент в любую больницу.

Эта история о медицине или все же о политике? Не может ли это быть определенной дымовой завесой, чтобы скрыть что-то более важное?

- Возможно, что и так. А возможно тут и такая логика: времена тяжелые, непонятно, чего ждать дальше, а потому нужно поддерживать в тонусе всех. Протестную часть общества поддерживают в тонусе арестами, посадками, пытками в тюрьмах. Чтобы помнили, кто где живет.

То же касается и чиновничьего, государственного аппарата. Проверки, угрозы, контроль. Чтобы чувствовали, что фактически мы на войне, чтобы не расслаблялись ни в каком смысле. Мне кажется, что это выглядит именно так, а не для отвлечения внимания.

- То есть медикам просто не посчастливилось выступить в качестве громоотвода?

- Медики не первый раз попадают. Впрочем, здесь многие попали. Возьмем, например, посадки за повышение цен. Сидят конкретные люди, уголовные дела заводятся. Завтра на таможню придут, послезавтра еще куда-то.

Лукашенко все же ощущает болевые точки. Несколько дней назад Филипп Биконов опубликовал результаты большого опроса. Там есть отдельный вопрос "Какие проблемы чувствуете лично вы?". И когда людей об этом спрашивают, то в ответах есть и цены, и зарплаты, и медицина.

В социальной сфере медицина всегда попадает в топы того, что людей беспокоит. Вот он по этим точкам и идет. Цены на первом месте. Он это или по своим опросам знает, или шкурой чувствует. Медицина людей волнует - вот я вам проверки устрою, я тут контролирую, чтобы никто ничего не украл.

Фактически он идет, как по списку этих проблем. Присылает обществу сигнал: я вашими проблемами, тем, что для вас важно и актуально, занимаюсь. Это демонстрация реакции и коммуникации с обществом. Со всем обществом, а не только с протестной частью.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
дракохруст
война
беларусь - украина - россия
шойгу
лукашенко
медицина
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter