Политика

Класковский: Установки зарубежных штабов оппозиции не гармонируют с чаяниями белорусских масс

Оппозиция уперлась в стену режима, ее стратегия рискует оказаться оторванной от реалий.

Политика ex-press.by
0

Вытесненные в эмиграцию политические противники режима Александра Лукашенко испытывают явные трудности с выработкой стратегии (что не удивительно, когда против лома нет приема). Объединенный переходный кабинет (ОПК) делает акцент на признании Беларуси территорией, которую оккупировала Россия. Но это явная натяжка, пишет политический аналитик Александр Класковский.

На пресс-конференции в Варшаве 2 декабря члены ОПК во главе со Светланой Тихановской попытались подвести итоги своей работы за прошедшие почти четыре месяца, ответили на вопросы журналистов. Мероприятие получилось неудачным, конкретики оказалось мало.

Выяснилось, что стратегия работы кабинета, созданного в ответ на критику в адрес команды Тихановской на конференции "Новая Беларусь" 9 августа в Вильнюсе, пока не готова, согласована на 80-90%. Публичную часть стратегии (а будет еще и непубличная, в которую широкой публике останется только верить) пообещали обнародовать позже. К чему тогда было устраивать пресс-конференцию именно сейчас?

Осталось впечатление, что ее готовили к 100 дням работы ОПК, но не успели и вот сейчас провели по инерции. Хотя сказать особо было нечего.

Действительно ли Беларусь оккупирована?

При этом представитель ОПК по транзиту власти Павел Латушко, надо понимать, в качестве ключевого элемента стратегии назвал признание Беларуси оккупированной российскими войсками. Ставится задача освободить страну, восстановить ее независимость.

Вообще идею признать Беларусь оккупированной этот оппозиционный лидер активно пытается продвинуть еще с марта. Но особого отклика на международном уровне призыв не нашел и, вероятно, вряд ли найдет.

Мотивация Латушко такова: "Признание статуса оккупированной территории Беларуси дает нам возможность легального де-факто и де-юре признания альтернативных органов власти. Это нам дает возможность создания вооруженных сил Республики Беларусь за границей. Дает право создавать национально-освободительное движение внутри Беларуси. И все эти действия будут легальными. Мы ставим вопрос по деоккупации".

Иначе говоря, противники Лукашенко через принятие неких формулировок хотели бы "обнулить" его как политического актора и за счет этого повысить свою легитимность.

Но от удобных формулировок суть ситуации не изменится. Она же не так однозначна, как пытаются рисовать иные видные оппозиционеры. И влияние на нее зарубежных штабов оппозиции, прямо скажем, минимально.

Лукашенко остается игроком как минимум на внутреннем поле

Да, зависимость режима Лукашенко от Кремля после удушения протестов 2020 года и особенно после начала российской агрессии против Украины резко возросла. Минск постепенно сдает куски суверенитета. Особенно это заметно в военной сфере.

Тем не менее классической оккупации, при которой захватчики смещают в покоренной стране прежнюю власть и ставят свою администрацию, в белорусском случае явно нет.

Правитель Беларуси и вся его вертикаль никуда не делись. Лукашенко сам расставляет кадры, определяет суть внутренней политики — от волюнтаристской заморозки цен до уровня репрессий (которые прекращать явно не собирается, но отнюдь не потому, что этого требует Владимир Путин).

Да, Путин поддержал Лукашенко в 2020-м, но в принципе тот сам справился с народным восстанием, которое не имело плана, стратегии. И этот проигрыш, неудачные ходы зарубежных штабов (типа запоздалого призыва к национальной забастовке, виртуального голосования за переговоры с режимом, "стратегии двух крестиков" и пр.) важно признать, не списывая на оккупацию.

Лукашенко остается игроком как минимум на внутреннем поле. Да и на внешнем еще пытается трепыхаться.

В конце концов, те примерно 10 тысяч российских "мобиков", которых ныне натаскивают на белорусских полигонах, и по количественным, и по качественным параметрам не способны контролировать территорию нашей страны. Беларусь на сегодня если и оккупирована, то прежде всего собственным режимом.

Ярлык внешней оккупации явно удобен оппозиционным лидерам, но это подгонка действительности под схему, чем грешила в свое время старая оппозиция.

Отметим, что Запад не спешит подхватить предложение. Видимо, потому, что оно не очень стыкуется с параметрами международного права. Да и в чисто практическом плане, вероятно, кое-кто там задумывается, дальновидно ли "обнулять" Лукашенко: а вдруг еще получится вбить клин между ним и Россией или, по крайней мере, удержать от прямого участия в агрессии?

В этом плане показательно, что Киев, где разные спикеры любят заявлять о марионеточности Лукашенко, не отзывает своего посла из Минска. А Евросоюз подготовил новый пакет санкций против России, но не собирается затрагивать при этом Беларусь.

Лозунги могут повиснуть в воздухе

В общем, ОПК с его ставкой на лозунг оккупации может повиснуть в воздухе. И уж в любом случае эта концептуальная формулировка сама по себе не способна усилить влияние зарубежных штабов оппозиции на ход событий в стране.

Надежды на формирование за рубежом неких альтернативных "вооруженных сил Республики Беларусь" на сегодня призрачны.

Валерий Сахащик, которого неформально называют министром обороны ОПК, сообщил на пресс-конференции, что в Вооруженных силах Украины создана отдельная воинская часть для белорусских добровольцев. При этом он признал, что "это сила, которая, конечно же, не пойдет каким-то маршем на Минск". По словам Сахащика, "ни одна из европейских стран, в том числе и Украина, которая стремится вступить в ЕС, не даст разрешения на своей территории создать что-то для агрессии в отношении другого государства".

При этом, как косвенно можно понять, отношения ОПК с уже воюющим в Украине полком Калиновского пока не особо складываются.

Призывы же, чтобы белорусы записывались в план "Перамога", предоставляли для него информацию, тоже могут не найти широкого отклика. Особенно на фоне скандала с внедрением агента ГУБОПиКа в "Черную книгу Беларуси", из-за чего под удар были поставлены многие информаторы этого проекта. Причем ByPol в свое время, судя по журналистским расследованиям, не до конца раскопал эту историю. Да и сейчас люди из команды Тихановской, ОПК не дали этому сюжету принципиальной оценки, предпочли умыть руки.

Пока риторическая ставка противников режима на силовой сценарий его смены, скорее, играет на руку Лукашенко, который получает лишний повод демонизировать, как он выражается, "беглых", играть на страхе обывателя перед гражданской войной.

Еще одной фишкой стратегии ОПК рисуется усиление санкционного давления на режим. Но, во-первых, Запад принимает пакеты санкций исходя из своей логики, а не из такого рода призывов. Во-вторых, социология показывает, что большинство белорусов — за отмену санкций.

Можно, конечно, говорить, что они не сознают, как важно потерпеть ради свержения диктатуры. Или сказать, что социология кривая (это тоже любила заявлять старая оппозиция, не желавшая смотреться в зеркало).

Но больше похоже на то, что такие установки зарубежных штабов оппозиции 2.0 не гармонируют с чаяниями масс. И уж как минимум неразумно так страстно подчеркивать на публику этот элемент своей стратегии. Эффективность которой, по мнению ряда аналитиков, отнюдь не очевидна. Пока, говорят они, санкции лишь ожесточают режим и усиливают его зависимость от Москвы.

Хотя бы не наступать на старые грабли

Удивил и прозвучавший на пресс-конференции комментарий Тихановской относительно нашумевшей истории с Татьяной Зарецкой, которая ушла с поста представителя ОПК по финансам и экономике, не продержавшись и двух месяцев.

"В кейсе с Зарецкой я не видела конструктивную критику. Я видела какую-то массовую атаку. Я не виню в этом СМИ, я уверена, что нарративы эти были закинуты спецслужбами режима", — заявила Тихановская.

Это тоже явный уход от острых вопросов, поставленных в медийных расследованиях. И вообще похоже на стиль белорусских властей, которые любую неподконтрольную активность списывают на подкопы вражеских спецслужб.

На пресс-конференции было заявлено, что ОПК через шесть месяцев после старта отчитается перед обновленным Координационным советом. Однако вопрос еще и в том, насколько представительной и самостоятельной структурой тот окажется после объявленной реформы. ОПК, как отмечает ряд аналитиков, пока так и не смог по-настоящему отпочковаться от Офиса Тихановской.

Драматизм ситуации для противников режима ныне в том, что в стране в разгаре фаза контрреволюции, террора против инакомыслящих, не говоря уж об инакодействующих. Страх парализует. Ситуация такова, что против лома нет приема. Никакой чудодейственной стратегии, наверное, в принципе нельзя выдумать. Чтобы появилось окно возможностей для перемен, нужно стечение ряда малопредсказумых факторов.

Но противникам Лукашенко как минимум стоит быть предельно открытыми и честными, не ударяться в оторванные от реальности схемы. По возможности обходить те грабли, на которые раз за разом наступала старая оппозиция, которая в итоге маргинализовалась и практически сошла с политической сцены.

Позірк. Навіны пра Беларусь

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
класковский
диктатура
оппозиция
тихановская
латушко
лукашенко
oбъединенный переходный кабинет
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter