Происшествия

Вечная тема угонов. Почему Toyota и Lexus крадут чаще, чем Mercedes?

Происшествия auto.onliner.by
0
На прошлой неделе большой резонанс получило происшествие в Минске: в центре города угнали Toyota Land Cruiser (владелец оценил его в $105 тыс.). Как оказалось, это не единичный случай: таких краж в Беларуси с середины 2011-го зафиксировано уже 15 (угнали 13 внедорожников этой марки и два седана Camry). В последние годы несколько преступных группировок «охотились» то на Honda CR-V, то на Toyota RAV4, то на BMW X5 и X6. Большинство этих машин так и не вернули владельцам. Сейчас автоворы все чаще покушаются на последние модели Toyota и Lexus. Какие автомобили находятся в группе риска? Про стандартные схемы краж легковых машин и способы их предотвращения мы говорим с сотрудниками главного управления уголовного розыска МВД.

Перед интервью сотрудники МВД попросили сделать небольшую, но важную оговорку: в уголовном кодексе угон и кража автомобиля — разные вещи. Угоняют машины, чтобы покататься и бросить. А крадут — с корыстной целью, для перепродажи самой машины или ее запчастей, комплектующих.

Ответственность за эти преступления предусмотрена разная. Мы будем говорить в основном о кражах автомобилей.


— В прошлом году белорусы ввезли огромное количество легковых машин — более 250 тыс. Такой наплыв отразился на криминогенной обстановке? Угонов/краж стало больше?

— Заметим очевидную вещь: в Беларуси автомобилей осталось не так уж много. Очень много ввозили для последующей перепродажи. Часть машин была на авторынках, а часть продавалась через интернет. Где они находились, не суть важно. Реально, по нашим оценкам, в стране из ввезенных осталось около 90 тыс. автомобилей. Это средний ежегодный прирост. Остальное ушло в Россию, Казахстан, Кыргызстан. На криминогенной обстановке автобум практически не отразился.

У нас с 1995-го ежегодно уменьшается количество регистрируемых краж машин. Их вообще очень мало от общего числа краж имущества граждан — менее 1%. Возврат автомобилей собственникам составляет более 90%. Тут нужно сделать оговорку: если речь о профессиональной преступной группе, то обычно возвращают только последнюю угнанную машину, на которой и попались преступники. Сейчас, например, в суде находится дело по задержанию в 2010-м международной преступной группы, которую обвиняют в 28 кражах автомобилей, большинство из которых дорогие — Lexus RX и GX, Audi, Mazda. А возвращены только три машины. Все уходило в Россию, Казахстан.

— Странно. Получается, что автопарк растет, а краж автомобилей становится меньше. Почему?

— Наконец-то был усовершенствован порядок учета автомобилей. На наш взгляд, это стало серьезной преградой для автоворов. Идентификационный номер можно изменить, документы подделать, но легализовать такую машину стало гораздо сложнее. Теперь краж автомобилей в Беларуси с последующей легализацией практически не происходит. Единичные случаи. Но это не значит, что таких преступлений совсем не совершается. В последнее время наметилась новая тенденция: наши преступники стали скупать краденые машины в странах Западной Европы, в России и Украине. Потом меняют номера, узлы и агрегаты, подделывают документы. А затем продают в России и Казахстане. По такой же схеме «уходят» автомобили, украденные в Беларуси.

— По статистике в Беларуси «уводят» чаще всего ВАЗы. Но разве это самые проблемные кражи?

— Это скорее угнанные автомобили. Поехали — прокатились — бросили. ВАЗы можно открыть, грубо говоря, отверткой и завести подсоединив два провода, только поэтому их угоняют больше. Что касается именно краж машин, то чаще всего покушаются на Audi и Volkswagen, хотя бы потому, что их больше.

Но самые трудно раскрываемые кражи совершают профессиональные автоворы. Это высококвалифицированные специалисты своего «дела», которых не так уж много. Они обзаводятся сложной техникой, электронными устройствами, программным обеспечением. В прошлом году, например, прокатилась волна краж BMW: похитили восемь автомобилей последних моделей. Это много для такого сегмента машин. Внедорожники X5 и X6 вскрывали с помощью оборудования стоимостью более 10 тыс. евро.

Однако мало украсть автомобиль — нужно также организовать его переделку, изменить номера и подделать документы. В это время машина должна находиться в «отстойнике». Кто-то также должен заниматься сбытом автомобиля. Быть специалистом широкого профиля невозможно. Поэтому появляются преступные группы, роли в которых четко распределены. Часто в них входят граждане из разных стран. А автовор — лишь посредник в цепочке: он угнал машину, довез до определенной точки и уехал.

— А группировка, специализировавшаяся по BMW, как была организована?

— Расследование еще ведется, пока мы не можем называть имен. Заметим лишь, что, по нашей информации, эта бригада состояла из белорусов. Они разбирали похищенные автомобили и продавали запчасти. Причем лидером был предприниматель, который официально занимался поставкой запчастей для BMW в нашу страну. Он попадается за совершение автокраж уже во второй раз.

На этот раз группу подозревают в краже относительно новых BMW — двух X5, одного X6, а также моделей 3-Series, 5-Series, 7-Series. Эти преступления совершались в разных регионах страны: в основном в Минской и Гродненской области.

— Но ведь часто воруют и видавшие виды автомобили...

— У каждого преступления есть финансовый след. Зачем красть 15—20-летние машины? Для них уже сложно найти запчасти, таможенные пошлины на ввоз таких деталей и комплектующих высокие. Поэтому их часто воруют для последующей разборки и продажи по запчастям.

В последнее время имеет место новое явление: крадут автомобили-доноры, чтобы отремонтировать машины такой же модели, разбитые в авариях. Все, кроме кузова, можно заменить! При этом не надо менять ни идентификационные номера на кузове, ничего. Просто перебрать, грубо говоря, автомобиль. Все навесное оборудование переставляется на разбитую машину. Две стороны — клиент и «специалисты» — довольны: один отремонтировал за полцены, «автослесари» тоже внакладе не остались. Вопрос «что делать?» возникает только у третьей стороны — собственника украденного автомобиля.

— Владелец отремонтированной машины понимает, что тут не обошлось без криминала?

— Конечно! Только он никогда не признается. Любой адекватный человек понимает, что запчасти не могут стоить вдвое дешевле рыночной цены. В последнее время к нам привозят аварийные автомобили из России. А «донора» ищут здесь.

— В чем сложность раскрытия такого вида преступления?

— Как правило, такими кражами занимаются не специальные преступные группы, а обычные слесари, которые после основной работы ремонтируют чужие машины в гаражах. С виду это добропорядочный человек. Ну подрабатывает, ну что тут такого! Но в какой-то момент они идут на преступление.

Причем такие кражи до банальности простые: могут погрузить чужой автомобиль на прицеп-лафет и увезти. Обычный человек никогда не заподозрит, что происходит преступление. Даже сотрудник милиции не каждый раз остановит. Такие случаи не единичные. В позапрошлом году на МКАД у человека сломалась BMW 5-Series, возле поворота на Новый Двор. Он ее оставил, а когда на следующий день вернулся, то машины уже не нашел. Обнаружили ее через неделю во дворе дома по ул. Чижевских. Человек, который привез автомобиль, официально нанял эвакуатор, успел отремонтировать и собирался присвоить, по сути украл. Объяснил: понравилась машина, стоит бесхозная. Владельцу BMW в чем-то даже повезло — автомобиль отремонтировали бесплатно.

— Вы косвенно несколько раз уже касались сферы автосервиса, которая, получается, очень криминализированная.

— Никто этот рынок досконально не изучает. Вы придите на любую авторазборку и попросите документы на запчасти. Даже если покажут какие-то бумаги, то там не будет указано общее количество ввезенных деталей. По одной таможенной декларации можно продать комплектующие к десяти разным автомобилям. Реальный учет не ведется. Доказать, что это краденая деталь, практически невозможно. Как узнать, откуда капот машины — перевезен через границу или нет?

Мы предлагали ввести обязательную маркировку импортируемых автомобильных запчастей, в том числе бывших в употреблении. Но пока к этому никто не прислушался. Посмотрите, у нас маркируют

шлепанцы, которые стоят копейки, и даже бутылку пива, а запчасть стоимостью $1,5—2 тыс. взвешивают как лом черного металла. Необходимо сделать так, чтобы можно было узнать, какое количество товара реально ввезено и сколько продано, например, той или иной СТО.

— Как часто удается задержать украденный автомобиль по горячим следам? План «Перехват» — насколько он результативен?

— Если речь про угоны — то высокоэффективен. Если говорить о кражах, совершенных опытными автоворами, то нет. Преступники, как правило, знают расстановку постов, совершают кражи ночью, когда владелец мирно спит. Заявление об угоне поступает через несколько часов после совершения кражи, а за это время уже можно до границы доехать, причем в любом направлении. Поэтому главное — выявление преступников и задержание с поличным. «Перехват» эффективен, когда происходит разбой, то есть машину отнимают с применением насилия. Если после совершения преступления прошло больше часа, то нет смысла выставлять патрули.

— Часто ли вообще совершаются автокражи с применением насилия?

— Редко. Единичные случаи. Самый громкий — это

убийство владельца BMW X5. По подозрению были задержаны четверо граждан России. Об этом много говорилось. Они проехали по Витебской области, где взяли Mercedes, а в Минске — BMW. Задержанные сразу не признавали вину. Но это тип людей, которые знают, на что идут, и систему противодействия следствию продумывают заранее.

Чаще речь идет не о насильственных способах, а об уловках, неосмотрительности собственника машины. Например, человек продает несколько автомобилей. Приходят покупатели, просят прокатиться на одном, потом на втором. В итоге делают выбор. Вот уже готовы идти оформляться, торгуются. И вдруг говорят: слушай, а что там сзади стучит? Продавец выходит — они по газам и уезжают. Или еще проще: оттолкнули — сели — поехали.

— Сотрудники милиции вообще часто говорят: мол, владельцы в угоне/краже автомобиля виноваты сами.

— В 95% случаях, а то и больше владельцы не принимают достаточных мер по защите своего имущества. Даже если рядом есть охраняемые стоянки, владельцы дорогих машин паркуются во дворах, да еще в темных углах, подальше от фонарей. Это облегчает жизнь преступникам.

Многие рассуждают: у меня дорогой автомобиль, чипованный ключ и т. д. Но эта логика неверная. В особенности если речь идет о Toyota и Lexus. Это самые легкоугоняемые машины в нашей стране. Японский автоконцерн отдал чипы программирования обслуживающим станциям, в результате на любой более-менее нормальной СТО есть возможность перепрограммировать чип, сделать дополнительный ключ. А значит, задача для преступников существенно облегчена.

Попробуйте сделать в Минске такой ключ для последних моделей Mercedes — это будет затруднительно. Только если заказывать на заводе-изготовителе. Немецкий автоконцерн не отдал ключи ни одной обслуживающей станции. Поэтому последние модели этих автомобилей у нас практически не угоняют.

— А какие модели и марки в группе риска? В России, например, в пятерку самых угоняемых машин входят Mazda3, Mitsubishi Lancer, Toyota Camry, Honda CR-V и Nissan Teana.

— Крадут те модели, на которые есть спрос, а особенности охранной системы ни при чем. Нравится кому-то ездить на Toyota Land Cruiser 200 или BMW X6 — значит, преступники сделают все возможное, чтобы найти оборудование для взлома этих автомобилей. Стали пользоваться популярностью Toyota RAV4 — сразу выросло количество краж. Сейчас проблема с Toyota Land Cruiser 200 и Lexus GX, именно с новыми моделями.

В прошлом году очень ходовой моделью и в Беларуси, и в России была Honda CR-V. Сразу произошел рост краж этих машин. В итоге задержали группу, которая совершала преступления сразу в двух странах. Ранее их неоднократно задерживали, в том числе при перегоне автомобилей. Двое находятся в местах заключения, остальные разбежались, ищем. Что симптоматично, эти Honda CR-V стояли на окраине города, в темных дворах... На ул. Слободской, например. Там ничего не видно и не слышно. Можно целую ночь прокопаться, и никто ничего не заметит. Дополнительных средств защиты, кроме иммобилайзера, на угнанных машинах не было.

У нас есть одна запись, сделанная камерой видеонаблюдения: преступники заходят во двор, а уже через три минуты выезжают на похищенном автомобиле. Это при учете, что еще нужно проехать метров 150 по узкому проезду, заставленному машинами. То есть они открыли и завели автомобиль примерно за минуту! Из пяти похищенных Honda CR-V удалось вернуть только одну, на которой их и задержали. Это опытные автоворы, их фамилии были в нашей картотеке. Им дали шесть лет, но выйдут они, наверное, раньше.

— Какое оборудование они использовали?

— Простейшее устройство для несанкционированного вскрытия и запуска двигателя. Оно продается в интернете. У официальных компаний, которые его производят для полицейских и спецслужб, можно купить только по лицензии и по очень высокой цене. А наши кулибины делают аналог в три раза меньше, в десять раз дешевле и даже, может быть, более эффективный. Автоворы приобретают его, потом отрабатывают на своих машинах, автомобилях знакомых. Были случаи, когда ломали

машины друзей, потом приходилось восстанавливать.

— Можно ли сказать, что есть специализация среди автоворов, которые крадут определенные модели?

— Да, были группы, которые работали исключительно по Volkswagen Passat B4 и B5. Еще кто-то специализировался на Nissan, Mazda. Вот на днях освободились двое братьев, которые крали Audi A6. Но выделять какую-то марку не стоит. Повторимся, все обусловлено спросом на конкретную модель и запчасти от нее.

— Судя по статистике, чаще всего автомобили крадут ночью. С этой точки зрения какое самое опасное время?

— Если есть спецоборудование, то время совершения кражи не столь важно. Раньше, например, воровали машины по ночам из гаражей. Причем их вскрывали профессионально, проламывали стены, крыши. Требовалось больше времени, чтобы завести автомобиль. Теперь, когда машина заводится в считанные минуты, нет смысла доставать ее из гаража. В основном автомобили воруют с улиц, из дворов примерно с 23:00 до 6:00 утра. А есть аппаратура, которая, наоборот, требует, чтобы автовладелец был поблизости: сигнал считывают с чип-ключа или с радиокарточки. Такие кражи не очень распространены, но бывают.

— Говорят, если ключ находился в кармане куртки, которая висит в коридоре, то автовор может считать сигнал даже с лестничной площадки.

— Теоретически это возможно. Устройство, которым пользуются преступники, образует электрическое поле, в котором брелок активируется и срабатывает. Чем более мощное оборудование — тем больше поле. Пять-шесть метров — это очень слабенький сигнал. Вполне реально сделать до 20—30 метров.

— И какие меры предпринимать? Ну не в фольгу же ключ заворачивать...

— Штатная противоугонная система вообще не дает гарантии сохранности автомобиля. А что касается Toyota, то тут сама марка привлекает преступников. Оборудование для вскрытия очень доступное, и грех им не воспользоваться, рассуждают угонщики. Поэтому надо предпринимать дополнительные меры. Например, поставить еще одну простейшую сигнализацию за 100 у. е. в дополнение к штатному иммобилайзеру.

— Многие советуют сочетать разные охранные системы, например автоматику и механику. Скажем, использовать вместе с сигнализацией блокираторы руля.

— Это несколько усложнит задачу автовору, но не станет серьезной преградой. Конечно, если обмотать огромной цепью рулевую колонку, то это отпугнет. Но возить с собой в салоне кучу металла вряд ли кто-то станет. Поэтому нужно делать комплекс защитных мер, а не надеяться на штатную сигнализацию. Элементарно! Простая кнопка размыкания сети может свести на нет все попытки преступника завести двигатель. Любой электрик может сделать ее в укромном месте. Грубо говоря, обыкновенный тумблер очень усложнит попытку угона. Завести напрямую новый автомобиль не получится — проще «мозги» взломать, перепрошить и новый ключ сделать, чем найти кнопочку.

Еще один вариант — установить систему, которая позволит найти угнанную машину дистанционно. Например, систему GPS-трекеров. Желательно, чтобы она работала не в одноканальном режиме, потому что есть специальные глушилки. Размещать ее нужно так, чтобы нельзя было обнаружить сразу. Несколько раз у нас россияне находили автомобили, которые здесь «отстаивались» с глушилкой по 2—3 месяца. Как только выехали — их сразу «запеленговали». Вот так нашли Lexus GX 470, который украли в Московской области, — его обнаружили на одном из минских авторынков. У владельца был заключен договор с компанией, которая занимается системами слежения. Вернули машину. Правда, сейчас идет суд. Человек, у которого мы его изъяли, говорит, что он якобы купил автомобиль. Хотя мы понимаем — это неправда. Проблема в том, что машина собрана из двух. Рама оригинальная, купленная с разбитым автомобилем. Наверх поставлен кузов похищенного. Возникает вопрос: а что важнее — рама или кузов? На кузове номеров никаких нет, кроме таблички, которая крепится заклепками.

— А у нас есть компании, которые занимаются системами слежения?

— Очень мало. Такие устройства во всем мире продаются чуть ли не в газетных киосках. А у нас их почему-то не сертифицируют. Есть государственная программа по созданию систем слежения, которая влияет на продажи этих систем в Беларуси. Чтобы что-то купить, нужно ехать в Россию или Украину.

— Иногда есть смысл сыграть на упреждение. Может ли человек по косвенным признакам понять, что автомобиль находится в опасности?

— Если при постановке на сигнализацию с первого раза это сделать не удалось (машина не закрылась), это очень серьезный признак того, что его код считывают. Оглянитесь — возможно, увидите подозрительного человека с устройством, похожим на мобильник или брелок сигнализации (под него маскируются код-грабберы). А уж если у кого-то рядом открыт ноутбук... Желательно позвонить в милицию.

— Что еще

может насторожить?


— Просьба незнакомого человека покинуть салон по какой-нибудь причине. Обычно, выходя из салона, ключи оставляют в замке зажигания, а угонщику только это и надо. И самое элементарное — следите за ключами. Карманники в людных местах могут достать их, и вы даже не заметите. Пропадали ключи, особенно у женщин, которые носят их в сумочках. Забывала сумочку, приходила: «Ой, ключа нет». А выходит на улицу — и машины тоже нет.

— Бывает такая ситуация: автомобиль уже угнан за границей. Человек узнает об этом, купив его и поставив на учет. Эту проблему обсуждают у нас на форуме.

— Это связано с недобросовестностью бывшего собственника, который находится за границей. Как правило, это так называемые договорные машины. Владелец продает за половину стоимости, а по прошествии некоторого времени, когда автомобиль уже поставили на учет, заявляет в полицию. Затем получает страховку.

— Что значит «договорные машины»?

— Есть документы, которые предоставляют право управления, но не право собственности. Так, два типа брифа выдают во Франции, Голландии, Италии. Продают такие машины, как правило, по документам на право управления. А оригинальные документы находятся у собственника, который передает их в страховую компанию. Причем процесс постановки на учет в Беларуси контролируется — когда автомобиль здесь зарегистрировали, тогда он и объявляется похищенным. Даже милиция тут не поможет. На момент регистрации машина была легальной, в розыске не значилась.

— Но почему вопросы возникают к нынешнему собственнику?

— Наше законодательство предлагает решать эти вопросы в суде в рамках гражданского процесса. Истцом выступает даже не собственник «украденной» машины, а страховая компания. Судиться с ней обычному человеку крайне сложно. Плохо, что не введена ответственность продавца, то есть посредника, который пригнал автомобиль. По большому счету, он должен отвечать, поскольку продал недоброкачественный товар. У нас в законе о защите прав потребителей есть такая статья, но в данном случае она не работает. Хотя в США и Канаде частное лицо вообще не имеет права продать машину. Там этим занимаются автохаусы, компании, и они отвечают, если продали угнанный автомобиль. Его возвращают — они отдают деньги.

— У нас описывался случай, когда именно в немецком автохаусе была приобретена украденная машина.

— Даже по международному законодательству человек имеет право обратиться в автохаус с претензией. Если есть возможность, то нужно ехать и судиться. Уверен, что он выиграл бы суд, но это потребовало бы серьезных затрат.

— Есть ли легальный механизм проверки автомобиля?

— Только во время постановки на учет, причем идти туда лучше с продавцом, собственником. Пусть во время проверки идентификационного номера он будет рядом — чуть что и спросить будет с кого. А как обычно бывает? Вот, держи доверенность, владелец сейчас не может, ну ты как-нибудь сам. Есть еще один способ — существуют фирмы, которые за деньги пробивают информацию по VIN-коду. Причем это можно сделать по телефону — плата будет списана с вашего счета.

Десятка

наиболее угоняемых автомобилей в прошлом году в Беларуси:

ВАЗ — 419 (28,5% от общего числа);

Volkswagen — 183 (12,4%);

Audi — 92 (6,3%);

Opel — 73 (5%);

Ford — 71 (4,8%);

Mercedes — 62 (4,2%);

«Москвич» — 48 (3,3%);

Mazda — 47 (3,2%);

Renault — 38 (2,6%);

BMW — 36 (2,4%).
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
авто
угон
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter