Спорт

Владимир Некляев: «Иногда думаешь, что это Лукашенко поставил Домрачеву на лыжню, что это он ей лыжи натирает»

03 апреля 2012, 15:55
1129
Спорт Goals.by
0
Известный белорусский поэт, который так и не стал президентом, когда-то занимался у тренера Александра Медведя. Но борцом Некляев также не стал. В интервью Goals.by писатель объясняет, почему не может поддерживать белорусских спортсменов всем сердцем. Размышляет о возможном переносе хоккейного чемпионата мира-2014. А также вспоминает, как раньше люди со слезами смотрели на свой флаг.

- Кто такой Владимир Некляев?

- Ночью - поэт, днем - общественный деятель. Для того, чтобы что-то писать, не связанное с политикой, остается только ночь. Сплю последнее время мало. Часа три-четыре.

- Что пишете?

- Смотря какая ночь! Сейчас, честно говоря, больше стихи, а зимой писал прозу. Окончил одну из повестей, касающейся моей молодости. Того времени, когда я еще занимался спортом.

- И чем вы занимались?

- Вольной борьбой. Тренировался у Павла Григорьева, который работал с нашим знаменитым, легендарным борцом Александром Медведем.

- Почему бросили занятия спортом?

- Честно говоря, все шло очень неплохо - много выступал на городских соревнованиях. Но в скором времени получил травму, которая не позволила продолжить занятия любым спортом. Тогда пришлось «включить» голову.

- Новый произведение выйдет в сборнике или книжкой?

- Думаю, что книжкой. Уже придумал название - «Автомат с газированной водой, с сиропом и без». Сегодня людям в твоем возрасте трудно представить, что когда-то Минск был весь в автоматах, которые за копейки угощали газированной водой. Один из первых автоматов появился на месте, где Комсомольская улица упирается в Немигу. Там всегда была такая очередь! Лето, солнце, золотистый сироп, пена в стакане, звон и пчелы. Толпа людей: мужчины, одетые в соломенные шляпы, женщины, которым не столько хотелось пить, как быть вместе. И мне хотелось того же. Наши тогдашние книги, беседы в Ленинской библиотеке. Наш протест против серости жизни ... Я был стилягой, как и все мои друзья. У нас были цветные рубашки, с пальмами, с обезьянами, с бананами. Нас ловили комсомольские патрули, разрезали нам штаны. Это было в начале 60-х, во время хрущевской оттепели. Неподалеку от улицы Энгельса, на ступеньках Театра юного зрителя, собирались люди, читали крамольные стихи. Впервые там встретился с людьми, с которыми потом дружил почти всю жизнь. Впервые там прочитал свои стихи. Об этом моя новая повесть.

- Если говорить о сегодняшнем времени, серое оно или цветное?

- Серым настоящее время трудно назвать. Другое дело, что сегодня основные цвета - красный и зеленый. Мне нравится соседство красного с белым. С эстетической точки зрения такая окраска флага мне кажется лучшей. То, что имеем, имеем благодаря случаю в истории. Белорусы, когда получили независимость, еще не чувствовали себя нацией, народом. Поэтому мы не смогли распорядиться независимостью как следует. Так бывает, но все уходит. Все становится на свои места, жизнь продолжается, а история продолжается. Сегодня, пусть и кривую, но мы имеем свою Беларусь. Не такую независимую, как нам бы хотелось. Но независимую. Это уже реальность, а не миф. С этим при наших усилиях мы сможем сделать что-то.

- Но существуют многочисленные ограничения. Вам, например, нужно появляться по месту прописки до 22.00. Вам запрещено покидать пределы страны более, чем на месяц. Вы должны являться по первому требованию на допросы ...

- Формально я до сих пор в тюрьме. А знаешь, как страшно завтра действительно в ней оказаться? Причем ни за что. В своей юности имел случайное отношение к группировке Кима Хадеева. Через книги, которые были запрещены. Хадеев, пожалуй, единственный белорусский классический диссидент. В 1949 году, еще при жизни Сталина, на комсомольском собрании в университете с трибуны сказал, что Сталин - кровавый Людоед. Это было настолько неожиданно, что его судили, потом признали не совсем нормальным. Только ненормальный, как считалось, мог сказать такое в одной из самых просоветских республик Союза. Когда Ким Хадеев вышел из тюрьмы, я столкнулся сначала с его группировкой, а потом - с Комитетом госбезопасности. Боялся, так как жил еще страх 30-х годов. Дрожал на первых допросах, но чувствовал себя невиновным. Сегодня я тоже ни в чем не виноват, и не 30-е годы сейчас, но теперь могут сюда войти и сказать: «Вы что-то не о том рассуждаете по таким статьям». Поведут нас с тобой под белы ручки и посадят в ту самую «американку», в которой я уже имел счастье побывать.

Знаешь, тюрьма, заключение - это одно. Но есть еще жизнь без тюрьмы, в котором нужно зарабатывать на хлеб. Они бояться не тюрьмы, а того, что их родным, близким завтра не будет, что кушать, если они свяжутся с Некляевым ради другого будущего. Страх сидит в генах белорусов. То из России придут ... Вот товарищ Суворов, фамилией которого названо училище защитников Отечества, улица, музей. А что сделал Суворов? Две трети белорусов перевесил. Такого не было даже во времена последней войны! То с Запада придут. Люди живут, лишь бы выжить. Так называемая белорусский терпимость - это страх за то, что не продлится род. Чтобы искоренить это, мало и трех поколений. Но такой путь прошли многие народы. Прошли его самостоятельно. Мы такой путь пока не одолели.

- Санкции со стороны Евросоюза могут заставить власть к диалогу?

- Надо давить, давить на режим. Чтобы он не чувствовал себя комфортно, чтобы он делал ошибки, что и происходит. Система нервничает, это факт. Европа и Соединенные Штаты ничем нам не обязан, а то кто-то говорит, что нет с их стороны поддержки. А что мы делаем сами для себя? А делали мы французскую революцию или принимали участие в гражданской войне в США? Там сами справились со своими проблемами. Мы только в начале становления государственности.

- «Надо давить, давить на режим», - говорите вы. Но санкции в последнее время касаются и спорта. Это правильно?

- Ты имеешь в виду возможный перенос чемпионата мира по хоккею?

- В том числе.

- Если удастся перенести чемпионат, буду приветствовать эту инициативу. Не потому, что белорусы не заслуживают турнир. Заслуживают. Дело в том, что о Беларуси, честно говоря, уже не знают даже в Литве, не то, что в мире. Хоккей - это спорт номер два. Через хоккей о стране люди узнают. Есть такое государство, из которого куда-то переносится чемпионат мира! Почему переносится? А у них там диктатура! Вот почему, а не потому, что у них льда нету! Средства информации больше пишут о Беларуси в последнее время. И это хорошо.

- Ваши слова: "Мне бы не хотелось, чтобы мои друзья сидели в тюрьме, а Лукашенко играл на «Минск-Арене »...

- Во время любого праздника, бывает, сидишь в центре Минска, видишь проспект, площадь и думаешь: «Народ, государство! Я же хотел! За это сидел ... "А люди вокруг словно отвечают: «Сиди тихо! А мы будем на коньках кататься, в хоккей играть». Как вообще можно идти на этот чемпионат мира, когда в тюрьмах сидят ни в чем не повинные люди? Не понимаю.

- Санкции недавно распространились на членов режима. Так появилась опасность, что минское «Динамо», когда будет принимать участие в еврокубках, может попасть под раздачу. Ведь принадлежит бизнесмену Юрию Чижу. Это справедливо?

- Справедливо. Нечего спортсменам дурить голову людям, говоря: "Мы - отдельно от режима. Мы просто в хоккей, в футбол играем, поем, пляшем! А при чем здесь то, что Лукашенко кого-то рвануло?». Нет, ребята, при чем! Играете, и люди ходят на вас, платят вам из своего кармана, спонсируют спорт, власть. Не надо прикрываться, говоря: «Мы - бизнес!"  Какой бизнес? Знаем, какой! «Смотрящие» - так называют «бизнесменов» в криминальном мире. Они обслуживают режим!

Я разделяю спортсменов на два вида. Так случилось сразу после знакомства с борьбой. Григорьев всегда говорил: "Одни - с головой, другие - без нее». Так вот, спортсмену с головой не все равно, какой флаг он защищает и которую по сути страну представляет. Или это страна справедливости, добра и демократии, или страна диктатуры. Я помню, как спортсмены, болельщики смотрели на бело-красно-белый флаг со слезами восторга в начале 90-х. Было ощущение настоящей свободы. Спортсмены рассказывали, что их переполняла радость не только за то, чего они достигли, но и за безупречность. Свое дело они делали искренне.

- Биатлонистка Дарья Домрачева - искренняя?

- Я читал ее слова о том, что она борется за красно-зеленый флаг. Здесь была такое дело, что надо было что-то ответить на провокационный вопрос, чтобы от нее отстали, дали возможность дальше бежать по лыжне и стрелять. Сказать что-то другое - совсем не то, что в сборной по биатлону НЕТ патронов. Это хуже.

- Другая дело, что Домрачева может бежать по лыжне вместе с руководителями государства. Или не выражение это гражданской позиции?

- В том-то и штука, что все спортсмены бегут у Хозяина. Не все люди способны пожертвовать чем-то личным ради общего. Большинство людей в мире - приспособленцев.

- Молотобоец Вадим Девятовский - приспособленец? Вадим был доверенным лицом президента на выборах, а после Площади-2010 сказал: «Вряд ли на площади Независимости были люди, которые верили в то, что они делали. Скорее всего, они хотели сделать «картинку на экране».

- При его выборе он ничего другого сказать не мог. Высказывание Девятовского, мягко говоря, неразумное. Те люди, которые вышли на Площадь, единственные из всех знали, что делали. Прежде, чем пойти на Площадь, они десять раз взвесили, так как знали последствия. Это лучшие спортсмены этой страны, что бы там ни говорили Лукашенко, Девятовский или все они вместе. Люди играли в благородный вид спорта. Если большая игра, тогда и жизнь большое.

- Есть ли среди спортсменов люди, которыми вы восхищаетесь?

- Нет, потому что на меня сильно влияют отношения к Лукашенко, к режиму, который он создал. То есть, и ко всем тем, кто так или иначе этот режим представляет. Спортсмены, хочешь не хочешь, с ним. Иногда думаешь, что это он поставил Домрачеву на лыжню, что это он ей лыжи натирает, едва не стреляет за нее. Молодец Виктория Азаренко, ничего не могу сказать. Впервые в истории тенниса белорусско - первая ракетка мира. Но все равно. Будто ее победы способствуют режима и Лукашенко персонально. Поэтому не могу радоваться всей душой.

- Звонил вам во время предвыборной гонки, спрашивал, что будет со спортом, если вы станете президентом. Вы ответили, что все будет хорошо. А если подробнее?

- Спорт не должен быть политизированным, вот что я хочу донести. А у нас это идет еще с советских времен. Из-за этого у нас нету серьезных достижений. А если есть, то обычно вопреки ...
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
Дракохруст: Помощь Путина «брату по оружию», соратнику по борьбе с революционной «заразой», может стать и щедрее
Политика
Класковский: Теперь Кремль теряет моральное право добиваться от Лукашенко конституционной реформы
Общество
Карбалевич: Почему власти испугались коллективных жалоб
Спорт
Минское «Динамо» впервые с 2014 года обыграло дома «Северсталь»
В мире
Немецкое издание предложило провести ЧМ-2021 в подземном стадионе Путина из расследования Навального
В мире
«Россия оказалась младшим братом Беларуси»
Общество
«Два раза выстрелил в воздух, третий раз — себе в шею». На БелАЭС погиб солдат-срочник
Спорт
Борисовская «Березина» возглавила турнирную таблицу чемпионата Минской области по мини-футболу
Спорт
«Борисов»-БГУФК обыграл могилёвский «Коммунальник» в чемпионате Беларуси по волейболу
В мире
Израиль решил «запечатать страну» на неделю из-за коронавируса
ВСЕ НОВОСТИ