Спорт

Олимпийский чемпион борисовчанин Андрей Арямнов: "Я часто добиваюсь, чтобы бездельников увольняли, самолично убрал некоторых, кто нагрел задницу"

21 апреля 2015, 16:20
660
Спорт Прессбол
0
Олимпийский чемпион Пекина по тяжелой атлетике Андрей Арямнов, пропустивший чемпионат Европы в Тбилиси из-за травмы рассказал, почему его никогда не возьмут на руководящую должность в спорте. 

- Как изменился Андрей Арямнов за семь лет, что прошли с памятного триумфа в Пекине?
- Повзрослел. Стал мудрее, но не богаче. Приобрел определенный опыт. Образно говоря, после Олимпиады-2008 раскрыл все карты, и их у меня забрали. Не любят в нашей стране профессионалов своего дела, которые ни от кого и ни от чего не зависят.

- Не надоела еще штанга?
- Когда тренируешься долгое время, появляется привычка. Попросту тянет, организм требует нагрузок. После них как-то легче становится. Надо кровь погонять, попотеть.

- Многие озадачиваются вопросом: если не спорт, то куда? Дескать, ничего больше в жизни не умею. Ваш случай или нет?
- Конечно, мне будет нелегко. Кроме Олимпиады, ничего толкового не выиграл, за что мог бы получить деньги. Каждый раз все надо начинать заново. Один этап в жизни заканчивается, начинается другой. Ничто даром не дается, никто тебе ничего не уступит, необходимо подыматься с самого низа.

- Уже возникают мысли, где себя реализовать после карьеры тяжелоатлета?
- Естественно. Вообще, не знаю, есть ли смысл тратить свою жизнь на спорт. Потому что уже долгое время ничего не меняется. До завоевания золотой медали хотя бы что-то делалось, после 2008 года — фактически ничего. Взять Борисов: на нас внимание обратили один-единственный раз. Когда в 2011 году Борис Батура сделал ремонт в спортшколе. Но не мне, а себе. Не для занятий профессиональной тяжелой атлетикой, а чисто косметический. Чтобы скрыть самые видные изъяны. Поэтому в целом помещение находится в первозданном состоянии с 1960 года! За семнадцать лет, что я здесь занимаюсь, никто палец о палец не ударил. И не думаю, что в ближайшее время дело сдвинется с мертвой точки. Я учусь на спортивной инженерии, поэтому с уверенностью скажу: тренажеры, которые находятся в нашей спортшколе, не пройдут технику безопасности! А ведь здесь учатся еще маленькие дети. Причем могу доказать любому. Это подделка крайне низкого качества, склад металлолома! Как говорится? Дайте мне лопату, и я буду копать песок. А что делать, когда даже лопаты нет? Можно только разбежаться и удариться головой о стену. Прошу поставить кольца — никакого внимания.

Конкретно звоню начальнику отдела спорта Вячеславу Скворчевскому. Он от меня убегает. Отвечает: "Андрей, таких, как ты, у меня десять тысяч человек". У меня это точно последняя Олимпиада. Попробую к ней подготовиться, однако не уверен, что получится. Удручает само отношение к людям. Завершаешь карьеру — ты у нас никому не нужен. У меня огромный багаж знаний, но я банально не представляю, где их можно применить! В Беларуси нет ни одного специализированного зала для тяжелоатлетов.

- А вот, например, Андрей Арямнов становится хотя бы начальником управления отдела спорта?
- Готов. Могу все: от проектирования тренажеров до организации спортивных учреждений. Знаю, как должно все выглядеть и работать, как наладить систему.

- Учеба уже заканчивается?
- Да, уже подходит к концу четвертый курс. Так вот: я до такой степени человек честный, трудолюбивый и бескорыстный, что меня никуда не возьмут. Если приду, будут лететь щепки. Ибо у нас одни бездельники, тунеядцы и коррупционеры. Потому что кругом все воруют. Даже если нечего уже, все равно воруют. В 20 лет испытал такое разочарование в жизни. Вроде бы завоевал золотую награду для страны, а вышло что это не предел… — тупик моих возможностей. По сути, государство оказалось не готово содержать своих героев. И здесь речь не о финансовой стороне дла. Любой Коля Пупкин, Мышкин или Подмышкин может прийти и выгнать заслуженного атлета из зала… И это называется помощь олимпийскому чемпиону? Наверное, все ждут, чтобы я поскорее завязал. Однако я все равно буду иметь собственное мнение, которым будут интересоваться.

Хорошо, на "Борисов-Арене" есть неплохая тренажерная площадка. Почему бы мне и нашей команде не предоставить право там тренироваться? Но ведь не пускают туда, между прочим на государственный спортивный объект. Вот, вышел директор "Борисов-Арены", похожий на водопроводчика с грязными руками, и просто сказал: "Я вас никуда не пущу". Он не может протереть свои глаза и увидеть, кто перед ним? Как я могу водопроводчику объяснить про свои олимпийские планы? Ведь не было бы БАТЭ — не было бы и этого стадиона. И вот эти люди руководят теми, кто действительно работает.

- Может, клуб обиделся за некогда сказанные слова? Мол, футболистам уделяется чрезмерно много внимания.
- Да какая разница? Почему в одном месте храм, а в другом... Поставьте те же самые тренажеры сюда — и будут люди приходить и платить. Что ж, может, удастся заработать в будущем денег — тогда заимею свою спортшколу. Хотя в нашей стране, чтобы иметь нормальный доход, надо обманывать государство. У меня нет ни одного знакомого, который не искал бы какие-то окольные пути.

- Пессимистичная картина.
- Ведь так и есть, зачем что-то скрывать? Любой или недоплачивает налоги, или что-то проводит мимо кассы. Думаю, надо над каждым человеком, распоряжающимся материальными благами, поставить одного проверяющего и один раз заплатить ему зарплату. Всяко дешевле обойдется.

- А есть задумки, как заработать вне тяжелой атлетики?
- Планирую создать бизнес, который бы работал без моего непосредственного времяпровождения. Все потихонечку уже делается. В каком направлении, правда, — умолчу.

- Идет. Возвращаемся к тому, что у вас есть властные рычаги…
- Вообще, все начинается с образования. У нас очень мало мест, где бы можно получить хорошую спортивную квалификацию. Как бывает? Люди заканчивают институт, не умея ни читать, ни писать. И идут работать тренерами. Как же они могут другого чему-то научить? Банально не хватает мозгов. Происходит их "утечка". Существует такое выражение: "Проклята та земля, которой нужны герои". Подчеркну: не где они есть, а где нужны. Назовите хотя бы одного действующего спортсмена, который бы получал денежные вознаграждения исключительно в Беларуси (не от мировых федераций) и хорошо себя чувствовал. Ни одного! И только я пытаюсь бороться с системой. От международных федераций мы, как и боксеры, борцы, ничего не получаем. Привозим в страну медаль — дают за нее деньги. Как, например, я могу соперничать с долларовыми миллионерами? Со спортсменами моего уровня, которые могут позволить себе сотни тысяч долларов на подготовку, а я могу только в лучшем случае за чемпионат мира, если выиграю, получить двадцать тысяч.

- Игры в Рио-де-Жанейро станут последними и точка?
- Мне будет 32 года. В таком возрасте невозможно соревноваться. Да и, соизмеряя здоровье, затрачиваемые силы и возможное вознаграждение, нет никакого желания. Уверен в одном: если завяжу, разворошу это осиное гнездо.

- Видите себя уже тренером?
- Да я давно, когда тренируюсь вместе с молодежью, в этом качестве выступаю. И словом, и делом. Где-то подбодрю, где-то укажу на какие-то технические нюансы. Вот, атлет старается, но у него что-то не получается: часто вместе находим этому причину.

- Давайте еще одну вашу цитату вспомним. "Такие, как я, рождаются раз в 25 лет". Не отказываетесь от тех слов?
- Знаю, надо мной люди много смеются, когда я пытаюсь объяснить точку зрения. Рассказать, что у меня в душе. В данной связи хотел бы напомнить формулировку слова "дурак". Это тот человек, который смеется над вещами, недоступными его пониманию. У меня в голове есть четкий план действий. И еще три дополнительных. А если у людей не хватает мозгов, чтобы сложить дважды два, — они и потешаются.

- Можете кого-то из мира спорта назвать другом?
- На самом деле я очень близко дружил с Сергеем Лагуном, который разбился на машине четыре года назад. А кроме?.. Есть приятели, хорошие знакомые. Когда ты в сборной, кажется, что все друзья. А разъезжаемся по домам — лишь изредка кто-то кому-то позвонит.

- Слышал о вашей дружбе с экс-велосипедистом Александром Кисляком…
- Да, это добрейшей души человек, подкованный в юридических тонкостях. Отлично знает международную практику. Часто мне советует, помогает в паутине наших законов, где я слабо подкован.

- Есть те, кому бы при встрече не подали руку?
- Конечно! Характер у меня такой. Есть люди, которым маниакальными планами на вечный прогресс, мешаю. Я же часто добиваюсь, чтобы разного рода бездельников увольняли, самолично убрал некоторых, кто нагрел задницу. Не переношу их рядом с собой. Фамилий, естественно, называть не стану. Все уже сделано, ничего не вернуть.

- Есть ли среди спортсменов тот, кто может служить примером отношения к делу?
- В принципе упомянул бы себя. Потому что я очень работоспособный и трудолюбивый, еще с юных лет. Ежели не брать меня, образцом несгибаемости и спортивной злости назову Андрея Рыбакова. Это профессионал высочайшего уровня, настоящий спортсмен. Иногда бывает, я после соревнований с головой ухожу в быт, а он — нет. По-хорошему даже завидую. Что сказать, это такой образ жизни. Годы свое берут, но так долго держаться среди сильнейших — дорогого стоит. Очень уважаю Рыбакова. Бесконечно сильный человек.

- Сейчас кто-нибудь говорит: "Андрей, надо! Должен"? Или сам себе мотиватор?
- Знаете, я никому ничего не должен. И мне никто. Единственное, когда закончу со спортом, — обязательно буду поддерживать таких спортсменов, как я. Чтобы они чувствовали себя нужными. Чтобы их не заботила масса этих организационных проблем, которые отнимают время у меня и отвлекают их от тренировочного процесса.

- Испытываете ли сейчас денежные затруднения?
- С 2008 года, после того, как отняли зарплату, не было такого, чтобы их не ощущал. Куча бездельников, у которых есть права, решили испортить мне жизнь. Ай, что об этом говорить? Кручусь между помостом и рулем. Надо и деньги зарабатывать для семьи, и тренироваться.

- В семья полная идиллия?
- Любящая жена и прекрасная дочка. Все слава богу.

- Как обычно проходит рабочая неделя?
- Девять тренировок и все. А воскресенье — выходной.

- Как его проводите?
- Могу в церковь сходить. А в основном дома с семьей. Зачастую так устаешь, что хочется просто выспаться.

- На "Борисов-Арену" случалось выбираться на футбол?
- Футбол не люблю. Был только в прошлом году на открытии. Посмотрел, Газманова послушал да и все. Не фанат.

- Когда мы следующий раз сможем увидеть на помосте Арямнова?
- Как только залечу травму, обязательно буду выступать. Опять же: нет специальных тренажеров для реабилитации. Понимаете, я словно грузчик. Прихожу, беру мешок картошки, которым нужно подкачать и руки, и ноги, и спину, и пресс, и кисти. Сейчас беспокоит бедро. Был надрыв мышц. Пока не могу набрать форму. Врачи говорят, что такая травма должна заживать минимум полгода. А у меня на ноге аж шесть повреждений подряд было. И я через два-три месяца начинаю поднимать килограммы! На данный момент делаю упор на фитнес, аэробные нагрузки.

- Сколько травм в общей сложности за карьеру было?
- Все не упомнишь. Бывало, год отпахал, а за месяц до старта случается неприятная травма. И все коту под хвост. Зарыдать хочется. После Пекина-2008 завоевал только одну бронзу чемпионата Европы. А сколько трудов во время круглогодичных тренировок было потрачено! Необходима четкая программа восстановления. Сейчас же чуть ли не капля от насморка входит в список запрещенных препаратов. В общем, приходи после занятия и помирай…
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер