Спорт

Денис Шунто: это похоже на рейдерский захват нашего места в «вышке»

Корреспондент pressball.by Сергей Мордасевич наведался в офис «Крумкачоў»

17 марта 2018, 19:08
1356
Спорт Прессбол
0

Корреспондент pressball.by Сергей Мордасевич наведался в офис «Крумкачоў» на проспекте Независимости и подробно поговорил с руководителями «воронов» Денисом Шунто и Владиславом Майоровским: о том, чего вы не знали и знать не могли.

— Как прошел остаток дня после конференции БФФ в среду?

Денис Шунто. Как обычно. Поехал в офис, поговорил с сотрудниками, футболистами... А вечером отправился на матч "Ислочь" — БАТЭ. Взгрустнул. Что-то "Ислочь" совсем расслабилась без нас. Речь об организации. Мне показалось, что по сравнению с нашими матчами все прошло скучно, обыденно.

— О чем говорили с игроками?

Д.Ш. Все ждали, чем разрешится ситуация. Не знаю, как Кучуку удается это делать, но все очень прикипают к нему и команде. Сказал парням, что здесь вряд ли что-то будет... Чтобы они рассматривали наш вариант как запасной, чтобы посмелее заключали соглашения с другими клубами.

— Кто те пять человек, которые проголосовали за включение вашего вопроса в повестку конференции?

Д.Ш. Два голоса — "Луч". Два — мы сами. И еще один… Мне говорили, вроде бы "Гранит". Интересно еще, кто те десять человек, которые воздержались... Но мы не могли видеть.

Владислав Майоровский. Сидели во втором ряду, спиной к залу — неудобно было оборачиваться, видели только, как представители "Ислочи", рядом с которыми мы расположились перед заседанием, встали и пересели от нас на другой ряд.

— Посмотрели на коллег другими глазами?

Д.Ш. Нет. Все логично. Сама суть нашей просьбы оказалась искажена до невозможности. Смысл в том, право голоса там имеют только делегаты. Самым честным решением, на наш взгляд, было бы вынести вопрос на суд нейтральных футбольных людей. А когда Сергей Николаевич Румас говорит: исполком не рекомендует удовлетворять ходатайство... А потом: давайте голосовать! Как проголосуют условные "Ислочь" или "Городея", зависящие от государства, или Житковичи, которым помогает Румас?

В.М. Здесь вопрос в банальном уважении. Мы четыре года члены ассоциации. А нам не предоставили слова. Хотя такая возможность есть даже у приговоренного к смерти.

Д.Ш. Складывается впечатление, что ряд работников федерации хотят видеть в высшей лиге не нас, а другой клуб. Который желает занять наше место. Не нужно забывать, что есть люди в Доме футбола, которые работали у Мироненкова в жодинском "Торпедо" и являются его друзьями. Они ходят на игры клуба. Это болельщики "Торпедо".

В.М. То есть, получается, проблема не в том, что мы не можем занять место 16-й команды, а в том, что это место фактически уже занято. Чтобы вскочить на него, надо отодвинуть тех, кто там уже сидит.

Д.Ш. Осенью прошлого года, после окончания чемпионата в первой лиге, в котором "Торпедо" заняло третье место, мы встречались с господином Мироненковым. Он рассыпался в комплиментах клубу и лично мне, заверил, что обязательно поможет, главное, чтобы мы остались в высшей лиге. Подчеркну, инициатива встречи исходила от Михаила Николаевича. Также он настоял, чтобы мы в прессу дали информацию о потенциальном инвесторе — с его слов, это поможет в последних двух турах, так как он опасался, что федерация может слить нас. На том и расстались.

Следующий раз мы встретились уже после окончания чемпионата. Мироненков поздравил с сохранением прописки, но на этот раз сказал, что, разумеется, он будет с "Торпедо" и дальше. Михаил Николаевич предложил признать банкротом "Крумкачы" и перейти к нему в "Торпедо" на должность спортивного директора. Он сказал: "У тебя есть способности по созданию рабочего футбольного коллектива, по выбору кадров, по работе с людьми. Единственное, чего тебе не хватает, — финансового ресурса. Он у меня есть, поэтому объединение усилий логично, наше сотрудничество должно получиться плодотворным. Подумай".

Также босс "Торпедо" поделился мыслями, почему не смог до конца реализовать идеи в первый приход в наш футбол. Не хватило политического веса. И добавил, что сейчас в этом смысле подготовился к выходу в высшую лигу более основательно. Через несколько дней я позвонил директору "Торпедо" Андрею Салангину, сказал, что хочу, чтобы "Крумкачы" продолжали свое существование и могу предложить лишь варианты сотрудничества. Больше мы не встречались и не общались.

Когда Сергей Николаевич Румас рассуждает о шантаже с нашей стороны… Мне кажется, он не до конца понимает, что происходит в федерации. В этой истории мне даже жаль Сергея Николаевича. Такое ощущение, что его вводят в заблуждение. Мы всего лишь просим предоставить нам возможность привлечь инвестора для погашения долгов.

Но в Доме футбола прекрасно понимают, что если нам дадут эту возможность, придется давать и лицензию. В этом проблема. Суть нашей просьбы абсолютно логична и нормальна. И она по идее устраивает всех — и федерацию, и футболистов, и публику, которая устала слушать наши каждодневные перепалки с Сафарьяном. Не устраивает только третью сторону. Но люди уцепились за формальный повод и уже не отпускают.
У нас все было нормально, к нам было доброжелательное отношение до того времени, пока не начали рассчитываться с долгами. А потом все, стали блокировать. Нас унижают, показывают наше место... Черные пакеты, невыдача мячей...

— То есть тот таинственный инвестор, о котором вы говорили, — Мироненков?

Д.Ш. Он попросил так сказать. Дня три я не сообщал об этом прессе. Потом позвонил Салангин: Михаил Николаевич очень просит, чтобы вы дали эту информацию. Мол, он поможет. Я не верил, понимал, что меня раскачивают. Но надеялся, что нас хотя бы не будут душить судьи.

В.М. В конце прошлого сезона он был самым преданным нашим болельщиком.

Д.Ш. Уже тогда, как я понимаю, он видел, что мы сохраняем "его" место в высшей лиге.

— Не пробовали поговорить с Мироненковым — высказать ему свои подозрения?

Д.Ш. Не представляю, каким мог быть этот разговор. Вы, пожалуйста, не идите в высшую лигу, прекратите все это... Он преследует свои интересы. Я ему сказал еще в ноябре: вы в высшую лигу никогда не выйдете. Потому что, мол, в следующем году там будут "Белшина" и "Славия", а потом Румас уйдет, и, возможно, вообще случится сокращение.

— Из ваших слов следует, если бы в высшую лигу напрямую зашло "Торпедо", а не "Смолевичи"...

Д.Ш. ... думаю, сейчас мы в хорошем настроении готовились бы к ответному матчу кубкового четвертьфинала.

В.М. А имеем, что имеем: результаты конференции и позицию федерации, которая не хочет нас слышать. На всеобщем собрании были видеоотчеты по работе комитетов, так товарищ Родионов, возглавлявший заседание апелляционного комитета по лицензированию, в своем обращении не смог даже верно сформулировать вопрос, по которому разбирали наше дело.
Во время выступления сперва сказал, что мы обращались с жалобой на отказ в выдаче лицензии, потом, что нам отказали в выдаче лицензии. Человек, получается, вольно или невольно вынес вердикт по нашему делу, не разобравшись в сути. Что это: невнимательность или вопиющая некомпетентность?

Д.Ш. А вопрос конфиденциальности? Это вообще больная тема. Шукан передал в прессу всю нашу внутреннюю информацию, вплоть до рубля. Это же не лезет ни в какие ворота. Прецедент.

Выскажусь и поводу слов Сергея Вагаршаковича о том, что федерация в 2015 году нас чуть ли не вытащила в высшую лигу. Так вот, 19 октября нам одолжили 200 миллионов белорусских рублей по старому курсу (это около 11600 долларов по тем временам). А 28 января 2016 года мы все вернули. То есть прошло чуть более трех месяцев. Да, существенная, нужная помощь. Мы благодарны за нее. Но логично показать полную картину.

В.М. Преподнесено все так, что мы никогда не вышли бы в высшую лигу без этих денег, что мы шантажировали федерацию тем, что можем сняться. Слушайте: мы претендуем на высшую лигу и снимемся за несколько туров?

Д.Ш. В моем понимании было бы честно поступить так: если вспоминаете о тех 200 миллионах, то расскажите, кому и какие займы давали в последние три года. Чтобы было видно, что "Крумкачы" действительно на особом счету. По моей информации, одалживали и другим — таких клубов как минимум три. И суммы бывали больше, чем у нас.

В.М. Еще пример, как нас тянут за уши. В прошлом июне было тяжелое время. Так получилось, не могли оплатить стадион. Обратились в федерацию с просьбой предоставить заем в размере 9000 белорусских рублей на две недели. Получили ответ: если нет денег, снимайтесь с чемпионата. А спустя месяц, по нашей информации, "Ислочь" получила от федерации такой же заем.

— Со стороны ситуация похожа на замкнутый круг: вы не хотите гасить долги, пока федерация не включит вас в процесс лицензирования, федерация не включает вас в процесс лицензирования, потому что вы не гасите долги. Может, стоило не ждать, а начать выплаты?

Д.Ш. Мое мнение: это передергивание и манипулирование общественным мнением. Как только на повестке станет финансовый вопрос, приедет инвестор и его снимет. Мы это гарантируем. Работники БФФ сами неоднократно подчеркивали, что дело не в деньгах. Но ведь в 2015 году "Белшина" проходила с такой же формулировкой. Ей дали только штраф. Но мы и так уже понесли огромные потери, не говоря даже об имиджевых. Минус очки в чемпионате, минус четвертьфинал Кубка, запрет на подписание игроков...

По-моему, это более чем достаточное наказание. Хорошо, дайте еще штраф. Но применять высшую меру... Так что требования партнера к нам вполне логичное. Нам не дают возможности привлечь деньги зарубежного инвестора. Как по мне, это преступление перед страной и футболом. Если отбросить весь негатив ко мне, "Крумкачам" и выписать факты на бумагу, все будет прекрасно видно.

— Ваге Мартиросян "пустышка"?

В.М. Ему не дают возможности доказать обратное. Денис разговаривал с Сафарьяном и сказал, что, если есть необходимость, Мартиросян приедет и встретится с ним. Это вообще не проблема. За неделю он потратил больше 80 тысяч долларов.

Д.Ш. Представьте его внутреннее состояние. Есть решение по статусу и переходам футболистов. Запрет на регистрацию новичков наложен до тех пор, пока не будет произведен расчет с шестью футболистами. Он приехал, мы закрыли вопросы по этим шести футболистам. Нам должны были снять запрет. Но в итоге продлили его и лишили двух очков.

— Но вы же умалчиваете, что к тому времени поступили заявления других игроков.

Д.Ш. По тем игрокам решения комитета еще не было. На собрании они только должны были рассматриваться. Просто кто-то перепрыгнул через ступеньку. Что человек должен был подумать?

— Многие сомневаются в платежеспособности инвестора. Какой все-таки у него бизнес?

Д.Ш. Дело в том, что я не сильно владею этой информацией. И она не очень мне интересна. Человек настроен решительно. Он даже пригнал машину в Минск. Второй вопрос. Что такое "пустышка"? Или "человек некрупного бизнеса"? А что, у нас есть в регламенте ограничения? Нигде не написано, что это должен быть крупный бизнесмен пятидесяти лет. Сафарьян на меня говорит: мальчишка. Мол, это взрослые игры, а вы ребячеством занимаетесь. Мне понравился один комментарий. Мол, Шунто, конечно, мудак, но где написано, что мудакам запрещено играть в высшей лиге? Во всей этой кутерьме люди забывают, что мы занимаемся футболом и, кто в какой лиге выступает, определяется на поле.

Мы говорили, что деньги будут абсолютно белыми. Налоги, все, как положено. Риска для федерации не вижу. К тому же больше половины бюджета мы зарабатываем сами. Были наметки по титульным партнерам. С Ваге созваниваемся каждый день. Ему интересно. И его тоже завела эта ситуация. Ему понравились наши болельщики, он влюбился в игроков. Но он же не дурак. Если ему дают сигналы, что его не желают здесь видеть? Он хотел заняться маркетингом, офисом. У меня в этом направлении были провалы. В отличие от спортивной части.

В.М. Он сказал: мне четко дали понять, что наша команда играть в высшей лиге не будет.

— Есть мнение, что на такое отношение федерации повлияли ваши слова про двоечников. Чисто по-человечески: в вашем ли положении использовать такую лексику?

Д.Ш. Думаю, это тоже сказалось. Как и перепалки с подчиненными Румаса. Это большой руководитель. Говоря откровенно, мне не хватило опыта. Лучше было бы встретиться и рассказать о своем видении белорусского футбола, прежде чем давать публичные комментарии.

— Жизнеспособность клуба можно было подтвердить, выйдя на кубковый матч. "Крумкачы" этого не сделали, и сомнений относительно вашей состоятельности стало еще больше…

Д.Ш. Говоря о шантаже, Сергей Николаевич эти матчи, наверное, и имеет в виду. Но это не шантаж — констатация факта. И наш посыл на сайте, возможно, тоже был неправильно понят. Никакого бойкота не было. Мы реально не имели возможности собрать состав. Уточнял у Ильича: можно ли заявлять любителей? Оказалось, нет.

Мы не могли даже набрать людей на стартовый состав. Просил разрешить участие тех игроков, которые заканчивали в нашей команде прошлый сезон и на сегодня были без контрактов. Это Богунов, Василевский, Алексиян, Драчев, Кнотько-Штерк. Тоже получил отказ. Мне было сказано договариваться с людьми, подавшими заявлениями, чтобы снять запрет. Других вариантов не было.

— Почему не удалось договориться с игроками?

Д.Ш. Начал с Филановича. И понял, что дальше звонить смысла нет. Мне было категорически отказано. Нужно было, чтобы каждый футболист прислал Ильичу смску, что он не против. Но договориться мы могли бы менее чем с половиной игроков. В Гродно, как уже известно, не сыграем. На сегодня у нас даже тренировки не проходят.

— Договориться в вашем случае — это ведь не отдать часть долга, а упросить потерпеть. Почему люди, не только футболисты должны верить вам в этой ситуации, если уже тысячу раз ваши обещания не выполнялись?

Д.Ш. А мне верить не надо. Я не прошу веры. Вы просто проверьте наши возможности. Дайте шанс инвестору реализовать свои желания. Мы сейчас заблокированы.

— Что за саботаж произошел в клубе, о котором сказано в заключении апелляционного комитета?

Д.Ш. У нас уволились почти все сотрудники. Имел в виду, наверное, бухгалтера. Она просто в какой-то момент перестала ходить на работу. Были проблемы.

В.М. Но это не оправдание, а объяснение, почему сроки были сорваны.

— Какие шаги предпринимали в межсезонье, чтобы обеспечить клуб финансами?

Д.Ш. В том числе искали господдержку. Но Мингорисполком четко дал понять, что не намерен помогать. Многие думают, что мы впервые занялись этим. Но ведь я ходил по тем же кабинетам еще в первой лиге. У нас была идея. Мы сменили прописку, теперь относимся к Минскому району. На нас вышла ДЮСШ №1 Минского района с предложением построить поле в Боровлянах.

В.М. Школа нашла фирму, которая готова была профинансировать проект в рамках 191 указа. С "Ислочью" не договорилась, вышла на нас.

Д.Ш. Подписали договор, по которому мы обещаем перечислять на строительство все деньги, которые будут поступать по указу. Наш интерес был в том, чтобы пользоваться этим полем и экономить. Плюс могли бы подпитываться детьми и избавиться от статуса отверженных. Потому что все потенциальные инвесторы всегда задают один и тот же вопрос: а почему у вас такие особенные отношения с государством? Но потом случились выборы, вопрос застопорился. В любом случае постараемся реализовать идею.

В.М. Затраты на инфраструктуру составляют практически половину нашего бюджета. На мой взгляд, господдержка должна быть направлена на развитие инфраструктуры. Вы, журналисты, можете подсчитать, сколько на футбол ежегодно тратится по 191 указу. И сколько на эту сумму можно построить полей.

Брест недавно анонсировал, что строит манеж за 400 тысяч долларов. За два года можно наделить полями все клубы высшей и первой лиг. Футболисты в той же первой лиге не должны думать: у нас нет денег, перспектив, в "вышку" все равно не попадем... В реальности же мы часто наблюдаем психологию не победителей, а проигравших. Государственные деньги должны тратиться на инфраструктуру, а зарплаты — зарабатываться.

— Как отнеслись к тому, что заявления о невыплате зарплат подала в федерацию новая группа экс-работников, в частности Челядинский?

В.М. Ситуация такая. Корабль тонет. К нему идут спасительные шлюпки. Почему-то все пассажиры хотят поместиться в первую. А в итоге тонут вместе с ним. Кому-то надо было подождать.

— В футбольный арбитраж подали по инерции или действительно верите в успех дела?

Д.Ш. Мы должны пройти все процедуры полностью. Плюс у меня есть надежда. Там хватает уважаемых людей.

В.М. Нам кажется, они не могут быть подвержены каким-то влияниям и интригам.

— Если все пойдет по худшему сценарию, как собираетесь рассчитываться с другими работниками клуба?

В.М. Есть закон. Клуб обязан это делать. Вопрос в возможностях и сроках.

Д.Ш. Вот, допустим, есть бар, и у него забирают лицензию на продажу алкоголя. Что с ним дальше будет? Тяжело сказать. Понятно, что мы не хотим банкротства и будем использовать все способы его избежать.

— Вас пугает такая перспектива?

В.М. Это вопрос к директору. И вообще об этом говорить пока рано.

— Во второй лиге "Крумкачоў" не будет?

Д.Ш. Опять же вопрос: зачем нам играть во второй лиге, если наше место в высшей? Мы ей полностью соответствуем. Какой смысл? Если федерация, условно говоря, посылает месседж: вы нахрен не нужны в футболе — мы что, пойдем во вторую лигу и будем заново доказывать? Кому? Что? Нам приводят примеры МТЗ, "Савита"… Но еще такого не было, чтобы клуб был готов играть, а ему ставили шлагбаум.

В.М. В том же "Партизане", когда он вынес вопрос на рассмотрение исполкома, не было вообще ничего.

— В белорусском футболе разочаровались?

Д.Ш. Нет. Думаю, этот чемпионат будет лучшим в истории. Есть пять очень сильных команд плюс крепкие "Неман", "Витебск". И очень хочется в нем поучаствовать. Любил, люблю и буду его любить. Это часть меня. Все было бы, конечно, проще, если бы существовала ПФЛ. Собрались бы 16 клубов — и все решили.

— Самая главная ваша ошибка в том, что "Крумкачы" не смогли найти инвестора, когда клуб был на пике?

Д.Ш. Так предложений не было. Даже переговоров. Единственные прошли, когда мы находились между первой и высшей лигой.

В.М. Ну как переговоры? Люди предложили: отдайте клуб бесплатно. Мы захотели обсудить цену. На этом все.

Д.Ш. В свое время расширили состав учредителей до пяти человек, что позволило нормально чувствовать себя в 2016-м. Все, что можно, мы делали.

В.М. Никто не хочет становиться инвестором в клубе без господдержки. Всем интересна только она.

Д.Ш. Несколько раз у нас интересовались, готовы ли мы к переговорам. А потом начинали собирать информацию, узнавали про господдержку, федерацию... Это в том числе заблуждение Сергея Николаевича Румаса. Он говорил: по моим сведениям, у вас было два предложения, но вы отказались продавать клуб. Я спрашиваю: скажите, кто предлагал?

— Тогда в чем ваши ошибки?

Д.Ш. Это разговор не на один час.

В.М. Их было много. Ошибка Дениса в его человечности, романтизме. Он все время видит в людях именно людей.

Д.Ш. Еще одно заблуждение — якобы Шунто вышел в высшую лигу и рассчитывал попасть в еврокубки с наскока. Но я уважаю белорусский футбол и понимаю, насколько это сложно. Нужно быть полным придурком, чтобы рассчитывать обогнать минское "Динамо" на дистанции. Мы мечтали об этом, но ставки не было. Прекрасно отдаю себе отчет, что еврокубки глобально не решили бы наши проблемы.

— Игроки нередко рассказывают в интервью, как "Крумкачы" их обманывали. Претензии справедливы?

В.М. Как сказать... Если человек не получил свою зарплату, значит, справедливы. Другое дело, люди прекрасно понимали, что шли не в "ПСЖ". Они получили возможность перезапустить карьеру. Естественно, мы виноваты. И благодарны всем, кто работал в клубе в свое время. В первую очередь тем ребятам, которые обходятся до сих пор без официальных разбирательств.

Это и Женя Шикавка, и Филипп Иванов, и Сергей Корсак, Леша Василевский, другие ребята. Но интересно задать вопрос, например, тому же Иванову. Согласился бы он терпеть год, но потом подписать контракт с минским "Динамо"? Всегда важен результат. У футболистов, и мы за них рады, — он есть. Какой результат у клуба и Дениса — можем наблюдать сейчас.

Д.Ш. Если бы у всех сотрудников спросить, жалеют ли они, что были в клубе, думаю, процент сожалеющих получился бы даже ниже, чем в других клубах. Хотя это нас не оправдывает.

— Какая общая сумма задолженностей у клуба на сегодня?

Д.Ш. На 1 января она равнялась 790 тысячам рублей. Но из них 200 тысяч — то, что клуб должен лично мне по займу. Сейчас эта сумма в районе 400 тысяч рублей. Рублей, а не долларов, как говорят в федерации. Даже Сергей Николаевич согласился, что по футбольным меркам это не так уж и много.

В.М. Было бы справедливо, чтобы нам сказали: ребята, вам неделя, чтобы закрыть все финансовые вопросы. Не справились — значит, не справились.

Д.Ш. Вообще мы словно смотрим кино из 90-х. Твое тупо отжимают. Выставляют на улицу и говорят: здесь будем жить мы. Беспредел. На наш взгляд, происходящее похоже на рейдерский захват нашего места в высшей лиге. Хочу, чтобы просто вернули то, что нам принадлежит.

Сергей Мордасевич.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер