В мире

Убить по русски

27 декабря 2010, 22:32
1164
В мире EX-PRESS.BY
0
Беспорядки на Манежной площади поставили власть перед необходимостью признать наличие в России национализма и отсутствие национальной политики.

Покуда власть боролась с «несогласными», охраняла Триумфальную площадь от либеральных интеллигентов и преследовала участников «движения синих ведерок», в России выросла и оформилась реальная опасность для демократии и стабильности — совершенно неуправляемое, но весьма агрессивное националистическое движение. Точное число его участников невозможно подсчитать, но, по мнению социологов, каждый десятый (!) россиянин в любой момент готов присоединиться к возмущенной толпе, и больше половины населения одобрит такой поступок.

В нашей статье нет необходимости подробно описывать хронологию событий, последовавших за убийством в Москве спартаковского болельщика Егора Свиридова. Но важно заметить, что власть оказалась совершенно не готова встретиться лицом к лицу с возмущенной толпой. Политические партии почти неделю вообще никак не реагировали на прокатившиеся по Москве беспорядки. А затем председателя Высшего совета «Единой России» Бориса Грызлова хватило только на то, чтобы назвать смерть Свиридова «неприятным событием». С любопытными суждениями выступил и замглавы администрации президента Владислав Сурков. Он заявил, что «11-е происходит от 31-го», имея в виду, что это либеральная оппозиция подает дурной пример «добрым горожанам». По словам Суркова, либералы «вводят в моду несанкционированные акции, а нацисты и жлобы этой моде следуют». Впрочем, тема ответственности либералов за Манежную площадь, к счастью, дальнейшего развития не получила ввиду явного противоречия здравому смыслу.

Зато в минувший вторник премьер-министр Владимир Путин встретился с болельщиками, посетил могилу Свиридова на Люблинском кладбище и признал, что проблема национализма в России существует. Но вот бороться с ним, по мнению главы правительства, нужно не только силовыми методами, как предложил президент Медведев, а «уважением традиций чужих народов». «Для не уважающих эти традиции правила регистрации приезжих в крупных городах могут быть ужесточены», — пригрозил Путин.

Насколько эффективен окажется метод «уважения и ужесточения», покажет время, но уже сейчас понятно, что власти придется искать подходы и выстраивать отношения с «национал-оппозицией». Задача эта не из легких, так как отечественная радикальная оппозиция крайне неоднородна. По разнообразию идеологических платформ она похожа на слоеный пирог. В ходе многочисленных бесед с сотрудниками подразделений по борьбе с экстремизмом журналисты «Профиля» постарались выделить основные, наиболее заметные радикальные националистические течения и нарисовать их «политическую физиономию».

БОЕВЫЕ БРАТСТВА

Наиболее серьезными и хорошо подготовленными наши собеседники из спецслужб считают национально-патриотические организации, объединяющие бывших военных. По словам сотрудника департамента противодействия экстремизму (ДПЭ) МВД РФ Дмитрия Добрых, наиболее яркий пример такой организации — «Ополчение имени Минина и Пожарского» («Народное ополчение»), которое возглавляет полковник Владимир Квачков, подозревавшийся в подготовке покушения на Анатолия Чубайса
. Вокруг этой организации в последнее время происходили загадочные события. В частности, 28 октября попал под электричку и погиб генерал-лейтенант Григорий Дубров. Он в последнее время входил в президиум Русского офицерского собрания. Дубров резко критиковал нынешнее российское и армейское руководство с крайне националистических позиций. Его перу принадлежит запрещенная в РФ книга «Русские генералы о еврейской мафии». Генерала Дуброва считают одним из идеологов «русского офицерского сопротивления» и духовным наставником Квачкова. Вокруг обстоятельств смерти Дуброва достаточно неясностей, и в офицерских собраниях многие считают, что это было убийство. По крайней мере такое мнение высказал председатель Союза офицеров, подполковник Станислав Терехов.

В феврале этого года под председательством генерала Дуброва прошло Общероссийское офицерское совещание, на котором было принято решение о подготовке смещения властного тандема. Тогда же стало известно, что военная оппозиция начала подготовку нового ГКЧП. Свидетельством того, что спецслужбы серьезно отнеслись к этим угрозам, стал арест Владимира Квачкова. В минувший четверг полковник был задержан в своей квартире на Бережковской набережной. В тот же вечер Лефортовский суд арестовал его по обвинению в попытке организации вооруженного мятежа. Как сообщил «Профилю» адвокат Квачкова Алексей Першин, в ходе обыска изъято несколько коробок с документами, касающимися деятельности «Народного ополчения». Со ссылкой на представителей ФСБ Першин пояснил, что силовики искали карты, схемы и планы подготовки мятежа.

Если говорить о финансовой состоятельности таких движений, то можно привести один пример. Этим летом в доме Квачкова и активистов его организации в десятках регионов России прошли обыски. Источник «Профиля» в Службе по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (СЗКСиБТ) ФСБ РФ на условиях анонимности рассказал, что у Квачкова нашли около $1 млн наличными и документы, подтверждающие приобретение средств связи на сумму более $300 тыс. В контрразведке эти обстоятельства расценивают как вполне реальную угрозу, поскольку деньги националистически настроенные офицеры тратят не на покупку предметов роскоши, а на финансирование реальной боевой подготовки и техническое оснащение своих организаций. Бойцы «Ополчения Минина и Пожарского», по словам нашего собеседника, тренируются по восемь часов в день, а с учетом того, что большинство из них — выходцы из спецподразделений, уровень подготовки таких групп весьма высок.

Националистические и радикальные взгляды получают все более широкое распространение в среде отставных военных. Две кавказские войны, невнятная миграционная и национальная политика государства, социальные проблемы создают для них питательную среду. По мнению нашего собеседника, в последнее время наметилась еще одна тревожная тенденция — перенос протестных настроений из околоармейской среды в сами вооруженные силы. По свидетельству одного из наших источников, недавно полковник Квачков приезжал с частным визитом в одну из подмосковных частей. Так там офицеры во главе с командиром части выстроились в очередь, чтобы с ним сфотографироваться. Многим офицерам не нравится то, что происходит сегодня в стране и в армии, а в национал-патриотических организациях им предлагают близкие и понятные идеи и привычную систему вертикального подчинения. Во главе которой к тому же стоят не политики и менеджеры, а боевые офицеры.

В спецслужбах очень серьезно относятся к деятельности таких групп, хотя о них мало что известно. Сложность агентурной работы состоит в том, что в «боевых братствах» много бывших сотрудников спецслужб, и внедрить туда агентов непросто. Есть данные, что наиболее решительные национал-патриоты всерьез рассматривают варианты захвата ракетных частей и покушения на персон из списка ФСО. Понятно, что подготовка и проведение таких операций, а также преодоление возможных последствий (судебные издержки, нелегальное проживание, выезд за границу) требует соответствующей материальной поддержки.

Финансирование национал-патриотических объединений идет из нескольких источников. Первый, но далеко не главный, — членские взносы. Другое дело — взносы сторонников из числа бывших офицеров, которые теперь владеют успешными коммерческими структурами или занимают там высокие посты. Они могут не быть членами организации, но их вклады измеряются совсем другими цифрами и, по мнению наших источников как в ФСБ, так и в МВД, таких спонсоров среди успешных бизнесменов не так уж и мало. И, наконец, пожертвования прочих сочувствующих, не имеющих никакого отношения ни к армии, ни к националистическим организациям. Пожертвования, кстати, являются весьма заметной статьей доходов радикальных группировок. Это объясняется наличием огромного числа «кухонных патриотов» — людей, которые разделяют националистические взгляды, но в силу разных причин не могут позволить себе участие в акциях прямого действия. Однако они охотно перечисляют деньги на счета электронных кошельков, которые есть у каждой радикальной организации. Таких переводов очень много, и суммы жертвуются самые разные — от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей.

НАЦИ VS АНТИФА

Следующая группа — праворадикальные националистические группировки. Их называют скинхедами, нацистами и даже фашистами. Все они, так или иначе, вышли из баркашовского «Русского национального единства» (РНЕ). В отличие от национал-патриотов из числа военных, они пока не строят планов захвата власти, а разнообразная фашистская символика не более чем упаковка для обычного национализма. Однако большинство преступлений на национальной почве совершено именно этими людьми. Артур Рыно утверждал на допросах, что он убил 37 человек, из них около 20-ти — вместе с Павлом Скачевским. В декабре 2008 году Рыно и Скачевский получили по 10 лет колонии. Еще пятеро обвиняемых из их группы получили от шести до 20 лет.

По словам Дмитрия Добрых, такие движения ежегодно пополняется тысячами молодых парней, которые искренне не понимают, почему они должны терпеть национальную самобытность, а также и противоправные действия приезжих. В националистических организациях молодым людям предлагают простое решение — ночь, улица, кастет…

В декабре 2008 года на крыльцо управы района «Можайский» подбросили отрезанную голову гастарбайтера из Таджикистана. Ответственность взяли на себя представители Боевой организации русских националистов (БОРН). Они отправили сообщения с фотографией головы на электронные адреса правозащитных организаций. За два месяца до этого в Можайском районе таджикский гастарбайтер изнасиловал и убил 16-летнюю Анну Бешнову, а националисты пообещали мстить инородцам. Позже, в сентябре 2009 года, БОРН взяла на себя ответственность за расстрел студента из Азербайджана Расула Халилова. Он входил в группировку «Черные ястребы» и вместе с шестью земляками обвинялся в нападении на славян в столичном метро.

5 мая этого года в салоне связи «Евросеть» в Бибирево 48-летний Сос Хачикян избил сотрудницу магазина, которая в результате побоев потеряла ребенка. Спустя две недели в Интернете опубликовали личные данные Хачикяна, а 15 сентября его труп с пробитой головой обнаружили в квартире на северо-востоке Москвы. Убийца оставил листовку: «БОРН».

Радикальные националисты весьма решительны в отношении своих оппонентов, но их проблема — в отсутствии горизонтальных связей и постоянных трениях и разборках внутри движения, провоцируемых, в том числе, и спецслужбами. По сведениям «Профиля», спецслужбы в течение достаточно длительного времени занимались реализацией проекта «Контролируемый национализм». Он предполагал создание националистических организаций, подконтрольных спецслужбам. В полной мере этот проект реализовать не удалось, но во многие молодежные группы госбезопасность внедрила свою агентуру. В результате спецслужбам удалось развалить целый ряд праворадикальных группировок. Неслучайно громкие судебные процессы последнего времени были связаны как раз с деятельностью националистов.
В мае 2008 года Мосгорсуд приговорил членов организации «Спас» Николая Королева, Илью Тихомирова, Олега Костырева и Сергея Климука к пожизненному лишению свободы. Присяжные признали их виновными в организации взрыва на Черкизовском рынке в 2006 году, в результате которого погибли 14 человек и 47 пострадали. Еще четырем обвиняемым были назначены сроки заключения от двух до 20 лет.
В октябре Мосгорсуд вынес приговор членам группировки «Белые волки». Предполагаемого лидера Алексея Джавахашвили осудили на 7 лет, еще 12 членов группы осуждены за 15 убийств на сроки от 6,5 лет до пожизненного заключения.

В настоящее время Московский окружной военный суд рассматривает дело 13 членов Национал-социалистического общества. НСО было основано в 2004 году. Первоначально планировалось создать легальную национал-социалистическую партию, но регистрацию получить не удалось, и к 2007 году НСО превратилось в боевую группу. На ее счету по меньшей мере 25 убийств.

Считается, что, в отличие от армейских национал-патриотов, националистические движения имеют более скромные финансовые возможности. По мнению Дмитрия Добрых, основные пожертвования проходят наличными или в адрес конкретных руководителей. По большей части это взносы членов организации в пределах от 300 рублей до 1000 рублей. Существуют и электронные кошельки, но деньги туда поступают небольшие. Однако есть и факты, противоречащие теории «малобюджетного национализма». Когда в марте 2009 года арестовали лидера НСО Максима Базылева по кличке Адольф, на его банковских счетах обнаружили порядка 200 млн рублей. Откуда взялись эти деньги, осталось загадкой: после ареста Базылев покончил с собой, вскрыв вены в камере на Петровке. Одно известно более или менее точно: националистические движения не финансируются из-за границы, так как зарубежные институты и фонды никогда не будут иметь дела ни с чем, что хоть как-то связано с фашизмом, пусть даже карикатурным.
Зато находятся люди, готовые поддержать радикалов деньгами, находятся внутри страны. Те, кто в середине 1990-х дрался по дворам, сейчас выросли и стали бизнесменами, способными профинансировать идейно близкие движения. Далеко за примерами ходить не надо: один из лидеров «Северного братства» Антон Мухачев — гендиректор торгового дома «Кудиново» — человек небедный; лидер «Русского общества» Максим Грицай и глава ДПНИ Александр Белов связаны со строительным бизнесом.

Есть у националистов и еще одна статья доходов — заработки от участия во всевозможных акциях. Надо, например, какому-то бизнесмену создать проблемы конкуренту с соседнего рынка. Туда приезжают бритоголовые, с криком «Россия для русских!» разносят ларьки, получают «пожертвование» и уезжают. Дополнительно оплачивается охрана концертов, где выступают группы с соответствующим репертуаром. Недавний инцидент в клубе «ХО» — наглядная иллюстрация. Во время концерта националистически ориентированной рок-группы в клуб ворвались около 20 неизвестных и напали на молодых людей, охранявших мероприятие. В результате перестрелки с применением травматического оружия 6 человек получили ранения. Охраняли вечеринку члены одной из националистических группировок, а напали на них представители движения «Антифа».

«Антифа» или «Афа» (сокращение от антифашизм) стоит несколько особняком в списке радикальных организаций. «Антифа» — явление, позаимствованное у Запада, как и движение скинов, которые еще в 1990-е разделились на наци-скинов и скинов-антифашистов. Но корни у этих движений одни, и, если не разбираться в модных марках одежды и музыкальных пристрастиях активистов, то отличить их друг от друга будет не так легко. Одна из крупнейших антифа-группировок называется МТС (Moscow Trojan Skins). Во главе организации стоят братья Солоповы. Один из них — Максим — был задержан после нападения на здание химкинской администрации. Антифа готовы уничтожить любого, кого заподозрят в проявлениях национализма, патриотизма и даже государственничества. При этом их методы борьбы и подходы их идеологических противников похожи до степени смешения.

В прошлом году один из активистов движения «Антифа» Алексей Олесинов по кличке Шкобарь получил год колонии за драку с охранниками московского клуба «Культ».
7 марта 2008 года у Генконсульства США в Санкт-Петербурге несколько православно-патриотических организаций провели санкционированный пикет против признания независимости Косово. Когда участники мероприятия расходились, на них напала группа из 15 бритоголовых. С криком «Антифа!» они избили трех пикетчиков и скрылись.

17 сентября 2006 года в Санкт-Петербурге группа молодых людей в масках, вооруженных ножами и бутылками, напала на пикет в поддержку русских жителей Кондопоги на Пионерской площади. В результате нападения несколько человек, включая случайных прохожих, получили ножевые ранения и черепно-мозговые травмы. Милиция задержала около 20 нападавших, которые заявили, что принадлежат к антифашистскому движению. Прокурор требовал 6 лет лишения свободы для главного обвиняемого, Олега Смирнова, и двух его подельников, но в итоге подсудимые получили по году условно.

Заметим, что есть серьезное отличие в источниках финансирования «Антифа». Помимо тех же каналов, что и у правонационалистических группировок, антифашисты получают деньги из-за рубежа. Международным фондам ничто не мешает открыто поддерживать антифашистские организации. Несмотря на неформальный характер движения, группы антифа сотрудничают с различными правозащитными организациями. Например, сайт Antifa.ru с 2003 года зарегистрирован на Молодежное правозащитное движение (Youth Human Rights Movement) с офисом российского отделения в Воронеже. Эта организация регулярно получает иностранные гранты. Из отчетов Фонда Макартура видно, что в 2004—2005 годах МПД было выделено $100 тыс. на антифашистскую деятельность и еще $225 тыс. на те же цели в 2006—2008 годах.
Существует, однако, предположение, что проблема освоения этих средств становится причиной разногласий внутри организаций. О том, что эти конфликты весьма серьезны, по мнению Дмитрия Добрых, свидетельствует серия профессионально исполненных убийств. В последнее время антифа потеряли таких лидеров, как Нок (Федяй) и Ваня-Костолом. По одной из версий, они стали жертвой интриг внутри организации, хотя соратники уверяют, что с ними расправились нацисты.

Попытки спецслужб взять движение «Антифа» под контроль дали неожиданный результат. По словам сотрудника СЗКСиБТ, оно тоже входило в проект «Контролируемого национализма», и изначально эту поляну окучивала ФСБ. Но после ликвидации РУБОПов множество оперативников пополнили подразделения по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Однако террористов на всех не хватило, и вся эта компания устремилась в ультраправые группировки. Началась привычная работа по вербовке агентуры, созданию подконтрольных групп и т д. Это привело к тому, что, потратив уйму времени на разработку очередной группы, задержанных приходилось отпускать, так как у них обнаруживались документы штатных агентов и кураторы с Лубянки или с Житной. По негласному закону, агентуру трогать нельзя. Но при этом создается абсурдная ситуация, когда агентом может оказаться любой скинхед.

ДВИЖЕНИЯ БЕЗ ПРИСОЕДИНЕНИЯ

Но если спецслужбы так плотно всех контролируют, то кто же тогда режет головы гостям столицы? И почему становятся возможными такие неконтролируемые выбросы протестной энергии, как на Манежной площади? Как рассказал Дмитрий Добрых, есть группы, которые не примыкают ни к одному из радикальных движений, а существуют сами по себе и общаются исключительно в своем кругу. Внедрить агента в такую структуру очень сложно, так как люди со стороны в нее не приходят. Каждого «новобранца» рекомендуют члены группировки, лично с ним знакомые не один год.

Пример такой группы — родноверы, последователи древнеславянского языческого культа огнепоклонников. Безумно жестокие и кровожадные, они расправлялись с любыми иноверцами и инородцами. На совести их современных последователей самые кровавые и жестокие убийства последних лет. В октябре этого года вынесен приговор родноверам Станиславу Лухмырину, Давиду Башелутскову и Евгении Жихаревой. Они получили 21, 9 и 8 лет лишения свободы соответственно. Молодые люди обвинялись в кровавых расправах над гастарбайтерами. На теле уроженца Узбекистана Кунгерова, убитого в Филевском парке 14 января 2009 года, эксперты насчитали 168 ножевых ранений. Согласно обвинительному заключению, за пять месяцев родноверы совершили десять убийств и пять покушений. В итоге их поймали, но контролировать эту среду не научились. В отношении аналогичных групп работа каждый раз начинается с чистого листа.

Следует учитывать и такую особенность вышеперечисленных групп, что все они вооружены травматическим и гладкоствольным охотничьим оружием. Определенная часть финансирования идет на покупку этого оружия, обучение стрельбе и рукопашному бою.

Милиция и ФСБ за последние годы научились противостоять организациями, которые имеют руководство и структуру. Но у таких, как родноверы или группа Рыно, всего этого нет, и знакомые методы упреждения там не работают. Бесполезны они и в случае с бытовым терроризмом, когда акции планируют два товарища, не входящих вообще ни в какие организации. После нескольких задушевных бесед о перекосах в миграционной политике они собирают из подручных материалов бомбу и несут ее на ближайший рынок. Примерно по такому сценарию развивались события, предшествовавшие взрыву на Черкизовском рынке. Наши собеседники признают, что вычислить таких террористов заранее и предугадать их действия практически невозможно. Они не вступают в переговоры и коалиции, не выставляют ультиматумов, и не пишут воззваний. Как и в случае с Ленинградским проспектом, эти угрозы возникают неожиданно, когда остается единственный и малоэффективный способ их решения — силовой.

Возвращаясь к событиям на Манежной, стоит отдельно сказать о футбольных фанатах, которые неожиданно для многих стали консолидирующей силой протеста. Футбольные хулиганы, или ультрас, были всегда, но в последние годы, на фоне других угроз, они как-то выпали из поля зрения спецслужб. За это время к ним примкнуло большое число скинхедов и других националистов из разгромленных спецслужбами группировок. И 11 декабря стало ясно, что именно болельщики образуют наиболее подготовленные, организованные и боеспособные молодежные группировки. Сегодняшние футбольные фанаты — это не гопота с арматурами и бутылками. Это хорошо подготовленные и обученные бойцы. В первых шеренгах таких объединений, как «Фратрия» или «Ярославка», стоят кандидаты и мастера спорта по боевым видам. Поддержка клубов, хорошие пожертвования и подработка в качестве охранных структур позволяют фанатским группировкам выделять достаточно средств на физподготовку и проведение мероприятий, будь то выезд на матч или протестная акция.

Оказалось, что изначально аполитичное фанатское движение способно быстро политизироваться, причем воспринимает оно отнюдь не либеральные идеи. «Старшие товарищи» из числа национал-патриотов сразу же заявили о поддержке протестных выступлений молодежи и необходимости объединиться в борьбе против общего врага. По словам Владимира Квачкова, «русские офицеры не могут оставаться в стороне, когда их дети выходят защищать свою Родину». Возможно, именно осознание опасности этих процессов и побудило премьера Путина отправиться на Люблинское кладбище и говорить об уважении к традициям и ужесточении регистрации.

Однако главная проблема, на наш взгляд, состоит в том, что русские националистические группировки опираются на мощную поддержку населения. У нас в стране единственной формой социального протеста многие годы являлась этническая. Люди, которые поддерживают националистические группы, есть и в органах власти, и в правоохранительных структурах. Так, например, депутат-единоросс Максим Мищенко до декабря 2009 года сотрудничал с «Русским образом». При этом у части российского истеблишмента существует иллюзия, что ультраправыми группами легко манипулировать, что националистов, как в свое время «Родину», можно в любой момент создать и так же легко распустить. Но это не так. Те или иные организации уходят, настроения остаются.

Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер