В мире

Почему в президентской гонке во Франции лидируют фашисты

21 марта 2011, 11:30
1122
В мире EX-PRESS.BY
0
До президентских выборов во Франции еще целых 14 месяцев, кандидаты не заявлены, программы по очаровыванию избирателей только в процессе написания. Но борьба за цифры и проценты уже началась. Да так, что искры летят.

Результаты сразу нескольких опросов общественного мнения, проведенных на прошлой неделе, заставили всю верхушку политического Олимпа Франции забиться в панических конвульсиях. Пока комментаторы и эксперты судили да рядили, кто же из социалистов способен победить в президентской схватке Николя Саркози, который явно намерен идти на второй срок, оказалось, что французских избирателей эта старая двухпартийная борьба вообще не интересует. Большинство опрошенных (24%) собираются голосовать в первом туре за националистов, а именно за дочку одиозного основателя партии «Национальный Фронт» Жан-Мари Ле Пена, «железную леди» Марин.

Такой сценарий был воспринят правыми и левыми политиками не иначе, как пришествие антихриста в юбке, предвестие политического апокалипсиса, суицида демократии и уничтожения социально-экономической системы. Поднялся переполох. Левые давай пенять на правых: вот, мол, доигрались, запугали народ иммиграцией, исламизацией и глобализацией. Боком вам вышли заигрывания с ультраправым электоратом. Пока гонялись за журавлем в небе, синица-то в руках издохла.

Правые, в свою очередь, накинулись на социологов: неправильно опросы проводят, сомнительными методами пользуются, вот и выходит чепуха. Щелкнули по носу и журналистов: вашими стараниями Марин Ле Пен во всех газетах, на всех радиостанциях и телеканалах в таком избытке, что хоть ложкой хлебай.

Помирать, пожалуй, все же рановато. За год с лишним до выборов опросы избирателей могут служить только градусником для измерения приблизительных настроений и ожиданий в обществе. Тем более, пока между всеми потенциальными кандидатами, судя по тем же опросам, разрыв составляет от 1% до 3%. Но и не обратить внимание на стремительный рост популярности «Национального Фронта» было бы опрометчиво: всего за пару последних месяцев количество симпатизирующих Марин Ле Пен французов практически удвоилось. А это уже опасная тенденция. И президентские приспешники из «Союза за народное движение», и социалисты одинаково правы в причинах возрождения марки «Ле Пен». Но только от части.

Саркози допустил промашку, решив сесть на того же конька, который ввез его в Елисейский дворец в 2007 году. Тогда он успешно разыграл «лепенскую» карту. Его программа была построена вокруг защиты национальной идентичности, проведения суровой иммиграционной линии и политики безопасности. Каждому по заслугам и по способностям. Нуждающимся по потребностям. И, конечно, коронное «кто больше работает, тот больше должен зарабатывать». Это рождало надежды для многих. И тем сильнее сегодня ощущается разочарование и раздражение этих людей, поверивших в сказку со справедливым концом про трудолюбивую Золушку. Саркози списывает все экономические неудачи на мировой кризис и поздравляет себя с его успешным, по его мнению, преодолением, приводя в пример по списку все страны, где «ситуация гораздо серьезнее». Будьте же оптимистами, мадам и месье. А мадам и месье упорно видят стакан с бордо наполовину пустым.
 
В области национальной безопасности тоже похвастаться особо нечем. Затрагивать социальную тематику на фоне жилищного кризиса, роста безработицы и снижения покупательной способности – просто суицид в преддверии выборов. Поэтому, удобряя почву к новой предвыборной кампании, Саркози предпочитает – без меры – эксплуатировать иммиграционную тему вкупе с вопросом о французской национальной идентичности. В прошлом году активно запугивали нашествием цыган (об этом я писала здесь), а «понаехавших» иммигрантов выставляли виновниками всех проблем (подробнее тут). В этом же году намечается более точечная атака по мусульманам – национальные дебаты «о месте ислама во Франции». Уже от одной формулировки разит дискриминацией и ксенофобией (подробно об этих дебатах я напишу в ближайшее время).

Очередные правительственные перестановки объясняются не министерскими промашками, а необходимостью зорко отслеживать последствия арабских революций, которые могут привести к всплеску «терроризма и вывести миграционные потоки из-под контроля». На фоне стремительного падения рейтинга Саркози все это нагнетание страхов, запугивание призраками льет воду на мельницу Марин Ле Пен. И неважно, что она не может предложить ни одного внятного решения по всем этим проблем, а ее экономическая и социальная программа может обернуться катастрофой для страны. Но если эта охота за дикими козлами отпущения продолжится и дальше, она одна останется в выигрыше.

[Марин Ле Пен. Фото: Reuters] Социалисты тоже несут свою долю ответственности за восхождение звезды Марин Ле Пен. Их стратегия – бесконечно облаивать правительство и Николя Саркози, не предлагая при этом никаких альтернативных решений, – попросту всех утомила. В соцпартии нет единого «лица». Есть несколько довольно популярных и, надо признать, перспективных лидеров. Но это как раз тот случай, когда количество вредит качеству, внося неразбериху в умы избирателей и создавая какофонию в речах потенциальных кандидатов.
 
Так что получили в итоге? На сторону «Национального Фронта» перебежало 21% бывших саркозистов и 15% бывших левых и ультралевых избирателей. Националистов в очередной раз раньше времени списали со счетов, а зря. Подобный сценарий уже был 21 апреля 2002 года, когда против Ширака во второй тур президентских выборов вместо премьера-социалиста Жоспена ко всеобщему изумлению вышел папаша Ле Пен. Шок был настолько велик, что Жоспен в тот же день подал в отставку и заявил, что уходит из политики вовсе.

Но все же главная причина популярности Марин Ле Пен – только в ней самой. В течение многих лет она оставалась в тени Жан-Мари Ле Пена, защищая отцовские тылы в роли верной советчицы и вице-президента «Национального Фронта». Взявшей бразды правления в свои руки в середине января Марин всего за два месяца удалось вытащить партию закоренелых «ксенофобов, расистов и антисемитов» из маргинальной ниши, придав ей блеска и гламура, но при этом ни на йоту не отступив от основной партийной линии. Продукт остался тем же, но упаковка стала выглядеть значительно аппетитнее.
 
В отличие от своего отца, известного своими агрессивными и провокационными заявлениями, Марин создала себе образ уверенной, мужественной, современной женщины, матери троих детей и защитницы малообеспеченных слоев населения. Адвокат по образованию, она умело общается как с торговцами на рынке, так и с журналистами, делая рейтинг передачам, в которые ее приглашают. Умеет и шутку, если надо, ввернуть, и меткий намек. Картина на стене в офисе? Да это «близкая подруга израильтянка» нарисовала. Кстати, в ближайшее время Марин собирается к ней в гости в Израиль, чтобы «посетить эту прекрасную страну». Отличный ход, чтобы откреститься от скандальных заявлений родителя о том, что газовые камеры – всего лишь «деталь истории Второй мировой войны».

Какое хобби у мадам Ле Пен? В свободное от материнства и политической борьбы время Марин любит расслабляться в тире. Недавно опробовала Glock – «это что-то невероятное!». Просто Сара Пэйлин и Робин Гуд в одном флаконе из под «Шанель».
 
В программе «Национального Фронта» ничего кардинально не поменялось, изменился только подход к избирателю. Несколько примеров: НФ как и раньше бурно выступает против абортов, при этом Марин Ле Пен, затрагивая эту тему, предпочитает говорить о том, что противозачаточные таблетки должны оплачиваться государственной медицинской страховкой.

Марин выражает сочувствие иммигрантам, которые «не могут достойно жить в их стране», а на сайте НФ по-прежнему висят умозаключения о том, что иммигрантам необходимо «перекрыть кран с кислородом»: закрыть границы, отменить пособия, запретить воссоединение семей и прочее. Если при папаше Ле Пене девизом националистов была «Франция для французов», то при Марин – «Французы в первую очередь». Почувствуйте разницу, как говорится.

Еще год назад открыто заявлять о поддержке НФ было как-то стыдно и неприлично. Кто голосовал, не кричал об этом на каждом перекрестке. А сегодня о «феномене» Марин Ле Пен восхищенно пишет даже гламурно-домохозяечный «Elle».

Марин Ле Пен омолодила движение. По сравнению с дряхлым, маразматичным и агрессивным стариканом Ле Пеном, ее выдержанность, умеренная жесткость в речах импонирует не только традиционному электорату НФ, но и многим разочаровавшимся в сегодняшней политике Саркози&Со или невнятных оппозиционных социалистах. Но обновленный имидж – это только полдела. Для победы нужны и конкретные предложения, а с этим у Марин пока проблемы.
 
Есть во Франции такая предвыборная примета: наиболее популярный кандидат в президенты за год до выборов в итоге никогда их не выигрывает. Но если французские правые и социалисты в ближайшее время не стряхнут пыль и плесень со своих кабинетных пиджаков и предвыборных программ, не заговорят с избирателем честным, открытым языком, Франция рискует пополнить список европейских стран, где националисты уже прочно оккупировали общественно-политическую трибуну.

Екатерина Малыхина
Slon.ru
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
В мире
Любовь Соболь задержана возле своего дома «за призывы к акциям протеста»
Общество
«Эпидемиологическая обстановка постепенно улучшается». Часть белорусских больниц возвращается к обычному режиму работы
Спорт
На сборы за границу клубы не пускает Минспорта, а не АБФФ. Вот как это отразится на уровне белфутбола
Общество
С начала года в изоляторе на Окрестина отказываются принимать передачи
Общество
Белорус Влад Бумага возглавил Топ-10 YouTube-каналов по влиятельности в России
Общество
СМИ утверждают, что Кушнера избили, он это отрицает. Рискнёт ли гомельский вор в законе начать в Беларуси криминальную войну?
В мире
Европарламент об аресте Навального: «Северный поток - 2» надо остановить
Общество
Юлия Слуцкая: На своей шкуре почувствовала, как при одном БТ невозможно узнать о происходящем
Политика
Неисчезающий российский мираж, или «Опять эта проклятая неопределённость»
Общество
Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
ВСЕ НОВОСТИ