В мире

Беспартийные против бессовестных

25 декабря 2011, 18:03
880
В мире EX-PRESS.BY
Митинг на проспекте Сахарова стал самой многочисленной из всех декабрьских акций протеста против фальсификаций на думских выборах. Выполнят власти требование провести новые выборы в Думу или нет, но теперь очевидно — отныне им придется иметь дело с новой многочисленной партией — партией беспартийных россиян.

Партия беспартийных

К проспекту Сахарова люди шли поодиночке, парами и компаниями. Шли по неочищенным тротуарам, хлюпали по серой снежной жиже на обочинах, и в итоге сливались в один пестрый поток. Ближе к месту сбора он густел, разрастался и с трудом втискивался в каменный мешок проспекта. Люди на ходу раздавали друг другу белые ленточки или белые значки, листочки про украденные властью выборы и шутили с зябнувшими полицейскими:

— А если нас десять миллионов выйдет, что делать будете?

Тех, кто две недели назад ходил на митинг на Болотную площадь, можно было опознать по значку: «Я был на Болотной, я пришел на Сахарова!». Или по потрепанному плакату с не потерявшим актуальности лозунгом про нечестные выборы и жулика Чурова. Шутнику Путину, сравнившему белые ленточки с контрацептивами, адресовались свежеизготовленные политкорректные плакаты с белой лентой, презервативом и вопросом «А ты видишь разницу?» и неполиткорректные с безапелляционным выводом «Если сам #уй, везде мерещится контрацептив» и предупреждением «Путин — повторно не использовать».

Пенсионеры, студенты, менеджеры, топ-менеджеры, актеры, писатели, поэты, журналисты, партийные и беспартийные (последних было подавляющее большинство) — внимательно слушали вырывавшиеся из динамиков пламенные речи. Про Россию без Путина в исполнении Немцова и Каспарова. Про выборы, украденные жуликами и ворами — из уст Навального и Чириковой. Кто в записи, а кто живьем выступали Леонид Парфенов и Борис Акунин, Артемий Троицкий и Ксения Собчак, Юрий Шевчук и депутат Пономарев. Кого-то, как Владимира Ермолова, толпа не знала и знать, судя по ее реакции, не хотела. Кого-то, как Собчак, Кудрина или Немцова, напротив, знали и от того освистывали. Выступление депутата от «Справедливой России» Ильи Пономарева потонуло в дружном скандировании «Сдай мандат!». Это была честная реакция на поведение тех, кто въехал в новую Думу не на своей популярности, а благодаря непопулярности «Единой России».

Особенно бросалось в глаза, что собравшиеся на проспекте Сахарова не симпатизировали политикам или чиновникам, как бывшим, так и действующим. Не поддерживали они и конкретных оппозиционеров — системных или несистемных. И уж тем более, никто из них не собирался устраивать революций — цветных или черно-белых. У всех здесь были похожи желания — чтобы власть прекратила врать, воровать и мухлевать. Угадать это настрой было совсем несложно. И Навальный его угадал.

— Мы хотим привилегий? — спрашивал он со сцены.

— Нееет! — ревела толпа.

— Мы хотим мигалок?

— Нееет!

— Мы хотим пить нефть?

— Нееет! — надрывалась улица.

— У нас украли наши голоса, и мы пришли сюда сказать — верните то, что наше! — продолжал Навальный.

На этот раз толпа отвечала ему дружным: «Да!». Это единственное, чего хотели те, кто выходил протестовать на Чистые пруды, на Болотную, а теперь и на проспект Сахарова. География московских митингов менялась и еще будет меняться, как и количество их участников, которое от акции к акции только растет. А вот требование митингующих остается неизменным — перевыборы нелегитимной Думы. Это, пожалуй, единственное, что объединяет разношерстную толпу протестующих. Обожаемых лидеров и любимых партий у них нет. Все, что требовалось, чтобы вывести на улицу огромную массу новых беспартийных несогласных  — указать им место встречи. Так в России после 4 декабря появилась новая, пожалуй, самая честная из всех российских партий — партия беспартийных. Кстати, с ее  численностью власть пытается мухлевать так же, как с выборами. Про митинг на проспекте Сахарова было сказано, что протестовавших было до 30 тысяч, хотя на самом деле в два, а то и в три раза больше.

Лагерь бессовестных

Уличные протесты уже кое-что изменили в унылой картинке российской политики. Если о митинге на Чистых прудах все федеральные телеканалы промолчали, то о Болотной — сообщили, хоть и без особых подробностей. Митинг же на проспекте Сахарова и вовсе открыл глаза федеральным каналам. Открыл настолько, что в эфир Первого канала допустили непримиримого оппозиционера Гарри Каспарова и даже позволили ему сказать несколько слов. А в «Вестях» сообщили, что на «сахаровском» митинге были антипутинские лозунги. Невиданный либерализм.

В Белом доме и Кремле, как и на телевидении, возрастающую уличную активность тоже поначалу предпочитали не замечать. Когда интернет гудел от возмущения, обсуждая многочисленные свидетельства наглых фальсификаций в пользу «Единой России», президент Медведев лениво отмахивался, мол, на всех этих видеороликах ничего не разобрать. Перед митингом на Болотной площади он кое-что разглядел и даже поручил Чурову расследовать нарушения. А после Болотной президент заговорил совсем по-другому.

В прощальном послании Федеральному Собранию он вдруг выдал то, чего от него ждали четыре года президентства — пообещал вернуть прямые выборы губернаторов, упростить регистрацию партий и кандидатов в президенты. И это при том, что еще недавно у Медведева было прямо противоположное мнение о губернаторских выборах. «Я против того, чтобы на этом этапе вернуть выборность губернаторов», — говорил президент еще в конце августа. Прошло три с лишним месяца, и он передумал. Поразительная гибкость.

Послание Медведева было начинено обещаниями, как кекс изюмом и из-за этого выглядело не прощальным, а предвыборным. Впрочем, стремительно уходящий в историю президент в любом случае опоздал. Людей интересуют не далекие губернаторские и президентские выборы, а украденные у них парламентские, которые они требуют вернуть здесь и сейчас.

Именно поэтому, можно сказать, что с Дмитрием Медведевым России очень повезло, хотя он не так популярен на последних митингах, как Владимир Путин. Ведь во многом благодаря Медведеву на протесты выходят все больше и больше людей. Его многочисленные заявления о кристальных думских выборах раздражают даже больше сальных путинских шуток про контрацептивы. И раздраженные выходят митинговать.

Лучшего президента, чем Медведев нельзя было пожелать еще и потому, что его самое сильное качество — слабость. Четыре года политологи и журналисты искали признаки раскола в правящем «тандеме». Ждали от Медведева перемен, либерализации, модернизации и борьбы с коррупцией. Он же в ответ писал статьи вроде «Россия, вперед!», говорил, что «свобода лучше, чем несвобода» и, в конце концов, так и не решился побороться за второй срок. Теперь стало ясно, что все, что им не делалось — не делалось к лучшему. Потому что если бы тандем решил, что Медведев может просидеть в Кремле еще один срок, мы бы сейчас вряд ли наблюдали Чистые пруды, Болотную и проспект Сахарова, а сидели по домам и ждали от борца с правовым нигилизмом реформ и благословенной политической оттепели.

Владимир Соловьев
Сноб
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер