В мире

Медведев пообещал демократию через 100 лет

21 марта 2013, 11:52
593
В мире Газета.ru
0
Медведев напомнил западным журналистам о нюансах в истории России и предложил оценивать демократию через 100 лет

Судить о российской демократии пока рано, считает премьер-министр Дмитрий Медведев. Глава правительства, встретившийся с европейскими журналистами, предложил вернуться к этому вопросу через 100 лет. Лишь в случае, если в 2113 году «будут какие-то проблемы», можно будет говорить о том, что «что-то не так происходило все эти годы».

Премьер-министр Дмитрий Медведев встретился в среду вечером с журналистами европейских СМИ. Стенограмма встречи, опубликованная на сайте правительства, свидетельствует, что европейских корреспондентов по большей части волновали вопросы, связанные с ситуацией вокруг Кипра. Этой теме были посвящены шесть вопросов из первых десяти, причем журналисты задавали их подряд – до тех пор, пока глава кабмина сам не предложил им сменить тему разговора: «Может, еще о чем-то поговорим? Или будем только про Кипр?»

Среди тем, которые пришлось комментировать российскому премьеру уже во второй части беседы, было несколько вопросов, не касающихся экономики. Журналисты на встрече с Медведевым активно интересовались перспективами российско-европейского взаимодействия и самыми разными аспектами этой темы.

Одним из таких аспектов стала тема прав человека и демократии. Их «дефицит», напомнил журналист, тесно связан со многими противоречиями в отношениях России и ЕС. Ответ главы кабмина на вопрос о состоянии демократии в России был весьма туманным.

Медведев заявил, что в России не видят «никакого отдельного, специального пути демократии, которая основана на каких-то особых подходах России», и тут же оговорился, что «демократия и конституционный порядок… в каждой стране носят национальный характер».

Нюансы российской политической системы связаны с тем, что страна прожила очень трудный ХХ век, пояснил премьер: «Весь советский период, что там скрывать, у нас не было никакой демократии, а это много лет». И до СССР тоже никакой демократии не было, а был абсолютизм, добавил Медведев. Все это, по его мнению, означает, что Россия в настоящее время только делает свои первые шаги и лишь начинает развивать институты демократии.

«Давайте так: если, например, пройдет 100 лет и будут какие-то проблемы, значит, тогда, наверное, что-то не так происходило эти годы», — внезапно предложил Медведев.

Вместе с тем премьер-министр признал, что в Москве слышат самые разные «упреки» и некоторые из них «абсолютно несправедливы и даже обидны для нашей страны». Впрочем, некоторые замечания, «наверное, частично справедливы», добавил Медведев. «Мы же не идеальны», — сказал он.

Медведев отметил, что он всегда слушал, что ему говорят партнеры по Евросоюзу, поскольку никто в Москве никогда не закрывался от конструктивной критики.

Многое еще предстоит выстроить в российской судебной системе, согласился Медведев. Особенно интересным ему в этом плане кажется изучить «то, как работают судебные структуры в европейских странах».

В интервью западным СМИ Медведев уже не первый раз объясняет проблему в той или иной сфере тяжелым историческим наследием. Так, он сделал в январском интервью влиятельной швейцарской газете Neue Z?rcher Zeitung, говоря о проблемах российской судебной системы. «Когда я занимал пост президента, я много размышлял над тем, почему в 95–97% случаев наши суды выносят обвинительные приговоры. Думаю, это проблема политического и правового сознания. Судьям стыдно оправдать человека и тем самым поставить под сомнение работу, проделанную следственными органами», — заявил тогда российский премьер. Корни этого явления стоит искать в «печальной истории XX века», сказал он.

Сразу после обсуждения проблемы демократии и прав человека Медведеву задали вопрос о том, как он относится к «российскому гражданину Жерару Депардье». Французский актер получил российский паспорт и квартиру в Мордовии в начале 2013 года. Указ о гражданстве, как полагается в таких случаях, подписывал президент Владимир Путин, напомнил Медведев.

«Ну это его (Депардье) решение было. Мне кажется, что оно было, конечно, с одной стороны, эмоциональным, с другой стороны, наверное, продуманным. Он взрослый человек и состоявшийся актер: если он его принял, значит, на то были какие-то резоны, — сказал премьер-министр. — Нет никакого специального политического умысла. Ну обратился известный человек к нам, я думаю, в этой ситуации нам было трудно ему отказать. Я надеюсь, что у него будет насыщенная жизнь в различных местах и территориях России».

Медведев, по сути, разделил тему с гражданством Депардье на два разных вопроса. В плане предоставления российского паспорта все было честно, чего нельзя сказать о решении мордовского губернатора Владимира Волкова, подарившего французскому актеру квартиру.

«Я бы все-таки рекомендовал некоторым нашим губернаторам аккуратнее дарить квартиры, потому что у нас большая очередь на жилье,

люди далеко не всегда могут воспользоваться ипотекой, и когда не самые бедные люди получают в дар квартиру, это, конечно, вызывает социальное напряжение, хотя я понимаю желание сделать приятное известному человеку», — подчеркнул Медведев.

Премьер-министру был задан вопрос о причинах, по которым была отсрочена реализация проектов в сфере европейской модернизации.

«Видите ли вы какую-нибудь возможность выхода из такого тупика?» — спросили у Медведева. Он ответил, что не считает, что партнерство России и ЕС не состоялось. По словам Медведева, российско-европейское сотрудничество в вопросах модернизации идет сразу по трем направлениям: технологическое, социальное и профессиональное. Первое подразумевает взаимодействие в вопросах энергетики, промышленности, связи и космоса. Медведев не стал подробно говорить о социальном направлении работы, пояснив лишь, что он говорит «о крупных гуманитарных проектах».

Отвечая на вопрос корреспондента, премьер-министр сосредоточился на теме профессионального взаимодействия и «межчеловеческих связей». «Здесь тоже в общем и целом я считаю, что у нас есть неплохие достижения: за последние годы большее количество наших студентов и преподавателей стало выезжать, для того чтобы учиться в европейских университетах», — отметил Медведев. Он также добавил, что теперь государство стало выделять гранты на приглашения в Россию для европейских профессоров и ученых.

«Так что мне кажется, что в целом эта идея состоялась, но она, конечно, не идеальна, эта ситуация. В ряде случаев, может быть, и наши партнеры чем-то недовольны, и нам кажется, что нет развития. Но я в любом случае буду стараться и завтра эту тему обсуждать. Мне кажется, что это тот позитив, скажем прямо, который мы наработали за последние несколько лет, от него отказываться нельзя», — заключил Медведев.

Один из вопросов премьер-министру касался процесса переговоров о безвизовом режиме между Россией и Евросоюзом.

Как писали СМИ в начале марта, Германия, выступавшая против облегченного визового режима для российских чиновников, согласилась поменять свою позицию. Вслед за ФРГ свой взгляд на эту проблему может изменить еще несколько европейских государств, после чего будет решена главная проблема на пути к безвизовому режиму. Один из журналистов, присутствовавший на встрече в Горках, поинтересовался мнением Медведева по поводу того, какое влияние на процесс переговоров могут иметь тесные взаимоотношения России и Белоруссии. «Я всегда исходил из того, что здесь такого прямого влияния нет. Потому что, в конце концов, мы ведем разговор с Евросоюзом от имени Российской Федерации, а не от имени Союзного государства. У нас нет на это никакого поручения со стороны белорусских коллег», — ответил Медведев.

Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер