В мире

Майдан и его антиподы

19 июня 2014, 15:41
357
В мире EX-PRESS.BY
0
Уместно ли сравнивать украинскую «Революцию Достоинства» с рождением «Новороссии».

Вот уже полгода я живу в стране, считающейся в мире горячей точкой. Вернее, мое пребывание в Украине длится намного дольше. Однако только в последние шесть месяцев спокойное доселе государство стало ассоциироваться у многих с применением силы и со словом «смерть».

Информационное влияние с разных сторон на мозги тех, кто не являлся и не является очевидцем украинских событий, кажется, окончательно их дезориентировали. В результате от них приходится слышать вопросы, которые внутри Украины может задать разве что совсем некомпетентный человек.

«Скажи, – пишет беларус, – почему расстрел майдановцев – это кошмар и ужас, а когда «мочат» ДНР-овцев, это круто и так им и надо?».

В этом, казалось бы, простом вопросе – непонимание не каких-то деталей, а всей сути последних событий в Украине, незнание элементарного – что представляют собой такие явления как Майдан и Антимайдан. Соответственно, без экскурса в недавнюю историю вопрошающий просто не сможет понять разницы между применением силы в первом и втором случае.

Майдан 2013-2014: что это было?

Для начала давайте определимся с ключевыми терминами. Российская пропаганда нас убеждает, что минувшие ноябрь–февраль – время осуществления в Украине вооруженного государственного переворота с последовавшим приходом к власти «фашистской хунты».

Как очевидец и участник этих событий утверждаю: имела место народная антикриминальная революция.

Мне возразят, дескать, допустим, что в отдельные моменты в происходящем на Майдане принимало участие миллион - два народа, но это же не весь народ. Конечно.

Но как вы предлагаете подсчитать всех сторонников перемен? Кто-то выходил на площади, – Майдан, отмечу, был не только в столице, – а кто-то в это время занимался закупкой еды и лекарств для повстанцев. Многие, опасавшиеся, но неравнодушные, сутками смотрели стримы в интернете, молились в храмах. Плюс вахтовый метод защиты своего пространства.

«Это все западенцы», – скажет кто-то. Мол, по определению, это был бунт только части страны. В ответ предлагаю, как минимум, изучить списки героев Небесной сотни. Тогда и вам станет известно, что погибшие представляли все регионы страны.

Что же касается тех, кто по разным причинам не приветствовал происходящее, то, не знаете, что делали они в это время?

В лучшем случае за деньги (!) несколько раз вышли на митинги в поддержку Виктора Януковича и Партии регионов. Как только речи заканчивались и гонорар выплачивался (если, конечно, не «кидали»), «другой народ» разъезжался по домам. Это в то время, когда привычный им мир мог в любой момент разрушиться. (Как и произошло в итоге). Тогда невозможно было представить, что оппоненты Майдана способны даже за большие деньги идти под пули.

Был ли Майдан «государственным переворотом», то есть «сменой власти в государстве, осуществляемой обязательно с нарушением действующих на данный момент конституционных и правовых норм, обычно с применением силы для захвата центров управления государством и осуществлением физической изоляции действующих его руководителей»?

Если не обращать внимания на реальную ситуации в Украине, формальное сходство с методами Майдана в этом определении можно найти. Но против чего же восстал народ в Украине в ноябре 2013-го?

Будучи избранным президентом на демократических выборах 2010 года, Виктор Янукович, в нарушение всех законных процедур, посредством незаконно назначенных им глав Конституционного суда, парламента, Министерства юстиции отменил действие Конституции 2004 года, обретя полномочия, на которые его никто не выбирал. То есть сделал то, что у правоведов называется узурпацией власти. Не нужно быть большим специалистом в юриспруденции, чтобы сравнив Основные законы 1996-го и 2004-го, понять, что речь шла о принципиально ином государственном устройстве страны. То есть, переворот совершил именно президент Янукович и его команда. А Майдан, отменив их «завоевания», в этом смысле как раз восстановил законность. В государстве нынче действует именно отмененная Виктором Федоровичем Конституция, согласно которой Украина – парламентско-президентское государство. То есть, такое, при котором, избранный 25 мая президент вынужден сотрудничать с парламентом, а не так, как было прежде: скупленное большинство в Верховной Раде просто подмахивало любой закон, спущенный из администрации президента.

А тем, кто повторяет бездумно тезис о легитимности Януковича и последовавшем правлении в стране некой «хунты», пусть заглянет в Трудовой кодекс: что происходит с наемным работником (каковым по сути является президент), если он долгое время не появляется на рабочем месте. Янукович бежал из страны. После этого Верховная Рада, законно избранный в 2012 году высший законодательный орган, чья легитимность никем никогда не оспаривалась, избрал временно (до президентских выборов) исполняющих обязанности руководителей всех министерств и ведомств. Как Верховная Рада, состав которой после Майдана остался прежним, вдруг превратилась в «фашистскую хунту», ума не приложу…

Чем Майдан отличается от «Новороссии»?

Вопрос о методах и последствиях упомянутого возвращения к законности, конечно, весьма щепетильный. Да, протестующие захватили административные здания в центре города, установили палаточный лагерь, были бои с органами правопорядка. Но у народа, если помните, есть право на восстание, когда у него украдена возможность менять власть посредством выборов. Никакой иллюзии о том, что подконтрольные власти ЦИК и суды покажут в 2015-м действительный результат голосований ни у кого в Украине к тому моменту уже не было.

То есть, вроде бы все тоже, с чего несколькими месяцами позже начались события на востоке страны, и что позволяет наблюдателям проводить параллели между Майданом и «Новороссией».

Однако, если судить не только по телевизионным картинкам, но и помнить в частности о хронологии революции, сравнения эти, если и уместны, то работают явно не в пользу сепаратистов Донбасса.

Во-первых, повторимся, в Киеве были захвачены лишь несколько помещений на очень небольшом клочке земли, а в других городах, за несколькими исключениями, протест не затронул админздания. Нынешние «вояки» осуществили захваты целого ряда строений в нескольких городах и селах целых регионов - Донецкой и  Луганской областей. Пытались они дестабилизировать ситуацию и в Одессе, Днепропетровске и Харькове. Причем, если осенью захватывали киевскую мэрию, дом профсоюзов и выставочный центр, то сепаратисты «отоварились» не только в горадминистрациях, но и в помещениях местных отделений МВД и СБУ.

То есть майдановцы, в отличие от их антиподов, не ставили под угрозу саму систему жизнеобеспечения тех мест, где они находились. Их баррикады блокировали не окружные дороги как у деятелей «Новороссии», а только, собственно, места протеста.

Во-вторых, изначально и в течение более двух месяцев протест на Майдане носил почти исключительно мирный характер. Повторюсь, никакого травматического, а тем более огнестрельного оружия у майдановцев вплоть до событий 18-20 февраля не было. После жестокого избиения спецподразделением «Беркут» группы протестующей на Майдане молодежи некоторые активисты действительно взяли в руки биты и одели сперва строительные, а затем и железные каски, научились делать коктейли Молотова. Однако, существенная деталь, первую кровь пролили не они. С 22-го, когда начались выступления, по 30-е ноября, когда произошел первый разгон, о вооружении не было и речи.

Более того, когда несколько десятков повстанцев, возмущенных брутальностью поведения власти, 1 декабря предприняли попытку штурма администрации президента, их же товарищи обвинили их в осуществлении провокации. Однако даже сила, примененная спецподразделением в ответ на штурм, была настолько несоразмерна действиям штурмовавших, что стало совсем очевидно: на подавление протеста будет кинута вся мощь государства без какого-то бы ни было проявления гуманизма. Собственно, так все и произошло. Массовые аресты, точечный отлов с избиениями и убийствами активистов, завоз в город толп проплаченных провокаторов–«титушек», целью которых было палить машины, устраивать погромы для дискредитации протестного движения и создания соответствующего общественного мнения. Дабы потом объявить в Киеве чрезвычайное положение с последующим подавлением «террористов».

Вести о первых убитых повстанцах пришли 22 января, но лишь в середине февраля, когда находившихся на Майдане и его окрестностях стали тупо расстреливать с крыш и с земли, в рядах протестующих можно было заметить оружие. Впрочем, 99% этих парней, шедших на вооруженного врага, так и оставались с дубинками и щитами. А за их спинами прятались от атакующего спецназа, теснясь ближе к сцене, женщины, пенсионеры и прочие мирные жители.

Что же мы видим нынче на востоке?

Рождение так называемых «ДНР» и «ЛНР», собственно, и началось с захвата оружия и появления на это части Украины вооруженных «зеленых человечков» с нехарактерным для местного населения говором, руководящими местными жителями, незначительная часть из которых пожелали поиграть в войну. Впрочем, как заявит спустя два месяца противостояния российский диверсант Игорь Стрелков (Гиркин), назвавший себя министром обороны «ДНР», активность местных крайне мала, воевать мало кто хочет. Методы «восточных повстанцев» – захват заложников, убийства проукраинских активистов, уничтожение национальной символики, вывешивание триколоров, призывы к стране-агрессору (уже к тому моменту аннексировавшей Крым) ввести войска. Позднее – грабежи, погромы, «национализация» «по законам военного времени» квартир людей, покинувших города.

На Майдане люди каждый час, даже под пулями, пели свой национальный гимн, украинский флаг являлся своеобразным оберегом. Восставшим в голову не приходило звать любых «миротворцев» в военной форме, они считали, что несут благо всей стране, не деля никого по национальности, вероисповеданию.

Во главе сепаратистов, примечательно, преимущественно граждане Российской Федерации. Их, как и других руководителей этих виртуальных государственных образований, никто никогда и никуда не выбирал. Не считать же выборами ситуацию, когда на площадь, где находится несколько сотен человек, приходит никому до селе неизвестный человек и говорит «я ваш мэр», а собравшиеся поднимают руки. Сравните это с ситуацией, когда на Вече в Киеве лидеры фракций законно избранного парламента отчитываются перед сотнями тысяч своих сограждан.

А может вы знаете какие-нибудь случаи устроенных майдановцами погромов, торговли заложниками или пыток инакомыслящих? В Славянске депутату местного горсовета вспороли живот только за то, что он пытался вернуть государственный флаг на фасад админздания. А в Киеве незадолго до этого казак, которого «беркутовцы» на лютом морозе раздевали до гола, отказался от судебного преследования своих мучителей: видите ли, у них же тоже есть дети…

Нам рассказывают сказки о «карательной операции», которую проводит Киев в отношении «жителей Юго-Востока», в результате которой, дескать, массово гибнет мирное население. Но при этом данный домыслы почему-то иллюстрируются преимущественно кадрами с других войн. «Применяют запрещенные во всем мире фосфорные бомбы» – и картинки мучений детей Ирака. «Обстреливают город из установок «Град»» – и стрельба из орудий войсками РФ по Цхинвалу. А вот и настоящий Луганск на кадрах. «Героические» боевики почему-то предпочитают воевать не в чистом поле, а сидя на крыше жилого дома. Или во дворах. Или вести огонь из школ, детских садиков. В полном соответствии с инструкцией Владимира Путина, утверждавшего, что в Крыму вооруженные люди будут стоять за женщинами и детьми: «Не впереди, а сзади».

Отметим, что, если бы украинским военным было бы наплевать на жизни, пусть и ненавидящих их, зомбированных пропагандой, но безоружных жителей, Славянск, Краматорск, Донецк, Луганск за прошедшие месяцы проведения антитеррористической операции уже бы напоминали Грозный 1999 года. Но нет, террористы продолжают брать заложников, прикрываться штатскими, а такое поведение имеет смысл только в стране, где человеческая жизнь имеет значение для власти.

Вот снова из Киева объявлено временное прекращение огня. Мол, чтобы все желающие могли сложить оружие, а в страну вернулся мир. Ошибка. Поскольку, вероятно, даже новая власть, пришедшая в результате народной революции, не до конца осознала самую главную разницу между Майданом и Антимайданом. Каким бы ни был первый, но, при моральной поддержке цивилизованного мира, он нес надежду на новую жизнь. Второй же, вдохновляемый и обеспечивающийся из соседней страны, принес войну и ежедневные смерти.

Какие уж тут параллели.

Вадим Довнар
Обсудить в чате
Темы: украина
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер