В мире

Невзоров: Если начальство, проходя мимо, не выбило зуб сапогом, возникает чувство собственной ненужности и даже вины

"На этой неделюшке произошло очередное вдавливание и очень успешное раба".

22 марта 2020, 06:07
1479
В мире Эхо Москвы
0

Публицист Александр Невзоров и журналистка Ольга Журавлева в эфире Эха Москвы обсудили последние события в общественно-политической жизни России.

А.Невзоров― Сегодняшний эфир начинается под аккомпанемент абсолютно отчетливого треска... И понятно, что это сгорают на костре великой державности сбережения, накопления, надежды.

Мне вот интересно, будет в истории этой несчастной страны хоть один правитель, который в новогоднюю ночь выйдет перед Кремлем и не будет разводить пафосные болтанки про то, что он устал? Будет ли хоть один человек, который скажет: «Вы знаете, у меня ни хрена не вышло. Вот то, куда я вас так долго вел, туда идти не надо, там жопа, ребята»? Будет хоть кто-то, у кого хватит дерзости и ума сказать эти слова или все-таки эта страна проклята и обречена?

...Короче, Оленька, это всё лирика. Я бы хотел поговорить о сексологии сегодня для начала.

О.Журавлева― Так вы еще и сексолог.

А.Невзоров― Нет, я не сексолог. Как раз я хотел обратиться к вам по этим вопросам. Но это не очень деликатно на эту тему затевать разговор с дамой. Поэтому я задам такой абстрактный вопрос: вот чем русские фрикции отличаются от всех других фрикций? Все, так или иначе, в курсе международного стандарта. А вот русские фрикции совершенно иные. Они заключаются в следующем: сначала выдавливаешь из себя раба, потом вдавливаешь его обратно, потом выдавливаешь раба – вдавливаешь обратно, и так примерно 300 лет. С разным ритмом, но вот эта последовательность – вдавливаешь, выдавливаешь, она обязательно поддерживается.

И в общем. Россия в последнее время, которое мы могли ее наблюдать, она фрикционировала именно в таком режиме, но в последнее время она надежно сбилась с ритма, поскольку в основном происходит вдавливание раба. И это уже как бы не фрикция, это судороги. Они чем-то похожи, но, как известно, различаются тем, что одни сопровождают зачатие, а вторые сопровождают агонию.

И вот на этой неделюшке произошло очередное вдавливание и очень успешное раба. Как следует, вдавил раба Конституционный суд. Вот он вдавил, так уж вдавил. Причем в отличие от частных лиц и даже от самых влиятельных организаций, вдавливательные возможности которых несколько ограничены, Конституционный суд может комплексно и масштабно вдавить раба, что называется, всей стране.

И, действительно, как я и напророчил в прошлом «Эхе», судьи нарядились в ушки и сплясались танец послушных зайчиков Путина. Сплясали грустно, сплясали без огонька. Физиономии у них всех были перевернутые, так как сами они отлично знают, что натворили, и им как минимум друг перед другом, конечно, неудобно. Их не стоит осуждать.

О.Журавлева― Вы думаете, неудобно?

А.Невзоров― Ну, конечно. А куда им, собственно говоря, деваться? Вот в случае отторжения высочайших инициатив, им пришлось бы куда-нибудь на Мурманскую трассу в полном составе вместе с печальным Зорькиным идти класть асфальт. А класть асфальт им категорически неохота. И это, в общем, тоже хорошо. Потому что они приняли правильный выбор. На одной чаше весов была неприкосновенность, госжилье, гособеспечение, всевозможные плюшки этого типа, а на другой – необходимость укладки асфальта.

И они сделали довольно правильный выбор, потому что Конституция имеет к жизни гораздо меньше отношения, чем качество асфальтового покрытия где-нибудь на трассе. Представьте, что они могли бы там всем составом Конституционного суда натворить вместе с бригадой таджиков. А потом бы нам пришлось по всему этому ездить. И пусть лучше они извращаются в своем сегодняшнем качестве и никогда не экспериментируют с дорожным покрытием.

О.Журавлева― Мне кажется, хуже уже не будет. Прекрасно бы они и на дорогах поработали. Никто бы не заметил разницы, Александр Глебович.

А.Невзоров― Понятно. Так или иначе, последний барьер на пути к абсолютизму и узаконенной деспотии взят. Дело в шляпе. Голосовательный цирк 22 апреля тоже, разумеется, уже предрешен. И это прекрасно тоже, потому что мне давно хотелось поизучать абсолютизм, который ни в чем себя не ограничивает, бесстыжий абсолютизм, уверенный в своей абсолютной вечности.

Правда, вот я всегда думаю, что В.В всегда немножко не хватает, что называется. жизненного опыта, потому что он видел все – он не видел, как предают президента. И в какой-то момент его предадут все, и аукнется всё.

О.Журавлева― Мне кажется, простите, было в мире столько историй смерти тиранов позорных, ужасных. Он всё это видел.

А.Невзоров― Это в мире. И это в некотором пересчете с языка историков или так называемых очевидцев. Это надо всегда видеть лично, глазками. Понятно, что всем будет в высшей степени плохо и усилится деградация, насилие, разруха. Но зато у меня будет бесценный объект для изучения.

Вообще, русские любят, когда им плохо, и это лишний раз получило подтверждение в том одобрении, которое заслужил президентский тезис о том, что президент в России может быть только сильным, и судьба России без сильной президентской власти очень жалка и печальна. Этот страх давным-давно посеян – оказаться без сильной власти, без сильного начальника.

И все эти тенденции и мечты, так или иначе, выращивала и несла сквозь время русская культура. И даже эти ее обломки этим чинопочитанием и страхом лишиться начальника фонят как чернобыльский бетон. Именно она (а больше было просто некому) воспитала этот страх лишиться господина. И эта русская особенность, ее сейчас очень хорошо видно. Если начальство, проходя мимо, не выбило зуб сапогом, возникает даже чувство собственной ненужности и даже вины.

О.Журавлева― Отсюда было к Ельцину такое неприятие? Недостаточно выбивал сапогом, недостаточно сильно?

А.Невзоров― Да, недостаточно. Все-таки он был не то что фанатиком свободы. Его быстро перестала интересовать его государственная деятельность. Как вы знаете, у него были другие, более увлекательные мероприятия и занятия. И он, в общем, всё пустил на самотек. А его фавориты не всегда успевали унижать то количество людей, которое позволяет народу чувствовать себя комфортно и в должной степени униженно.

Помните, когда северяне освобождали первых рабов после гражданской войны в Америке, снимали с них все атрибуты рабства, то вечером к помещику северянину выстраивалась робкая цепочка этих бывших рабов, которые говорили, что они не могут уснуть без ошейника и просили хотя бы на ночь выдавать им ошейники.

О.Журавлева― Ну, Александр Глебович, у нас после отмены крепостного права тоже не все крестьяне радостно побежали жить своей жизнью, а многие тоже жалели…

А.Невзоров― У нас и не сняли ошейники, совершенно верно.

О.Журавлева― В чате спрашивают: «Мы еще долго будем из себя выдавливать Путина после самого его ухода». Как вы думаете, Путина долго придется выдавливать?

А.Невзоров― Не знаю. Я просто хотел прокомментировать то, что на этой недели этот самый Путин, которого надо будет выдавливать, он вдруг продемонстрировал поразительное благодушие к оппозиции как к системной, так и не к системной. После всего, что было сказано и сделано ранее, это благодушие сегодняшнее вроде бы не имеет какого-то объяснения.

...Откуда это доброжелательность, откуда эта снисходительность? Я думаю, что мы легко можем поиграть в нашу старую игру. Если мы к путинскому благодушию подберем парную новость, которая всё объяснит.

Могу вам сказать, что снисходительность Путина к оппозиции прекрасно перекликается с новостью о том, как карантинированные итальянцы поют у себя на балконах, а они поют. И вот какая связь между этими сюжетами? Прямейшая. Дело в том, что Путин к оппозиции относится точно так же, как коронавирус относится к этим итальянским песенкам из карантина и даже спокойнее, потому что Владимиру Владимировичу не грозит изобретение вакцины, особенно, когда Конституционный суд запретил всяческие попытки ее изготовления и работу в этом направлении.

Так что в ближайшие 12 лет корона точно не слетит. И рыданиям, и проклятиям всяких вольнодумцев можно, в общем, снисходительно похлопать. И это не путинский демонизм. Ему просто сказочно повезло, что в России все настолько продажны, что никто, действительно, не представляет опасности.

...Мы видим, что даже самые умные и сильные, они не способны объединиться во сколько бы то ни было убедительную, даже минимальную силу. Энтузиасты есть, но они в статусе городских сумасшедших.

А вот все, от кого могли зависеть подвижки реальных настроения – пираты медийного моря, настоящие журналисты, экономисты, – вот они способны генерировать только презрение и рознь друг к другу.

И Путин знает, что ему бояться абсолютно некого, потому что каждый за себя и каждый не способен даже не единение даже с подобными ему. И каждый новый день добавляет понимания, что даже самые лютые внешние угрозы, самые страшные внешние и внутренние беды никого не могут сплотить.

Правда, вот сейчас с появлением коронавируса начался вроде бы неподдельный интерес людей друг к другу, в основном людей разных убеждений, полярных убеждений. Но тут не стоит обманываться, потому что в основе этого внимания всего лишь нежелание упустить момент, когда оппонент зайдется в сухом кашле со всеми втекающими и вытекающими из этого подробностями. Это такое ожидание, кого вирус завалит первым.

...А главной бумагой в России вновь стала туалетная.

О.Журавлева― И не только в России.

А.Невзоров― Да, это транснациональное помешательство. И я думаю, что сейчас бы не прокатило чудо о хлебах и рыбах – о пяти хлебах и двух рыбах. Это уже не сработало бы. Вот пророк, который сумел бы дать возможность толпе в 20 тысяч человек подтереться двумя рулонами, он бы потеснил любых богов, потому что приоритеты изменились. Чего там происходит на Западе, я не очень понимаю. Но вот Россию можно понять, потому что в мозгах соотечественников щелкает этот капкан советской памяти, когда в ответ на любую непонятную ситуацию надо покупать туалетную бумагу. Это же было огромной ценностью. Ее оставляли в наследство, вписывали в завещание, хранили в сейфах, крали, отнимали, проигрывали в преферанс. Из нее формировали клады когда-то – из рулонов туалетной бумаги. И всё это объяснимо, потому что народ-богоносец с этими достижениями цивилизации познакомился примерно на 100 лет позже, чем весь остальной мир.

Первый рулон, Оленька, он был изготовлен в Англии примерно где-то в 1880-х годах. А в России начало производства подтирочного материала датируется 1969 годом. Это Сясьстройский комбинат. И вот поначалу этот секретный продукт, который делался в особом цеху, он предназначался только для сортиров ЦК и ни для каких других,

А вот объектом вожделения километровых очередей народных он стал значительно позже и очень долго служил в совке предметом истинного аристократизма, красивой жизни, и фанатики даже хранили использованное. И вот, говоря о сочетании использованной бумаги и подлинного аристократизма, невозможно не вспомнить о Суркове, конечно же.

О.Журавлева― Я люблю эти ваши чудесные связки.

А.Невзоров― Ну, понимаете, он сам прекрасно напомнил о себе, засветившись в сходке ветеранов Донбасса – так называют себя уголовники и устроители бойни на Украине. Это была печальная картина, потому что Слава, конечно, быстро растворился в этой малине из этих фантастических гибридных тварей. Ну, потому что гибридные войны и порождают всяких гибридных и фантастических тварей.

Понятно, что автором этой уголовной модели, конечно, был сам Слава, сам Сурков, хотя намерения поначалу у него были самые романтические. Но теперь он заявил, что только здесь его место. Это, кстати, очень интересно, потому что очень редко авторы уходят в свои собственные романы, вот прощаются с миром и становятся одним из персонажей.

О.Журавлева― Это какое-то донкихотство. Человек начитался романов, превратился в рыцаря.

А.Невзоров― Да, да, совершенно верно. Он всем помахал ручкой. Направился в эту свою кровавую фантазию. Я, вообще, плохо себе представляю Суркова, который отжимает у шахтерской вдовы ковер и палку колбасы. Но полагаю, что момент, когда ему придется это сделать, рано или поздно наступит. Потому что скоро это золотое шитье кремлевского мундира окончательно поблекнет, и ему своим же собственным персонажам придется делом доказывать, что он один из них.

А Слава, как и все поэта, кремлевские особенно, он романтизирует уголовников и думает, что он вечно для них будет чем-то вроде отца-покровителя, ему вечно будут кланяться. Ни фига. Уголовники очень наблюдательные, они сразу определяют, у кого пистолет заряжен, а кто копает. И я думаю, что Слава будет копать. И вот это желание работать белой вороной в тире – это очень опасно, потому что первая же скучающая пуля достается ей.

Но ему было страшно интересно устроить вот это кровавый бенс с движением народных масс, с геополитикой…

О.Журавлева― Слушайте, если бы у вас была такая возможность, я думаю, вы бы тоже заинтересовались.

А.Невзоров― У меня была такая возможность неоднократно. У меня была возможность изучить, что получается и взвесить, скажем так, личную выгоду. Личная выгода невелика.

О.Журавлева― То есть Сурков более романтик, чем вы?

А.Невзоров― Да. А беды очень много.

Вот пришел один вопрос. Я отвечу. Человек женится и прислал мне вопрос. У него такая, консервативная семья невесты. И он спрашивает, можно ли и нужно ли соблюдать русские свадебные традиции. Я на это могу только сказать, что это не просто русские свадебные традиции. Это конкретно свадебная традиция тех людей, которые были чьей-то собственностью – непосредственно крестьян. Вот эти все караваи, все эти пробы невест, все смотрины – вся эта фигня. Это просто навязывание того простонародного лекала поведения, потому что понятно, что тогдашнее дворянство брезговало всеми этими традициями и правилами. Это смотря к кому человек себя причисляет, на кого хочет быть похожим. Тогда можно следовать этим традициям или нет.

И еще один любопытный вопрос. Оля, я позащищаю Терешкову.

Потому что травля бедной Терешковой лютая. Действительно, ее полет в космос был не слишком удачным, он был анекдотичным. Приобрела она всесоюзную славу благодаря известной частушке, которую я цитировал, а не благодаря полету. Но зачем это вспоминать? Потому что мы видим жертву политической эксгумации. И не каждая эксгумация бывает деликатной, и не каждая эксгумация бывает удачной.

Её травит и просвещенная публика. Но защищает, например, Рогозин. Это прекрасно, что он защищает. Главное, чтобы он не запускал Терешкову в космос на аппаратах Роскосмоса, потому что тогда следующее обнуление придется доверить уже Малюте Скуратову.

00

Притом, что она, конечно, ни фига не космонавт, она была потрясающей общественницей. Мало кто помнит, но вот речь депутата Николаевой-Терешковой: «Лично вам, дорогой Леонид Ильич, за постоянную заботу о труженицах нашей страны Вашу забота о советских женщинах нашла яркое выражение в проекте новой Конституции». И, понимаете, таких виртуозов, которые действительно могли любому режиму сказать нужные слова и с нужной интонацией еще поискать. Теперь таких не делают.

И посмотрите, каким тестером она является, какой лакмусовой бумажкой. Благодаря Терешковой поняли, что путинизм, он дозрел до того состояния зрелой, чистой почти брежневщины, потому что Терешкова вновь становится уместна, вновь становится востребована.

...Давайте все-таки сейчас вернемся к вирусу... Есть одна организация, с которой очень трудно конкурировать в деле разнесения заразы и функция, с которой она справлялась на протяжении многих веков, она всегда выполнялась блистательно. Церковь была всегда виртуозна в распространении заразы. Мы помним, сколь многим ей обязана чума, холера. Вот эти массовые шествия, флагелланты, коллективные бешенные моленья и мессы, которые позволяли заразиться всем, кого даже обошла бубонная чума.

Единственное, кстати, с чем церковь умела работать, это она более-менее работала с лепрами. И она объявила еще, по-моему, на одном из соборов прокаженных практически не людьми. Действительно, с них снималось даже таинство крещения.

Мы понимаем, что практически все обряды церкви являются лучшим, самым надежным способом передачи патогенов от человека к человеку. И вот церковникам чего-то в Питере, по-моему, показалось, что вирус медлит, нет у него еще возможности развернуться. И в Казанском соборе, который на самом деле является бывшим и, я надеюсь, будущим музеем атеизма, там было организованное массовое целование кусков чьего-то сушеного трупа…

О.Журавлева― Ну ладно, они под стеклом. Чего вы нагнетаете?

А.Невзоров― Подождите. Человек приходит. Вы будете целовать кусок сушеного трупа, на который положен кусок стекла, Оля?

О.Журавлева― Я даже картины не целую

А.Невзоров― Совершенно верно. И раскрашенные доски, вероятно, тоже. И вот, тем не менее, хотя все было так очевидно, немедленно нашлись любители в любом количестве слизать эти вирионы с икон, лампадок, с поповских рук и соприкоснуться с вирусом поплотнее. Они заняли очередь. А это бедному вирусу, конечно, поможет размножиться в Петербурге. Мы, по крайней мере, будем знать, кто зачинщик. Потому что есть уже два примера. Один в Радомышле, где удалось заразить через причастие. И второе заражение где-то в церкви пятидесятников в Америке.

Я всем уже напоминал, что причастие – это смесь теплого вина, раскисшей булки и слюней предыдущих клиентов этого обряда. А верующие поедают эту смесь из одной посуды, одной и той же ложкой. Они уверены в том, что они едят человеческое мясо, пьют кровь, что это уши, нос, ягодицы, руки раввина, убитого 2000 лет назад, его кровь. Но это не важно. Важно то, что этот бизнес разворачивается очень широко.

И в Питере Смольный, конечно, от этой наглости на фоне объявленного карантина, от этого разгула он, конечно, абсолютно офигел. Но вмешиваться он не решился, потому что давно понятно, что РПЦ поднято над законом.

О.Журавлева― Слушайте, а они разве не вместе работали все эти крестные ходы…

А.Невзоров― Нет, они вместе работали. Просто попы не имеют обыкновения делиться. Поэтому друзей у них настоящих нет. Но как складывалась ситуация понятно из того, что местный депутат Государственной думы от «Единой России», сын артиста Депарковкина, который иллюстрирует, как умеет отдыхать природа на детях, когда даже отдыхать особенно не от чего. Вот он изумительно не обратил внимания на разгул антисанитарии в бывшем музее атеизма, и тут же накропал донос на какого-то тихого французского художника, который 12 человек собрал в кафе, чтобы рассказать им об импрессионизме. Жан-Марк Жаньячик. Я не знаю, кто это такой, я просто вам называю.

Затем стали задумываться, что делать с этим. Долго думали, кто пойдет к попам вручать черную метку, чтобы они этот беспредел с облизыванием прекратили.

О.Журавлева― Спичку тянули, всё как положено.

А.Невзоров― Да. И выбрали, конечно, поскольку в Смольном умеют тянуть спички… Там недавно образовался новый, довольно наивный, очень, кстати говоря, симпатичный и неглупый Эргашев, вице-губернатор. Ему-то как раз и поручили нести эту черную метку. Он набрал воздуха побольше, набрался храбрости и произнес страшные еретические слова, что у нас, вообще-то, светское государство и обратился к православным с просьбой не облизывать иконы и кресты на время карантина.

Попы отреагировали очень злобно и очень нервно и бизнес не стали сворачивать. Поэтому это же бешенная идет параллельно торговля свечками и образками. И вот они продолжали распинать нормы карантинной санитарии. Распяли ее окончательно. Сообщили, что бизнес вообще сворачивать не собираются. Но тут в этот момент последовал зверский окрик из Кремля. Надо сказать, здесь попы стазу свернулись, изменили полностью евхаристический канон. И всем сообщили, что даже процент причастного вина в чашах будет существенно увеличен, что обеспечит антисептические средства. Ну, вы, вообще, знаете, как потиры в церквях подразделяются?

О.Журавлева― Нет.

А.Невзоров― Вот с утра дьякон обходит и грустно заспанный спрашивает у попа: «Готовим литровку или поллитра?» Потому что потиры тоже на пол-литра, литровые потиры. Обычно в небольших церквях это делается священные пол-литра. Но надо сказать, что все эти заявления про то, что большие антисептические возможности – надо понимать, что самые крепкие варианты кагора – это все равно ничтожная крепость, это не является антисептиком. Всё церковники вешают лапшу на уши нам и Кремлю. Более того, это сообщение про то, что увеличение количества вина в чаше каким-то образом антисептирует – это вообще на полных дураков, которые вообще не понимают, что такое евхаристический обряд христиан.

А я вам могу сказать, что дело в том, что даже при той небольшой крепости, которая есть в этом напитке – десертном кагоре с булкой раскисшей – это в обязательном порядке должно быть разведено так называемой теплотой, то есть теплым вином. У этого есть догматические и канонические обоснования, обозначающие присутствие жизни или присутствие благодати. И вот где это разбавляется на треть, где наполовину…

О.Журавлева― Водой.

А.Невзоров― Да, естественно, теплой водой. И вот эти хилые градусы, они, в общем, снижаются.

О.Журавлева― Прошу прощения, я где-то слышала, что не менее 70% спирта должно быть содержание в антисептической жидкости.

А.Невзоров― Да, конечно, иначе она не является антисептической. Потому что, вообще, вирионы, честно говоря, они чувствуют себя идеально даже в слабых, конечно, кислотных среда. Они миллионы лет тренировались выживать всюду и везде.

И, конечно, таким же цирком является попытка обтирать…

О.Журавлева― Да, обтирание лжицы – я вот прочитала где-то.

А.Невзоров― Одним и тем же платом…

О.Журавлева― …Смоченным в чем-то.

А.Невзоров― И вот пришел вопрос. Помните, он приходил в прошлый раз. Сейчас есть хороший повод на него ответить. Просто мне пишет… меня всегда трогает, когда мне пишут верующие. Он после причастия спрашивает, на какой день не будет грехом идти в туалет по большому. Сам он уже воздерживается третий день. Очень страдает. Вот я не могу здесь ничего сказать, потому что догматически мясо бога является сверхъестественным продуктом, на который не распространяются законы физики и химии. Оно обладает какими-то магическими свойствами, какими, никем не говорится.

Но вот судьба божьего мяса, попавшего в желудочно-кишечный тракт человека, она всегда очень волновала христиан. И всегда интересовало, то ли эта сверхъестественная субстанция сохраняет свою волшебность в любых условиях, то ли она подчиняется банальным законам пищеварения. И вопрос был настолько важным, что в X веке образовалась секта стеркоранистов. Это были люди, которые исследовали этот процесс. Они брали трупы, приговоренных преступников, причащенных перед смертью и изучали содержимое, во что превращается…

О.Журавлева― Копрофаги, в общем.

А.Невзоров― Можно, в принципе, немножко есть, можно почитать в чудесном богословском труде Поля-Анри Гольбаха «Карманное богословие».

Оля, у нас есть чудесная в Питере история. Тут возбуждено уголовное дело против эзотериков. И это является опять-таки чудесной парной новостью для нашего разговора о России и нефти, России и рубле, о России и коронавирусе. Дело в том, что в Петербурге мощная компания жулика Тихомировой продавала по 20 тысяч евро магические защитные купола.

О.Журавлева― На голову?

А.Невзоров― Нет. Этот купол укреплял не только здоровье, защищал коммерческие организации. И вот по 5 эпизодам этого мошенничества возбуждены уголовные дела. Даму, которая все это организовала, вычислили и поймали.

А вот мне интересно, кого именно и с каким скрипом и грохотом поймают за установку этих магических куполов над Россией, которые обошлись гораздо дороже, чем 20 тысяч евро.

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
«Александр Григорьевич, вы не мой президент»: начинается новый флешмоб
Общество
Лукашенко об экономике и коронавирусе: «Нам нужна валюта, чтобы жить»
Общество
От вызванных коронавирусом осложнений умер викарий Новогрудской епархии
Политика
Венедиктов: Путин расстроится, если Лукашенко не приедет 24 июня на парад в Москву
В мире
Шаткий сговор. Почему ОПЕК не сможет долго удерживать высокие цены на нефть
Технологии
Россию подвинули в космосе. Что изменил запуск Crew Dragon
Политика
Бабарико: люди, нанятые белорусским народом, чтобы управлять страной, отзываются об этой стране невероятно уничижительно
Спорт
Резервисты БАТЭ и жодинского «Торпедо» уступили в гостевых матчах чемпионата дублирующих составов
Спорт
Жодинское «Торпедо» в компенсированное время упустило победу в Слуцке и другие результаты
Новости Борисова
Дефицит санитарок в борисовской больнице №2 ликвидировали в течение недели
ВСЕ НОВОСТИ
Loading...